Платить или не платить? Новые жертвы благотворительности

Министерство по налогам и сборам применило санкции к еще одной неправительственной организации, работавшей в рамках международной технической помощи по программе TACIS. На этот раз в поле зрения налоговиков попало Общественное объединение «Центр социальных инноваций». На вопросы «Белорусского партизана» отвечает руководитель центра Татьяна Пошивалова.

- Татьяна, расскажите, пожалуйста, чем занимается ваш центр?


- В основном мы занимались обучающей тренинговой деятельностью, направленной на предотвращение безработицы. У нас больше частью были тренинги для безработной молодежи, для инвалидов, ищущих работу. Мы не занимались трудоустройством и занимались подготовкой к трудоустройству.


- По какому конкретно проекту к вам возникли претензии МНС, в чем этот проект заключался?


- Налоговая инспекция предъявила претензии по проекту «Учимся гражданству: как достичь успеха», финансируемого в рамках программы TACIS в 2003 году. Это вот наше такое направление – образование взрослых. Этот проект в основном был посвящен методике оценки различных образовательных программ, оценки их эффективности. Проект был нацелен на работу с педагогами и с теми, кто проводит различного рода образовательные мероприятия. Для нас было не важно государственные это мероприятия или нет. Именно оценке образовательных программ, не формального образования, которое дается в учебных заведениях, а того, что относится к сфере исполнительного неформального образования. Мы проводили обучение, как использовать различные модели оценки образовательных программ.


- Для примера, какие оценки использовались?


- Сначала был вопрос, что, собственно оценивать, что вообще можно оценить в неформальном образовании. Если это образование формальное, которое дается в учебных заведениях, то есть диплом, где дается оценка. В неформальном образовании такого нет. Например, если курс посвящен подготовки к рынку труда, то оценкой может служить то, сколько людей после курса трудоустроилось. А если это курс по экологии, тогда возникает вопрос, по каким критериям проводим оценку. Каждый решал это для себя. Аналогично и по гендерным каким-то программам. По сути это было различного рода обсуждение с педагогами различных моделей оценки и выбор для себя оптимальной.


- Чем это конкретно помогало?


- Сами по себе специалисты в своей повседневной практике в той текучке. В которой они работаю, не имеют возможности этим заниматься. У них нет на это времени. Проект дал им возможность остановиться и спокойно доработать свои образовательные материалы, модели оценки, попробовать другой вариант, обсудить результат. Фактически он способствовал повышению квалификации специалистов, проводящих образовательные программы.


- Люди, проходившие ваш курс, положительно оценивали его?


- Конечно. Все остались очень довольны, мы выпустили по итогам книжку, в которой в том числе были изложены отзывы тех людей, которые принимали участие в проекте.


- С какими педагогами вы сотрудничали по этому проекту?


- В основном это был проект, рассчитанный на педагогов, работающих в третьем секторе. Но, как правило, все люди работали в государственных структурах и параллельно еще работают в третьем секторе. Первоначально, когда проект задумывался, предполагалось, что в нем примут участие и представители бизнеса, но для них это оказалось не так актуально. Для них ведь мерилом успеха является платят или не платят – тут все проще.


- Квалификацию каких педагогов третьего сектора вы повышали, в каких направлениях они работали?


- Это гендерное направление, молодежное, экологическое, социальное, имеется ввиду трудоустройство.


- Сегодня государство очень сильно обеспокоено влиянием на молодежь, в чем выражалось ваше участие в молодежном образовании?


- В рамках данного проекта там были молодые журналисты. Это были молодые педагоги, которые проводили обучение тому, как, например, писать заметки.


- Я так понимаю, что обучали они журналистов негосударственных СМИ?


- Конечно. Это было несколько лет назад и молодые педагоги, которые закончили недавно вузы хотели вести преподавательскую деятельность в сфере филологии, в сфере написания различных статей.


- Какова была стоимость проекта, и какие штрафные санкции вам начислили налоговики?


- Стоимость проекта была около 20 тыс. долларов, а штрафные санкции составили 22 млн рублей, то есть половину всего финансирования. Это единственная проблема, которая возникла у нас за все время существования.


- Когда вы получали финансирование по этому проекту, вы обращались в МНС за объяснениями, следует ли вам платить с него налоги?


- Да мы обратились, но нас послали. Суть полученного нами письма была такова: мы сами толком не знаем, поэтому пусть все будет так, как решат те, кто отвечает за эти проекты, то есть Министерство экономики. Мы обратились туда и даже подали перечень программ. Министерство экономики нам ответило: все в порядке. Вы не должны платить налоги, но вам нужно зарегистрировать перечень. Мы спрашиваем,  по какой форме регистрировать перечень? Нам ответили, такой формы еще нет. Она появится через несколько месяцев, но вы не переживайте, перечень можно подать и по окончании проекта. Мы подали перечень по окончании проекта. Министерство экономики подали этот перечень на комиссию Совета министров, откуда нам письменно отметили, что мы не должны регистрировать перечень, потому что вы работаете в соответствии с меморандумом.


- Сейчас проверяющим вы показали все бумаги?


- Сами по себе проверяющие ничего не могут сделать. Они ничего не решают. У них Министерство, которое работает по БХК по тому же вопросу и уверено, что оно право.


- Но ведь ваша организации не занималась никакой деятельностью, которую власти могли бы отнести к политике, в чем на ваш взгляд, в таком случае заключается суть проблемы?


- Я не знаю, в чем тут реально проблема, но думаю, что просто не договорились два ведомства. МНС имеет одно мнение. Они же не могут признать, что по TACIS не нужно платить налоги, тогда нужно будет отзывать иск от БХК, а налоговикам нужно защищать честь мундира. Они не могут ведь сказать, что БХК нужно было платить налоги, а нам нет – это было бы странно. Вот они накладывают санкции на всех, кто работал в рамках TACIS. А Министерство экономики и МИД по этому поводу имеют другое мнение. Между собой они не разобрались, а проблемы возникают у нас.


- Что вы намерены предпринимать дальше?


- Будет обжаловать решение МНС в установленном законом порядке.



Сергей САЦУК, «Белорусский партизан»

12:22 11/08/2006






загружаются комментарии