Мучительные вопросы

Разбирательство по уголовному делу руководителей ОАО «Джем-банк», которое проходит в суде Минской области, продлится еще достаточно долго. Суду предстоит допросить 30 свидетелей, изучить массу материалов, выслушать доводы сторон в прениях и лишь затем вынести вердикт. Процесс отслеживают сотрудники ДФР КГК, которые хотят получить ответ на вопрос: где находятся более 13 млн долларов, переведенных «Джем-банком» в «Азияуниверсалбанк»? Сторонних наблюдателей больше волнуют скрытые мотивы преследования частных банков Беларуси.

Следствием установлено


Обвинение в похищении 13,165 млн долларов – основное в деле генерального директора ОАО «Джем-банк» Александра Татаринцева и его заместителя Сергея Близнюка. Согласно выводам Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля, обвиняемые с декабря 2004 по август 2005 года совместно с акционером банка, жителем Латвии Евгением Окссем по заранее разработанным ими преступным схемам похитили средства банка. Произошло это, по мнению следствия, следующим образом.


В декабре 2004 года А.Татаринцев без анализа финансового состояния должников и достоверно зная о невозможности вернуть ими долг, заключил договор факторинга без права регресса с «Азияуниверсалбанк» (г.Бешкек) на сумму 13 млн долларов США. Согласно этому договору ОАО «Джембанк» профинансировал покупку долгов пяти киргизских и одного американского предприятий. Далее А.Татаринцев без получения права денежного требования  с должников, что предусмотрено законодательством, вынес на рассмотрение кредитного комитета ОАО «Джем-банк» вопрос о перечислении средств в рамках открытой кредитной линии для «Азия универсал банк». В результате несколькими траншами в адрес бишкекского банка были перечислены огромные деньги, которые фактически равнялись сумме собственного капитала ОАО «Джембанк». Срок погашения кредитов истек еще в прошлом году, но деньги так и не были возвращены.


Вся суть махинации, как видит заключение этого договора обвинение, сводится к тому, что факторинг по своей сути является покупкой долгов третьих лиц. В данном случае «Джем-банк» перечислил «Азияуниверсалбанку» 13 млн долларов, получив взамен право требования долгов с киргизских и американского предприятий. ДФР КГК обвинил руководителей банка в том, что они заключили договор факторинга, не проанализировав финансовое положение должников и даже не проведя никакой проверки. Это довольно странно, учитывая, какие деньги были переведены. По мнению А.Татаринцева, ничего странного в этом на самом деле нет.  Как заявил он в суде, «Джем-банк» на самом деле финансировал «Азияуниверсалбанк», сомнений в надежности которого не имелось. Поэтому, мол, и не было смысла проверять должников.


Обвинение на этот счет имеет свою точку зрения. По смыслу договора факторинга клиент (в данном случае «Азияуниверсалбанк») не несет ответственности за возврат денежных средств. Взамен полученных миллионов он всего лишь уступает или обязуется уступить финансовому агенту (ОАО «Джем-банк») имеющееся у него право требования денежных средств с должника (тех самых киргизских и американского предприятий). Проще говоря, «Джем-банк» заплатил более 13 млн долларов, даже не удосужившись элементарно посмотреть, что он собственно покупает. Именно это обстоятельство и дало следствию повод думать, что в данном случае имел место сговор с целью хищения денег.


Второе обвинение против руководителей ОАО «Джем-банк» касается незаконного  получения в 2002 году лицензии на привлечение денежных вкладов населения. Согласно позиции обвинения, в связи с изменением законодательства «Джем-банк» должен был увеличить размер собственных средств с 7 млн до 10 млн долларов США. Для этого есть два самых быстрых хода: выпуск акций на необходимую сумму или привлечение субардинированного кредита. Чтобы выполнить требования Нацбанка, А.Татаринцев решил использовать новый в Беларуси инструмент – субардинированный кредит. Его в размере 3 млн долларов согласился выдать «Латеко Банк».


