Когда ангелы слабее демонов

Белорусская девочка Вика Мороз силой возвращена на родину. Она хотела остаться в Италии любой ценой, чтобы не возвращаться  в детский дом, где над ней издевались и били. Несчастная итальянская семья пыталась девочку спасти, но вынуждена была отступить. В этой истории несчастливы все, кроме белорусских чиновников и лично президента Лукашенко. За счастье Лукашенко заплатит своей жизнью еще один человек: на это  раз –  маленькая девочка десяти лет Вика Мороз.

Когда ангелы слабее демонов
Ужасная история. Это тот случай, когда нет простых и ясных решений, когда тяжело подобрать слова, чтобы описать ситуацию. Здесь истина замешана на совести и милосердии, а против - закон и здравый смысл. Что сильнее: право духа или право буквы, что важнее: наше сердце или наш разум?
Белорусским властям был брошен вызов. Это сделали маленькая девочка и простая итальянская семья. Импульсивно, наивно и отчаянно, как всегда защищается слабый и мягкий человек от жестокого и беспощадного хулигана. Они были обречены с самого начала – девочка Вика  и эта итальянская семья. Их могло спасти только милосердие белорусского президента. Они просто не представляли, что это за человек!
Ужасно жалко итальянскую семью Джусто. Наверное, они сильно привязались к этой хрупкой девочке из Беларуси. Она гостила у них каждое лето последние годы. Может быть, они хотели ее когда-нибудь удочерить. Но процедура усыновления брошенных детей  очень сложна и запутана. Я не знаю, какие планы были у семьи Джусто. Скорее всего они хотели просто помогать Вике по мере сил и необходимости,  ждали ее каждый год  в гости, готовили для нее подарки, вместе отдыхали и строили планы на следующий год. Я уверен, что желание спасти Вику было спонтанным. У Мари-Кьяри Борначин и ее супруга Алессандро разрывалось  сердце от рассказов девочки о белорусском детдоме и порядках, которые там царят. Наверняка, это обычный детдом и там страшно не больше и не меньше, чем во всех остальных детских домах. Но все-таки это дома брошенных и обездоленных детей, несчастных и часто озлобленных. Это дома детского страдания, как бы мы не старались это оправдать.  У Вики Мороз на теле были следы истязаний, она грозилась отравиться, если ее вернут в детский дом. Она часто вспоминала,  как отравилась  ее белорусская мать.
У вас есть дети?  Когда они плачут, вы переносите это спокойно? Когда ваши дети страдают, вы страдаете вместе с ними? Мари-Кьяра Борначин  страдала вместе с белорусской девочкой. Сейчас она страдает еще больше. Она не смогла спасти белорусскую девочку и она переживает, что теперь из-за нее пострадают и другие белорусские дети, которые каждый год приезжали отдыхать в Италию. 
Ужасно жалко итальянцев. Вся Италия следила за этой историей и бурно обсуждала. Белорусские власти шантажировали итальянцев белорусскими обездоленными детьми.
30 тысяч белорусских детей каждый год на протяжении 20 лет приезжают в Италию на отдыхи на лечение. Этими детьми власти шантажировали итальянцев. Нашими с вами детьми, дорогие белорусы.
Я уверен, что это спецслужбы организовали письмо другой белорусской девочки итальянскому президенту с просьбой подумать и защитить тех  детей, которым после Вики уже не разрешат ездить в Италию. Итальянцы тянули с решением, хотя у них не было выбора. Наивные, они надеются, что, вернув Вику на родину, оставили открытыми двери в Европу. Лукашенко давно выступал против лечения белорусских детей на Западе. Он воспользуется этим трагическим поводом и заставит детей наслаждаться только «белорусским чудом». Наши с вами дети – заложники президента Лукашенко.
Ужасно жалко Вику Мороз. Могу представить, как хорошо ей было в Италии, как мечтала она остаться там  навсегда.  Не хочу представлять, какой удар она испытала, когда рухнули эти мечты. Вам тоже не хочется об этом думать? А вы представьте, братья-белорусы, напрягите свое воображение!
Серые люди, в серых костюмах, с серыми лицами забирали маленькую девочку из красивого итальянского дома в серый белорусский детский дом. Все детские дома серые, даже если фасады выкрашены в розовый и голубой колер! Эти серые люди улыбались девочке дежурными наклеенными улыбками и, наверняка, принесли ей конфетку фабрики «Коммунарка». «Не бойся, Вика» или «Ну, что же ты, детка», - такими приторно сладкими голосами что-то говорили ей серые люди. Эти серые люди ненавидели маленькую девочку, потому что из-за нее у них возникли серьезные неприятности,  они боятся, что грозный батька-президент теперь всех сильно накажет. Они и сами мечтают остаться в Италии, но  тихо и смирно выполняют команды и никуда не рвутся. «Вика, ну вот ты и дома», - также приторно вкрадчиво скажут воспитатели детского дома в Вилейке и добавят слегка сурово: «Как же ты заставила нас волноваться». Они ненавидят ее всем своим нутром, из-за нее их грозили посадить в тюрьму, уничтожить, стереть в порошок! Только представьте, как сильна эта ненависть, замешанная на животном страхе за собственную шкуру! Эти взрослые люди знают, как отомстить. Эту девочку уничтожат.
В Италии каждый день писали о Вике Мороз, в России всю прошлую неделю эта тема была одной из  центральных. В Беларуси бурлил только Интернет. Ведущий Первого канала Андрей Малахов посвятил отдельную передачу «Пусть говорят!» истории Вики Мороз, редакторы программы несколько дней уговаривали белорусских чиновников прийти на передачу и объяснить позицию власти. Никто из белорусских чиновников и официальных общественных деятелей не согласился участвовать в программе. В самый последний момент нашли какую-то «шестерку» из посольства в Москве. Официальный Минск  избегал публичных дискуссий по столь щекотливому делу. Мерзости творятся в тишине.
Павел ШЕРЕМЕТ, «Белорусский партизан»
10:14 02/10/2006






загружаются комментарии