Десять веков белорусской истории

Совсем недавно в Польше увидела свет антология современной белорусской прозы под несколько неожиданным названием:  «Беларусь — страна, окруженная высокими горами». При всей его метафоричности (в действительности ни в Беларуси, ни на ее границах гор нет) это название несет в себе и весьма конкретный смысл.

Десять веков белорусской истории
Не только для Западной Европы, но даже для своих близких соседей наша страна с ее многовековым европейским прошлым остается своеобразным «затерянным миром».


Волею исторических судеб сложилось так, что кто-то вопреки очевидным фактам и сегодня воспринимает Беларусь как извечную западную часть России, а кто-то убежден, что в исторической ретроспективе белорусские земли являлись провинцией Польши. Однако наиболее парадоксальное заключается в том, что даже для значительной части самих нынешних белорусов прошлое их родной страны — это terra inсognito.


В советской школе история Беларуси  преподавалась исключительно по учебникам, утвержденным  в Москве (тогда там необходимо было согласовывать не только учебные пособия, но даже рецепты белорусских тортов). Такое историческое «образование» вело к утверждению в сознании белорусов не исторической правды, а разного рода  мифов и небылиц. К примеру – о том, что самостоятельно наши предки не освободились бы от монголо-татарского ига (которого, кстати, на белорусских землях, в отличие от русских, никогда не было).Или о том, что белорусы будто бы плечом к плечу с Россией  во главе с императором Петром I   «прорубали окно в Европу» (хотя никакой необходимости ломиться в европейскую цивилизацию у белорусов не было, ибо их государство принадлежало к ней уже не одно столетие).


Да что говорить о школьном учебнике, если даже на историческом факультете Белорусского государственного университета, где я учился в середине 1970-х годов, нам настойчиво вдалбливали в головы, будто бы белорусы обрели государственность только благодаря победе «Великого Октября». Хотя даже поверхностное знакомство с источниками убеждает, что традиции государственного строительства на белорусских землях были заложены почти за тысячу лет до Ленина, во времена нашего первого известного из летописей исторического деятеля — князя Рогволода.


Белорусские государства


Полоцкое княжество, занимавшее большую часть сегодняшней территории Беларуси, являлось типичным для той эпохи европейским раннефеодальным государством. Оно имело все соответствующие атрибуты — суверенную власть князя и веча, собственную администрацию, денежную систему, войско и взятые под охрану границы. По своим размерам древнейшее белорусское княжество было сопоставимо с такими странами, как Герцогство Баварское или королевство Португальское. Кроме столичного Полоцка, впервые упомянутого летописцами в 862 году, княжество насчитывало еще полтора десятка городов, в том числе Минск, Витебск, Оршу, Борисов, Браслав, которые были значительными центрами торговли и ремесел. Власть Полоцка, стоящего на реке Двина — важной части древнейшего торгового пути «из Варяг в Греки» — распространялась на нижнее Подвинье до самой Балтики. Имея выход в море и долгое время контролируя нынешний Рижский залив, Полоцкое княжество, именуемое в летописях и хрониках также Полоцкой землей, активно торговало со Скандинавией, польскими и немецкими городами, в частности, с известным Ганзейским союзом.


В X—XIII веках Полоцкой землей владела самостоятельная княжеская династия Рогволодовичей, которая успешно отстаивала независимость как от Киева на юге, так и от Новгорода на севере. Все попытки включить Полоцк в состав Киевской Руси неизменно заканчивались провалом.

Признанием международного авторитета Полоцкого княжества стало близкое родство Рогволодовичей с византийским императорским домом Комнинов. Сохранились сведения, что дочь самого знаменитого полоцкого князя Всеслава Чародея, правившего с 1044-го до 1101 года, стала женой императора Алексея Комнина. Дочь еще одного известного представителя династии Рогволодовичей, минского и полоцкого князя Володара, София в 1157 году вступила в брак с королем Дании Вольдемаром I. Ее дети сидели на датском, шведском и французском тронах.


