Конец Купеческого дома

Вынесен приговор по делу крупнейшей риэлторской фирмы в Бресте. В своем последнем слове в суде бывший заместитель директора ЧУП  Центрправового обеспечения сделок с недвижимостью  Дмитрий Мадорский сказал: «У меня не было в этой фирме достаточных полномочий, и я не мог давать никаких указаний. Я никогда не предполагал, что руководитель фирмы, зарегистрированной в Республике Беларусь, может заниматься хищением и что деньги со счета могут бесследно исчезнуть».

К тому времени, когда из офиса на улице К. Маркса он  переселился  в находящийся через дорогу следственный изолятор, директор фирмы Федор Богатков и его жена Светлана Богаткова (она же - сотрудница агентства) уже были в бегах. Но вряд ли кто-то из многочисленных клиентов фирмы, проходивших по делу в качестве пострадавших, поверил в то, что Мадорскому пришлось расплачиваться за чужие грехи. Он был привлечен к ответственности за собственные деяния, которые суд квалифицировал по ст. 209 ч. 4 УК РБ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере либо группой лиц).


По приговору суда Ленинского района Бреста, зачитанному 29 сентября председательствующей по делу Светланой Кременевской, Мадорскому назначено наказание в виде 4-х лет лишения свободы в колонии усиленного режима. Еще одна сотрудница фирмы Ирина Козелова приговорена к 2-м годам лишения свободы в колонии общего режима, а юрисконсульт Светлана Лебедева - к крупному штрафу. Имущество Дмитрия Мадорского конфисковано и обращено на возмещение материального ущерба потерпевшим.



Семейное дело


Безусловно, главные фигуранты - это находящиеся пока на свободе Федор и Светлана Богатковы. Уголовное дело по ним выделено в отдельное производство и в настоящее время приостановлено в связи с тем, что местонахождение этой супружеской пары устанавливается.


Остается только гадать, почему семья Богатковых избрала полем своей преступной деятельности Брест. Бесспорно одно: они нанесли серьезный урон местным агентствам недвижимости, подорвав доверие к самому понятию «риэлтор».


По нашей информации, братья Федор и Алексей Богатковы приехали в Брест из российского Пскова в 1999 году. Уже в 2000 году индивидуальному предпринимателю Федору Богаткову была выдана лицензия на оказание риэлторских услуг. Через год решением коллегии Мингосимущества он лишился ее за различные нарушения. Но в сентябре 2002 года лицензию на право работы на рынке недвижимости получил Алексей Богатков. Многие брестчане до сих пор помнят названия этих развернувших активную деятельность риэлторских контор – «Купеческий дом»  и  «Купеческий двор».


Когда органами лицензирования было наложен запрет на деятельность обоих Богатковых, семейная фирма в очередной раз сменила вывеску. На имя их отца было зарегистрировано ЧУП  Центр правового обеспечения сделок с недвижимостью . При этом, независимо от своих взаимоотношений с законом (с лицензией и без нее, даже после возбуждения уголовных дел), Богатковы не прекращали заниматься однажды выбранным способом неправедного обогащения. И исчезли в неизвестном направлении только после того, как у возбужденного в 2003 году в отношении Федора Богаткова и сотрудников его фирмы уголовного дело появилась реальная перспектива судебного разбирательства.



За респектабельной вывеской


Центр правового обеспечения сделок с недвижимостью  разместился в солидном здании на ул. Карла Маркса, что само по себе работало на имидж фирмы. Добавляло доверия то, что находится это здание рядом с церковью. В рекламных объявлениях так и писали:  «Ул. К. Маркса, 81. У Свято-Симеоновского собора». И недостатка в клиентах не было. Правда, многие клиенты, посчитав себя обманутыми, впоследствии обивали пороги прокуратуры и милиции.


Зарабатывая на доверчивости людей, директор  Центра  Федор Богатков и его сотрудники, в числе которых была и жена Светлана, не гнушались разными неблаговидными методами. Но самой распространенной схемой была следующая. Скажем, клиенту нужна квартира в новом доме. Увидев по телевидению рекламу, он приходит в  Центр , где его встречают с распростертыми объятиями:  Нет проблем!  И обещают квартиру на долевом участии в строящемся доме. Обаяние риэлторов так велико, а времени у них так мало, что человек подписывает договор с агентством, набранный (вряд ли случайно) мелким шрифтом, только бегло ознакомившись с ним. Клиент переводит на счет агентства или платит наличными в офисе фирмы сумму, приблизительно эквивалентную 1,5-2 тысячам долларов, будучи уверенным, что это его первоначальный взнос за квартиру (так ему сказали в агентстве). Впоследствии оказывается, что риэлторы  по не зависящим от них обстоятельствам  не могут выполнить свои обязательства перед клиентом. Но и деньги ему не возвращают.


