Начался суд над фигурантами самого громкого "сахарного" дела

Дефицит сахара летом 2001 года, помнится, привел многих хозяек в полное уныние: домашние заготовки в самом разгаре, а сладкого песка в магазинах не сыщешь днем с огнем. В еще более тяжелом положении оказались предприятия пищевой промышленности: отсутствие важного ингредиента поставило процесс производства под угрозу срыва.

Сахарный бум длился недолго - руководство страны быстро взяло ситуацию под контроль, но погреть руки на временных трудностях многочисленные аферисты и прохиндеи успели. Большинство "черных" торговцев и откровенных мошенников заплатили за свои происки приличными сроками лишения свободы. Однако задержать фигурантов самого громкого "сахарного" дела удалось только в этом году. Законспирировались махинаторы не хуже разведчиков, тем не менее сотрудники главного управления предварительного расследования (ГУПР) МВД сумели разработать безупречную схему поисков преступников.



Репетиция


"Современное иллюстрированное издание, пять приложений, "горячие линии" со специалистами"   деловой стиль рекламы "нового бухгалтерского журнала", разосланной в виде листовок на 180 заводов и фабрик, подкупал своей четкостью и лаконичностью. "Кто же откажется от таких курсов повышения квалификации, да еще по весьма сходной цене?"   резонно рассуждали авторы рекламного текста, минчане Михаил Озерко и Виктор Малавко. 110 долларов за годовую подписку на бухгалтерский журнал   цена для прочно стоящего на ногах предприятия и в самом деле божеская. Деловые переговоры некто Гориков (он же Озерко), руководитель "родившего" новинку ТЧУП "Издательский дом", вел исключительно по телефону, "дабы не тратить свое драгоценное время и не отнимать его у других".


Добившись подписания счета-фактуры, "издатели" тихо уходили со сцены и никогда больше о себе не напоминали в надежде, что и о них никто не вспомнит. Не исключено, что так бы оно и вышло, продолжай аферисты снимать куш со своей "просветительской" деятельности. Но журнальная афера была лишь репетицией. В один прекрасный день махинаторы, воспользовавшись перебоями с поставками сахара в стране, замахнулись на большее. В сети ловкачей попались десятки крупных предприятий, "подаривших" мошенникам в среднем по 10   15 тысяч долларов.



Премьера


"Предлагаем сахар, недорого!" - пачками шли письма в разные уголки Беларуси, на сей раз от имени холдинга со звучным названием "Энергия", при этом указывались реквизиты расчетного счета "Издательского дома". Впрочем, в суматохе потенциальные клиенты в детали не вдавались. Получив в июле 2001 года предложение о покупке сахара, директор любого вошедшего в ступор предприятия был на седьмом небе от счастья. В телефонной беседе тот же Озерко, представлявшийся уже Стрижом, доверительно сообщал: сахар, дескать, из секретного государственного фонда. Причем в день обращения таинственные коммерсанты многочисленных клиентов ничем не обнадеживали. Ответ давался стандартный: "В данный момент товар закончился. Позвоните завтра, может, кто-то откажется от заказанной партии". Перезванивали все как один. Сахар требовался вагонами. 100-процентная предоплата была главным условием сделки. Однако никто не торговался. Деньги аккуратно поступали на счет "Издательского дома". Некоторые покупатели для страховки все же интересовались в банке объемом безналичных сбережений "сахарной" фирмы и, как правило, оставались удовлетворены: в результате "издательской деятельности" накопления у мошенников имелись, и притом приличные. Надо ли объяснять, что платили предприятия за воздух. Никакого сахара, а тем более доступа к загадочному "секретному фонду" у отпетых мошенников не было и в помине.


Наиболее недоверчивые связывались с Городейским сахарным комбинатом, где, по словам Стрижа, в урочный день должна была производиться отгрузка товара. "Да не продаем мы сейчас сахар и никакого Стрижа не знаем",   отбивалось от звонящих руководство комбината. Без толку. Стриж-Озерко твердым голосом успокаивал сомневающихся: "Фонд секретный, о нем мало кто знает".