Уже в X в. белорусские земли стали частью христианского мира. Полоцкая епископская кафедра основана более тысячи лет назад — в 992 году. Вскоре епархия была создана и в столице другого сильного древнебелорусского  княжества — Турове, впервые упомянутом в летописях в 980 г. Особенностью христианизации Полоцкой земли и других белорусских княжеств был ее ненасильственный поступательный характер. Современные исследователи сравнивают процесс утверждения новой веры на белорусских землях с ирландским вариантом, когда священникам, несущим учение Христа, приходилось мирно контактировать со жрецами-друидами, многое от них перенимая. Устойчивые связи Полоцка с Константинополем позволяют  полагать, что христианство пришло на белорусские земли напрямую из Византии. Тем не менее, приняв крещение по греческому обряду, предки белорусов не ощущали враждебности к верующим — латинянам. В XII веке в Полоцком княжестве продолжали распространяться жизнеописания римских святых. «Родом римлянин» был святой Меркурий Смоленский, весьма почитаемый православными белорусами и ныне.


С тех далеких времен в Беларуси утвердился обычай уважительного отношения к инакомыслящим и инаковерующим. Мы не знали церковных расколов, как в России, и религиозных войн или событий наподобие кровавой Варфоломеевской ночи во Франции. (Традицию религиозной и национальной толерантности белорусы пронесли через века. Сегодня она находит свои особые способы выражения: Беларусь — единственное европейское государство, где главные христианские праздники — Рождество и Воскресение Христово — официально отмечаются как по григорианскому, так и по юлианскому календарю. Не менее уникален и тот факт, что в государственном календаре присутствуют праздники дохристианского происхождения — Дзяды и Радовница, связанные с почитанием памяти предков.)


По уровню развития образования, книжного дела, архитектуры и других сфер культуры древние белорусские княжества в XII—XIII веках ничем не уступали соседним европейским государствам. Высокообразованного полоцкого князя Изяслава, внука Рогволода, летописи называют первым «князем-книжником» на восточнославянских землях. Просветители древней Беларуси Евфросиния Полоцкая и Кирилл Туровский стали звездами первой величины на небосклоне культурной жизни всей Восточной Европы.

Созданные в XII веке их жизнеописания вместе с Туровским Евангелием XI века относятся к древнейшим оригинальным памятникам письменности восточных славян. В середине XI века над Двиной был воздвигнут один из нынешних символов Беларуси — полоцкий Софийский собор, имевший своим прообразом прославленный константинопольский храм в честь святой Софии. Высочайшим достижением самобытной полоцкой школы зодчества стала возведенная в середине XII века зодчим Иоанном Спасская церковь. По счастью сбереженная до наших дней и сохранившая уникальные фрески того времени, она сегодня стала местом паломничества верующих и туристов из многих стран.


Особое место независимой Полоцкой земли в восточноевропейской геополитике стало неразрешимой проблемой, «головной болью» для российской исторической науки, начиная с ее родоначальника Василия Татищева. Наше первое государство упорно не укладывалось в схему «единой древней Руси», потому и в учебниках, и в монографиях на эту тему о Полоцком княжестве упоминалось лишь вскользь, а иногда и вообще умалчивалось. Этот  стереотип сохраняется в российской историографии и ныне.


Традиция белорусской государственности продолжилась во времена Великого Княжества Литовского (ВКЛ). Оно возникло в середине XIII века в результате союза древнебелорусского Новогрудского княжества с литовским князем Миндовгом. Белорусский город Новогрудок стал первой столицей ВКЛ. Там Миндовг сначала принял веру своих подданных — христианство православного обряда, затем в политических целях перешел в католичество и в 1253 году получил от римского папы Иннокентия IV королевскую корону.


Необходимость объединения разрозненных в то время славянских и балтских земель диктовалась двойной угрозой: от монголо-татар — с востока, от немецких рыцарей — с запада. Именно создание ВКЛ позволило избежать унизительной зависимости от Золотой Орды, в которую на 250 лет попали раздробленные русские княжества.


В 1362 году предки нынешних белорусов под предводительством великого князя Ольгерда разгромили монголо-татар в битве на реке Синие Воды (приток Южного Буга). Это была первая во всей Восточной Европе крупная победа над татарами, в итоге чего от ига азиатских завоевателей были освобождены украинские земли. Блестящий успех на Синих Водах стал вдохновляющим примером для тех славян, которые еще терпели золотоордынское ярмо, и подготовил следующую победу — над ханом Мамаем на Куликовом поле.