Отличие субардинированного кредита от других заключается в том, что он выдается без обеспечения. Это позволяет банку реально увеличить размер собственных средств, а не просто взять 3 млн долларов, а взамен отдать свои 3 млн долларов в качестве залога. Именно отсутствие обеспечения и являлось гарантией реального увеличения собственных средств банка и требованием Нацбанка. Первоначально А.Татаринцев действительно от имени ОАО «Джем-банк» заключил с «Латеко банком» договор на получение субардинированного кредита, который реально не имел обеспечения. Однако далее к договору было заключено дополнительное соглашение, согласно которому «Латеко банк» снимал с себя обязательства о предоставлении средств, если компания, принадлежащая одному из акционеров, не положит ему на депозит точно такую же сумму. Именно по перечислении этой суммы и выдавался кредит. Впоследствии право требования денег с депозита «Латеко банка» компанией было передано акционеру ОАО «Джем-банк» Евгению Окссу, а от него перешло уже самому банку. Таким образом, считает обвинение, произошло обеспечение субардинированного кредита. А.Татаринцев со своей стороны, подавая в Национальный банк документы на получение лицензии, намеренно скрыл факт заключения допсоглашения к договору о субардинированном кредите и показал недостоверные сведения о размере собственных средств. В результате неправомерного получения лицензии ОАО «Джем-банк» незаконно привлек средства населения в размере 38,883 млрд рублей. Это впоследствии явилось одним из оснований отзыва лицензии и досрочного исполнения обязательств ОАО «Джем-банк» перед вкладчиками.



Другая сторона дела


Выслушав в суде претензии следствия, Сергей Близнюк заявил ходатайство о разъяснении ему сути обвинения. По его словам, «обвинение выражено общими словами и не конкретно». В связи с этим С.Близнюк попросил суд, чтобы ему ответили на несколько вопросов (около 20-ти), чтобы он понял, в чем обвиняется.


Правда, как констатировал суд, из самих вопросов С.Близнюка видно, что суть обвинения ему хорошо понятна, а сами вопросы являются ни чем иным, как отражением его позиции по делу. После этого С.Близнюк вообще отказался от дачи показаний, заявив только, что не признает своей вины ни по одному из пунктов предъявленного обвинения. Фактически отвечать на все претензии пришлось генеральному директору ОАО «Джем-банк» Александру Татаринцеву, который также не признал своей вины.


Как заявил в суде банкир, субардинированный кредит на то время являлся новым для Беларуси инструментом, который ввел сам Нацбанк. В то время «Джем-банк» уже имел лицензию на привлечение средств физических лиц, но в связи с изменениями законодательства, требовавшего увеличения собственного капитала, приводил в соответствие с нормами закона свою деятельность. По словам А.Татаринцева, у банка не было проблемы увеличить собственный капитал, поэтому обманывать Национальный банк не имело никакого смысла. Как утверждал в суде А.Татаринцев, все действия по получению субардинированного кредита в «Латеко банк» были согласованы с Нацбанком, в том числе и заключение дополнительного соглашения, которое позже сочли обеспечением. По утверждению обвиняемого, дополнительного соглашения не было в документах, которые подавались в надзорный орган, так как этого не требовало законодательство - это требование появилось лишь год спустя.


По поводу хищения средств А.Татаринцев заявил, что решение о заключении договора факторинга с «Азияуниверсалбанком» принималось  коллективно – всеми службами ОАО «Джем-банк». По мнению А.Татаринцева, эти деньги никто не похищал, и он мог бы их вернуть, если бы ему это позволили сделать, а не арестовали. По утверждению А.Татаринцева, часть средств, хищение которых ему инкриминируется, уже возвращены. Последнее утверждение в ДФР КГК, правда, категорически опровергают и утверждают, что реальные деньги в банк не поступили, а просто произошло переоформление кредита.