"Торговля" была в самом разгаре, когда наметился один необычный клиент. "Ну нет безнала, -  стонал в телефонную трубку очередной проситель, -  возьмите в залог валюту". К рандеву Михаил Озерко подготовился основательно. Пообещав "левый" заработок шоферу, работавшему водителем в Совмине, он подкатил к месту встречи на иномарке с правительственными номерами. Покупатель отсчитал 18,5 тысячи долларов, как говорится, не глядя. К счастью, додумался взять у "продавца" расписку, которая в дальнейшем стала важнейшей уликой. Как и в "акции" с "журналом", за исключением данного случая, парочка "не светилась": договоры на поставку сахарного песка присылались по факсу.



Замки на песке


В час "Ч" вереница фур выстроилась у проходной Городейского сахарного комбината. Когда раскрылся обман, несостоявшиеся покупатели только ахнули - настолько лихо мошенники обвели всех вокруг пальца. Сахарный кусок, что и говорить, аферистам достался жирный: общий ущерб, причиненный злоумышленниками, составил около 200 тысяч долларов. Началось следствие. Предстояло выяснить, каким же образом прохиндеям удалось заставить серьезных людей поверить в проект, шитый белыми нитками?


Увы, по горячим следам задержать махинаторов не удалось. Нагрянув в офис "Издательского дома", оперативники и следователи узнали немного. Как выяснилось, в арендуемых апартаментах появлялся только Озерко. Директор, молодая дама, которую попросту подставили, о своем нанимателе Стриже-Горикове и его делишках знала немного: живет в Москве, приезжает в Минск по понедельникам, уезжает обратно в четверг.


Появилась информация: учредитель "Издательского дома" - московская компания "Милайн-С", оформленная на подставное лицо, на котором уже числилось шесть фирм. Спрашивается: каким образом мошенники сумели оформить все необходимые для регистрации ТЧУП документы, например заключение о достоверности оценки так называемого неденежного вклада в уставный фонд создаваемой фирмы? Вопрос, как водится, решили деньги: 70 долларов - и "липовое" заключение оказалось у Озерко и Малавко в кармане. Недобросовестный оценщик, к сожалению, знал о парочке не больше директора "Издательского дома": клиенты вышли на него через третьих лиц. "Энергия" и вовсе существовала только на словах. Зато в московской типографии, где проходимцы печатали рекламные листовки, посчастливилось добыть еще одну улику - образцы почерка Малавко. Но вот как найти заказчика, печатники не имели понятия.


Начинало казаться,  за какую ниточку ни потяни, всюду тупик. Тем не менее зацепка была. Следователи ГУПР МВД внимательно изучили списки пассажиров всех поездов, отбывающих по определенным дням из Минска в Москву и обратно. Стрижа-Горикова (Озерко) вычислили. Затем вышли и на Малавко. Вскоре стали известны некоторые подробности их биографий. Озерко и Малавко дружили с детства. Потом их пути разошлись. Первый уехал в Россию поступать в военное училище, впрочем, военным он так и не стал, зато много узнал о жизни московских "авторитетов". Второй по примеру папы, профессора одного из минских вузов и по совместительству частного издателя, попытался заняться бизнесом в Минске, но как-то не очень успешно. Жизненные обстоятельства вновь свели приятелей. Мозгом альянса стал профессорский сын. Кстати, первым пострадал от журнального проекта университет, в котором преподавал Малавко-старший.


Озерко сотрудники милиции "сняли" с поезда в Орше, параллельно был задержан Малавко. Отец горе-бизнесмена - беспрецедентный случай - в расчете на снисхождение к сыну возместил ущерб, причиненный мошенниками государству и предприятиям. Последнее слово, однако, за судом, который начался буквально на днях. Учитывая количество жертв мошенников, процесс, надо полагать, будет долгим.



Татьяна ЩЕДРЕНОК, "Советская Белоруссия"

10:21 29/09/2006




Loading...


загружаются комментарии