Выясняется, что весьма значительная сумма - 2 тыс. долларов - это, по договору, оплата услуг агентства. И тут отношение к клиенту, требующему возврата денег, резко меняется. Его неприветливо встречают внушительного вида охранники, заместитель директора Дмитрий (его фамилию, Мадорский, до суда мало кто знал), внушавший беспредельное доверие своим обаянием, ссылается на то, что решение принимает только директор. А тот под различными предлогами недоступен.


Человек идет в строительную организацию, которая возводит дом, а там ему говорят, что договор с агентством не заключался, и сочувственно пожимают плечами.


В число обманутых клиентов  Центра  попали ревизор КРУ, молодожены, решившие вложить подаренные на свадьбу деньги в будущее жилье... Всего в уголовном деле было полтора десятка потерпевших. Узнав из газеты о начавшемся процессе, в суд стали звонить и другие жертвы недобросовестных риэлторов.



Жить в общежитии стыдно 


Дмитрий Мадорский работал в  Центре  с сентября 2004 по июнь 2005 года заместителем директора. В его обязанности входила непосредственная работа с клиентами, юридическое сопровождение сделки. О том, что он с блеском справлялся со своей задачей, можно судить по показаниям одной из клиенток - брестчанки Светланы Д.:


- В октябре 2004 года, заинтересовавшись рекламным объявлением на местном телеканале о продаже квартир в новостройках, я позвонила в  Центр правового обеспечения сделок с недвижимостью . Меня интересовала 2-комнатная квартира в районе Я. Купалы не больше 60 кв. м, так как моя семья состоит из трех человек и на лишнюю площадь денег у нас нет. Дмитрий Михайлович сказал, что есть 2-комнатная квартира 56 кв. м стоимостью 23 500 долларов по ул. Я. Купалы за магазином  Люблин . Он сообщил также, что первый взнос - 1500 долларов. Дом сдается в декабре 2004 года.


В агентство мы поехали с мужем. Я не хотела с Дмитрием Михайловичем встречаться одна, так как уже по телефону ощущала сильное давление с его стороны и боялась, что даже в случае не устраивающего меня варианта не смогу отказаться. Дмитрий Михайлович показал нам план квартиры. Атмосфера стояла такая, что или мы сейчас говорим  «да», или эта квартира тут же уйдет другим клиентам.


Мы решили согласиться. Мужа отправили домой за деньгами на первый взнос - 1500 долларов. Через два дня Дмитрий Михайлович на своей машине отвез меня на ул. Дубровскую в «Полесьежилстрой». Здесь мне дали почитать договор на строительство 2-комнатной квартиры. Я увидела, что предлагаемая квартира почему-то не 56, а 65,9 кв. м, что меня не устраивало. Дмитрий Михайлович начал выяснять с работником  «Полесьежилстроя», что это, видимо, опечатка. Но нам ответили, что только такая квартира у них изначально и была. На все мои стенания, что я не потяну такую квартиру, Дмитрий Михайлович привел множество доводов: что это совсем не дорого и что в моем возрасте жить в общежитии просто стыдно.


Он уговорил меня подписать этот договор. Дома, еще раз взвесив наши возможности, мы с мужем решили, что предлагаемая квартира нам не по карману. В агентстве мы сказали, что такой вариант нас не устраивает, и попросили вернуть деньги. Дмитрий Михайлович заявил, что они свои обязанности выполнили, довели дело до заключения договора. Поэтому никаких денег мне не вернут. Я же считаю, что агентство свои обязанности не выполнило. То, что квартира оказалась на 9,9 м больше, - ошибка риэлтора, а может, и хитрость. Мне не было сказано, что 1500 долларов - это оплата услуг агентства, а говорилось, что это первый взнос. Другую квартиру, меньшей площади, мне не предоставили. Осмотр квартиры не производился. Получается, что мне предоставили некачественный товар за очень крупную сумму. 1500 долларов - это годовой доход моего мужа за 2004 год. Я бы даже не поехала в агентство, если бы мне сказали, что их услуги столько стоят и в случае отсутствия устраивающего варианта деньги мне не возвратят .


Еще одна клиентка  Центра, сотрудница ОАО «Брестгазоаппарат», в судебном заседании пояснила, что у нее вызвали доверие солидная вывеска фирмы и портрет президента в кабинете. ( Я ведь воспитывалась в советское время и привыкла верить людям).


Увы, оказывается, этого мало... Суд пришел к выводу, что представшие перед правосудием сотрудники  Центра правового обеспечения сделок с недвижимостью  находились в преступном сговоре между собой, завладевали денежными средствами потерпевших, не намереваясь выполнять каких-либо действий в их интересах.


Приговор суда в установленный законом срок осужденные могут обжаловать в вышестоящую судебную инстанцию.



Антонина ХОКИМОВА, "Вечерний Брест"


17:01 04/10/2006




Loading...


загружаются комментарии