Третья сторона


Виновность или невиновсть обвиняемых определит суд. К чести председательствующего на процессе, он довольно досконально вникает в суть ситуации, не брезгуя самыми незначительными моментами. Поэтому можно ожидать, что решение будет очень серьезно обоснованно и его трудно будет потом изменить. Однако чем бы не закончилось рассмотрение этого громкого дела, следует указать на некоторые особенности, которые обращают на себя внимание всех наблюдателей.


Когда департамент финансовых расследований возбудил уголовное дело сначала в отношении А.Татаринцева, а затем и С.Близнюка, ОАО «Джем-банк» не стеснялся в оценках происходящего. Суть этих оценок сводилась к тому, что банк подвергся самому настоящему экономическому геноциду со стороны представителей власти. Мол, об этом говорит даже тот факт, что с 2003 года ОАО «Джем-банк» подвергся 140 различным проверкам. Дошло даже до того, что в Прокуратуру республики было направлено заявление с требованием возбудить уголовное дело в отношении директора ДФР КГК Анатолия Громовича. Кстати, после того как С.Близнюк отказался давать показания в суде, в зале были зачитаны его показания, данные на предварительном следствии. В этих показаниях также было достаточно обвинений в адрес властей и вся ситуация рассматривалась не иначе, как расправа и сведение счетов. В одном из показаний С.Близнюк даже заявил, что акционерам банка было предложено положить на депозит в АСБ «Беларусбанк» 15,5 млн долларов в обмен на прекращение уголовного преследования. Это С.Близнюк также оценивал как геноцид в отношении частной собственности.


Все это было раньше, но в суде исчезло. Ни А.Татаринцев, ни С.Близнюк даже словом не обмолвились о том, что их преследование является спланированной акцией. Обвиняемые по-прежнему не признаются в совершении преступлений, но уже не дают жестких оценок действиям ДФР КГК. Между тем наблюдателей со стороны банковского сектора республики серьезно беспокоит активизировавшееся преследование частных банков. Ведь первичным поводом для преследования А.Татаринцева явилась подача им недостоверных сведений для получения лицензии для привлечения вкладов физических лиц. Произошло это в 2002 году, и с того времени банк подвергался более сотни различным проверкам. Отсюда возникает вопрос: почему так долго никто не замечал нарушений, и почему заметили именно в 2005 году, когда началось преследование председателя Наблюдательного совета ЗАО «Банк «Золотой талер» Александра Нелина. Кстати, А.Нелину также инкриминируются деяния, совершенные несколько лет назад.


Обеспокоенные банкиры указывают также на тот факт, что самый сильный удар по «Джем-банку» был нанесен, что называется, ниже пояса – его лишили лицензии на привлечение вкладов физических лиц и обязали в срочном порядке вернуть все привлеченные средства. По словам А.Татаринцева, несмотря на столь чрезвычайные обстоятельства, «Джем-банк» сразу же смог выполнить свои обязательства перед 35% вкладчиков, в то время как у любого из первой четверки государственных банков возникли бы серьезные проблемы, если бы им в срочном порядке пришлось бы вернуть 5-6% вкладов населения. Эту оценку подтверждают и другие банкиры. По их мнению, даже если признать виновность А.Татаринцева и С.Близнюка, этот факт вовсе не значит, что устранение «Джем-банка» от работы со вкладами физических лиц могло быть спланировано. Как говорят банкиры, дела многих государственных банков вовсе не так хороши, как об этом официально сообщается. АСБ «Беларусбанк», например, все более и более наращивает темпы привлечения вкладов населения, что многих уже начинает пугать. Ведь если людей путем дискредитации частных банков завлекают в государственные, это уничтожает рыночный механизм регулирования банковской деятельности. А далее могут быть самые непредсказуемые последствия. Ведь с государством не поспоришь, в этом уже мы могли убедиться, когда потеряли все свои вклады в государственных банках СССР.



Георгий ДАНЬ

09:43 21/08/2006




Loading...


загружаются комментарии