История не знает случая, когда бы политическая власть победила церковь

Интервью с пастором церкви «Новая жизнь» Вячеславом Гончаренко.

История не знает случая, когда бы политическая власть победила церковь
- Вячеслав, в чем состоит суть конфликта столичных властей с церковью «Новая жизнь»?

- Здание, в котором мы проводим богослужения, наша церковь выкупила в 2002 году. Ранее здесь был коровник, принадлежащий совхозу имени Калинина. Теперь это наша собственность. Под обслуживание коровника нам выделили земельный участок площадью 1,6 га. Долгое время он пустовал, территория вокруг была превращена в мусорную свалку. Поскольку здание было не приспособлено для молитвенных собраний, мы попросили городские власти: пока приведем помещение в надлежащее состояние, позвольте нам рядом установить палатку для богослужений, как это, принято, например, у православных верующих. Отказали, сославшись на отсутствие антисанитарных норм, воды и проч. У нас не было выбора, и мы стали проводить собрания в здании коровника. В течение месяца своими силами произвели ремонт, установили современные двери, стеклопакеты, жалюзи, повесили светильники – мы хотели здесь создать или социальный центр или культовое здание. Тем более, что архитектура строения позволяла это сделать. Однако, начав переписку с Мингорисполкомом, мы почувствовали невидимые преграды.

Предположим, какая-то государственная инстанция давала нам разрешение на работы по благоустройству, следом за ней другая – запрещала. Что касается столичных властей, то они были последовательны в своем решении – запретить, и только! Свой отказ они мотивировали каким-то генеральным планом застройки этого места. В прошлом году Мингорисполком вынес решение о лишении церкви земли и здания, затем последовала череда судебных процессов. Мы пытались опротестовать решение Мингорисполкома, а тот, в свою очередь, также обратился в суд. Именно там и обнаружилось, что генерального плана застройки земли, на которой стоит здание нашей церкви, на самом деле не существует. Была лишь попытка в 1999 году сделать проект этого генплана, но он не утвержден и по сей день. На том месте, где стоит наша церковь, Мингорисполком собирается, как нам пояснили, в целях решения социально-жилищных вопросов, строить коттеджный поселок. Но по закону застройка коттеджей не является решением социальных проблем в жилищной сфере. На сегодняшний день наша переписка с властями, включая суды, составляет 4 тома. В результате решением Высшего хозяйственного суда нас лишили здания, и Мингоримущество уже перевело на расчетный счет нашей церкви 35 млн рублей, обязав нас освободить помещение. Замечу, что при покупке этого строения мы только налог на землю оплатили в размере 30 млн рублей. Таким образом, власти вынудили нас пойти на акцию протеста.


- Как Мингоримущество отреагировало на этот демарш?

- Видя наше неповиновение этому противозаконному, на наш взгляд, решению, чиновники просто разводили руками, спрашивали у нас по телефону, что нам делать? Мы ответили Мингоримуществу: вы кашу «заварили», вот и думайте, что вам сейчас делать, но мы это здание не отдадим. Потому что правда на нашей стороне: даже в старом гараже один квадратный метр площади стоит гораздо дороже, нежели 10 долларов – так оценили наше здание. Хотя процесс его износа по техническому паспорту 19 % - то есть речь идет о практически новом строении.


- Вижу некоторых людей со значками на груди «постоянный участник  акции «пост – голодовка». Что это означает?

- Среди участников протеста есть те, кто объявил голодовку, основная же акция – это «пост – голодовка». В посте – мы, прежде всего, взываем к Богу, а голодовка имеет цель привлечь внимание общественности к тому, что происходит. И этой цели, похоже, мы добились: о протестантском движении Беларуси узнал мир: нас поддерживают не только пастора, наши братья из других церквей, мы получаем телеграммы со словами поддержки из разных стран. Люди, которых мы не знаем, молятся о нас.


- По - Вашему, только ли стремление на месте коровника возвести коттетджный поселок руководит Мингорисполкомом?

- Недавно я разговаривал с епископом Союза баптистов, который мне рассказал, что за последние 10 лет ни одной баптистской церкви не выделили земельного участка для строительства молитвенного дома. В этом я вижу политику государства, направленную на то, что протестантское движение в Беларуси не имело развития. Известен, например, случай, когда один человек продал свой магазин для его переоборудования под молитвенный дом. Узнав об этом, власти тут же стали звонить пастору и пугать пожарной инспекцией, санэпидеморганами. То есть, стоит протестантской церкви выкупить какое-то здание, как тут же начинается шумиха: сектанты открывают свою церковь. Случай с церковью «Новая жизнь» – это тот же классический вариант, не вписывающийся в идеологию государства. Поэтому нам всячески чинят препятствия. И сегодня это привело к тому, что церковь готова поститься, голодать, чтобы таким образом отстоять свои права.


- К церкви «Новая жизнь» власть, как ни к одной другой протестантской  общине, всегда демонстрировала свою «лояльность», не так ли? Чтобы показать, кто в доме хозяин, одних только штрафов было заплачено сколько! За что вас так?