При князе Витовте (1392—1430) ВКЛ стало великим не только по названию и территории (свыше 900 тыс. кв. км), но и по своей политической роли в Европе. В 1410 году объединенные войска ВКЛ и Польского королевства разбили под Грюнвальдом одну из сильнейших в то время армию агрессивного Тевтонского ордена. Большую часть из пришедших на битву 40 полков Великого Княжества дали белорусские земли. 30 из них несли на своих боевых знаменах древний белорусский герб «Погоню» — рыцаря на вздыбленном коне. После разгрома Тевтонского ордена 200-летний немецкий натиск на восток был остановлен и соотношение сил в Центральной и Восточной Европе изменилось в пользу славянских государств.


Признанием веса ВКЛ в тогдашней геополитике стало приглашение Витовта на чешский трон. Великий князь получил его в период национально-освободительного и реформационного движения чехов, известного как «гуситские войны». Чтобы избежать острого конфликта с католическим миром, наш монарх ответил на предложение тем, что направил на помощь гуситам 5-тысячное белорусское войско во главе со своим племянником Жигимонтом Корибутом. В 1422 г. Жигимонт вступил в Прагу, где позднее был возведен на королевский трон.


В политической, экономической и культурной жизни Великого Княжества Литовского доминировали белорусские земли. Их представители занимали большую часть высших государственных должностей и составляли ближайшее окружение монарха. По подсчетам историков, во времена Витовта на населенные балтами (предками современных литовцев) земли в ВКЛ приходилось менее 1/15 территории и всего 1/20, или 5% жителей. Государственным языком Великого Княжества со 2-й половины XIV-го и вплоть до конца XVII века был старобелорусский. На нем велось делопроизводство в великокняжеской канцелярии и судах, издавались постановления соймов и общегосударственные кодексы. Белорусский — один из старейших государственных языков Европы. (Для сравнения: английский стал официальным в 1362 году, а французский — в 1400-м.)
Иными словами, государственная жизнь ВКЛ, которая при Витовте и его преемниках была крупнейшей страной Европы, на протяжении столетий протекала в белорусских национальных формах. Здесь, кстати, необходимо заметить, что предки белорусов несколько веков традиционно именовали свою страну — Великое Княжество Литовское — «Литвой» (не путать с современным названием нашей северной соседки: Lietuva-Lithuania), а себя — «литвинами». По названию государства еще со средних веков «литвинами» или «литовцами» называли всех жителей ВКЛ и соседи — русские, украинцы, поляки. К примеру, войско, которое со времен великого князя Ольгерда не раз приходило под стены Москвы и почти полностью состояло из славян-белорусов, российские летописи неизменно именовали «литовским». Названия «Беларусь» и «белорусы» для обозначения всей территории и всего населения нашей нынешней страны распространились только в конце X1X века. Этому на определенном этапе содействовали власти царской России: в этнониме «белорусы», который заменил прежнее название «литвины» («литовцы»), утверждалась близость к термину «русский», что соответствовало русификаторской политике. Из тех же имперских соображений царская администрация не препятствовала закреплению названий «Литва» и «литовцы» за балтскими землями бывшего ВКЛ.


Таким образом, сегодняшние белорусы в истории длительное время выступали под именем, которое впоследствии стало принадлежать соседнему народу. Это породило множество недоразумений и исторических казусов, когда, например, Полоцк, Минск, Брест, Гродно и другие древние белорусские города и центры нашей культуры в современной зарубежной историографии относят к «литовским», так как они находились в составе  Великого Княжества Литовского.


(Не имея возможности в рамках этого текста углубиться в данную проблематику, переадресую всех заинтересованных не к трудам белорусских историков, а — чтобы не выглядеть пристрастным — к недавно изданной монографии американского исследователя Тимоти Снайдера: Timothy Snyder. The Reconstruction of Nations. Poland, Ukraine, Lithuania, Belarus. 1569—1999. Yale University, 2003, где затронутой теме посвящена целая глава.)
11:50 14/10/2006




Loading...


загружаются комментарии