-  После выхода в свет в 1999 году Закона РБ «О собраниях, митингах,
демонстрациях…» городские власти стали требовать от протестантских общин, арендующих залы домов культуры и кинотеатров, разрешения на проведение богослужений. Что мы, собственно, и делали. Однако нам разрешали собираться только раз в месяц на площади Бангалор и в дождь, и в холод, и под палящим солнцем. Тем не менее, за период с 1999-2002 г.г. мы не пропустили ни одного служения, за что нас и штрафовали. Мотив санкций – нарушение все того же закона, приравнявшего митинги к молитвенным собраниям. По решению судов за проведение несанкционированных богослужений более 6 тысяч долларов взыскано, лично на меня был наложен штраф в размере 930 тысяч рублей, причем это происходило в мое отсутствие.


- Как же церкви удалось выжить, не растерять свою паству?

- Только один Бог знает, как мы выжили, оказавшись со всей своей достаточно сложной структурой на улице, без крыши над головой. Ведь у церкви «Новая жизнь» уже тогда было 60 филиалов по всей республике, численностью в 500 членов церкви плюс 400 детей. Когда нам запретили собираться на молитвенные служения, пастора других церквей предоставляли нам возможность проводить собрания в своих церквах. В отсутствие такой возможности, собирались в лесу – опять же, мороз и холод не были тому помехой. Иногда по воскресеньям удавалось арендовать какой-нибудь кинотеатр, о том, когда и где будут проходить богослужения, люди узнавали в самый последний момент – поздним вечером в субботу.


- В целях конспирации?

- Еще какой! Кинотеатры мы арендовали под маркой просмотра фильма. Мы выкупали полностью все билеты на сеанс, предварительно договорившись с руководством кинотеатра, что на самом деле будем смотреть не художественный фильм, а проводить богослужения. Как только Мингорисполком об этом узнавал, мы искали новые варианты. Как один из них – нам позволили собираться в спортивном манеже в Уручье. Там к нам хорошо относились, с пониманием. Пока один, проходивший мимо православный священник, не сообщил начальнику отдела по делам религий Мингорисполкома Рябицевой. Я с ней лично разговаривал, дескать, почему не сказали священнику, что поступает не по-христиански. На что чиновница открыто заявила: «Как я такое могла сказать! Вы же знаете, что у нас преимущественное право принадлежит православной церкви».

В конце концов, когда нас лишили возможности вообще собираться, мы рядом с коровником поставили большую палатку и там, с разрешения властей, проводили молитвенные служения. Тогда и полетели первые «ласточки»: нами заинтересовалась милиция, нас начали штрафовать. Пришла глубокая осень 2004 года, и ураган порвал, вообще снёс нашу палатку. Служения стали проводить в коровнике. Трудности нас не могли остановить, все эти годы мы жили верой, полагаясь на Господа. И Бог, благословил нас: несмотря на прессинг, церковь «Новая жизнь» выросла вдвое. И сегодня нас уже тысяча!


- Риторический вопрос: Вы не исключаете, что эту акцию может постигнутьучасть «палаточного городка»?

- Наша акция не имеет никакого отношения к политической акции. Мы – церковь, и  мы будем вне политики. Поэтому не могу сказать, какая участь нас постигнет. Есть разные ситуации, когда, политики, допустим, противостоят политикам, или когда политик борется с церковью. Но однозначно – история не знает случая, когда бы политическая власть победила церковь.


- И все-таки не страшно, когда однажды ночью подгонят автозаки… Все-таки у Вас семья, трое маленьких дочерей...

- Мы морально готовы  к этому,  у нас хоть и сложная, но достаточно организованная  структура. Мы – одна команда. И мы продумали, как в случае наступления часа «Х» в течение 15 минут собрать людей,  всю нашу церковь.

- Как пастор, Вы в курсе, что члены церкви «Новая жизнь» принимали активное участие в мартовских событиях 2006 года?  Членов церкви «Новая жизнь» можно было увидеть и в палаточном городке и на митинге в День Воли в сквере Янки Купалы, некоторые прошли через застенки СИЗО. Даже сегодня, во время молитвенного собрания, можно было увидеть ребенка с портретом Димы Дашкевича на груди!

- В нашей церкви публика достаточно разношерстная, люди придерживаются разных политических взглядов. Знаю, что перед президентскими выборами были люди, которые молились за Лукашенко. А были  и те, кто хотел перемен. Сам я не занимаю какую-то принципиальную позицию – не в этом моя задача. Я лишь должен проповедовать Евангелие, чтобы церковь не превратилась в политическую партию. Поскольку, культивируя такой интерес людей к политике, церковь теряет свою духовную сущность. И в это ее смерть.  Поэтому мы на уровне руководства не занимаемся политикой, А члены церкви частным образом могут участвовать в политике – они граждане своего государства и имеют на это полное право.
12:56 17/10/2006




Loading...


загружаются комментарии