Директор представительства «Уралкалия» за решеткой по указке сверху?

Как уже сообщал «Белорусский партизан», 25 октября в суде Центрального района Минска начались судебные слушания по уголовному делу директора представительства «Уралкалия» в Белоруссии Ярослава Нехая.


Директор представительства «Уралкалия» за решеткой по указке сверху?

Суть дела



2 апреля этого года машина, которой управлял Нехай, на скорости 102 километра в час врезалась в колонну авто, остановившихся на красный сигнал светофора. В результате столкновения погибла шестилетняя девочка, сидевшая на заднем сиденье впередистоящего авто. Эта авария произошла в центре Минска, на одном из самых аварийных перекрестков -  около цирка.

Две медицинские экспертизы, проведенные по этому делу, показали, что у Нехая  могла быть потеря сознания. Когда случилось ДТП, в некоторых газетах писали, что виной всему - солнце, ослепившее водителя.  Однако, как утверждают свидетели, в тот момент солнца не было. Медики говорят, что подобные вспышки, как правило, являются предвестниками потери сознания…

По словам адвоката Нехая, в течение шести секунд служебная машина представительства «Уралкалия» в Белоруссии, за рулем которой сидел Нехай, была совершенно неуправляемая. «Это было преступление по неосторожности,  - говорит адвокат. -
Нехай потерял сознание, у него было кратковременное расстройство психики, за которое не наступает уголовная ответственность, потому что это - несчастный случай».
К слову, никаких претензий к следствию у Ярослава Нехая нет.


 
Потерпевшие



Татьяна Рафальская и Алексей Филиппов уже несколько лет в разводе. Но поскольку у них была общая дочь Машенька, они старались поддерживать между собой нормальные, ровные отношения.   В то злополучное воскресенье они все вместе ехали в костел. Татьяна сидела рядом с мужем на переднем сиденье, Машенька – сзади. Задние сиденья не были оборудованы ремнями безопасности, поэтому девочка не была пристегнута. Они остановились на красный свет светофора. И вдруг – сильнейший удар сзади…

Машеньку и ее родителей вытащил из горящей машины герой-водитель, проезжавший мимо.  Татьяна и Алексей были без сознания, но быстро пришли в себя. Машенька некоторое время не подавала признаков жизни, а затем вздохнула. Все надеялись, что девочка останется жива, но, увы,  ее не удалось спасти...

Татьяна и Алексей требуют, чтобы  «Уралкалий» возместил им моральный ущерб. Алексей в своем исковом заявлении написал, что хочет получить 20 миллионов рублей. Татьяна – 100. Судья Есьман попросил их обосновать эти цифры.

Алексей Филиппов сказал: «Погиб мой единственный ребенок. Я не могу оценивать жизнь своей дочери в каких-то цифрах. Я могу и миллиард потребовать, но не реально, что получу эти деньги… Мне сложно об этом говорить…»

Когда говорил свидетель, вытащивший окровавленную Машеньку из машины, Алексей не мог сдержать слез. И не скрывал их. Его рыдания слышали все присутствующие в зале…

На вопрос судьи: «Ваше мнение по мере наказания для Нехая, если суд признает его виновным?» Алексей ответил: «Каждый из нас понесет свое наказание на том свете. Не судите, и не судимы будете. Я не могу ответить на этот вопрос по-другому… Хочу, чтобы все было так, как решит суд - справедливо».

Его бывшая супруга в свою очередь потребовала максимальной и самой жесткой меры наказания для Ярослава Нехая. «Деньги я хочу потратить на квартиру, - сказала она. - Не могу находиться в той обстановке, где сейчас живу. Там все напоминает мне о дочери. Ее мне не вернуть уже ни за какие деньги…»

Обвиняемый



Ярослав Нехай виновным себя не признает. Говорит, что не может рассказать, как произошла авария, потому что мало что помнит.
«Последнее, что помню, это свое решение перестроиться из третьего в четвертый ряд, - говорит он. - После  этого сознание выключилось….
В этот день я на служебной машине поехал на теннисные корты, там два часа отзанимался, затем поехал в баню, где провел полтора часа. После этого должен был поехать в офис…

Я увидел впереди красный свет  и начал перестраиваться метров за 120-150 до перекрестка. Потом эта яркая вспышка и все… Пришел в себя, когда меня кто-то стал  тормошить за плечо. Увидел, что рядом машины в огне…»

Нехай утверждает, что скоростной режим не нарушал. Скорее всего, когда потерял сознание, нога автоматически надавила на газ /в машине, на которой он ехал, автоматическая коробка передач/.
Ярослав Нехай говорит, что это жуткое стечение обстоятельств…
Хотя некоторые свидетели говорят, что видели, как он сам выходил из машины. И обращают внимание на то, что машина ехала по прямой траектории,  не отклоняясь вправо или влево, как это обычно бывает, если отпускаешь руль…

Злой рок



На суд пришла и мать Ярослава Нехая. Ей 83 года, она профессор-лингвист.

«Я знаю, что далеко не всех водителей берут под стражу после подобных происшествий, - говорит она. – Например, мать жены Славы погибла под колесами машины. Водителя осудили условно. Отец Галочки погиб под колесами машины. Водителя тоже не арестовали…
Это какой-то злой рок, который преследует нашу семью! Во время войны я потерла своего старшего сына. Его убили в концлагере. Теперь Славу могут посадить…».

Мера пресечения



После аварии Ярослав Нехай дал подписку о невыезде и пообещал являться по первому требованию следователей. Однако буквально на следующий день ему изменили меру пресечения на содержание под стражей. С апреля этого года он в СИЗО. Там у него, вероятно, из-за пережитого стресса вылезли наружу кожные заболевания.
«С августа с моей кожей происходит что-то непонятное, - рассказывал Нехай на суде. – Я прошел курс лечения в медсанчасти СИЗО №1, но мне стало еще хуже. Врачи СИЗО не могут мне оказать другую помощь, поэтому я прошу до решения суда выпустить меня под подписку о невыезде. У меня гниет тело, все чешется, в условиях СИЗО я не могу принимать нормальное лечение».

Адвокат Наталья Морозова говорит, что изначально не было оснований для изменения меры пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей.

«Для объяснения изменения меры пресечения использовали такие понятие, как общественный резонанс», - говорит она.
Меру пресечения Нехаю оставили прежней – содержание под стражей.

Версии




На суд пришло много людей – больше тридцати человек. Одни в  коридоре говорили о том, что сверху просто дали команду посадить Нехая, несмотря ни на что.

«Погибший в автоаварии тесть Нехая – бывший могилевский партийный деятель Прищепчик. Он гонял Лукашенко в хвост и в гриву, когда тот  возглавлял совхоз. И Александр Григорьевич до сих не может забыть об этом...»

Другие высказывали версию о том, что Нехай стал заложником  непростых отношений между Россией и Белоруссией. Что Лукашенко хочет полностью контролировать рынок калийных удобрений и ему надо на место Нехая поставить своего человека. К слову, «Уралкалий» владеет 50 процентами акций Белорусской калийной компании.
Другие ничего не хотели слушать и говорили, что все это – глупости. И что смерть ребенка ничем нельзя оправдать. И если виновен в ДТП, то нужно отвечать по полной программе, а не искать громкую политическую подоплеку…

Вердикт




Точку в этом странном деле должен поставить суд. Скорее всего, приговор Ярославу Нехаю будет оглашен в понедельник.

Личное дело:


Ярослав  Григорьевич Нехай
Родился в Минске, гражданин Белоруссии, образование высшее.
Считает себя женатым, хотя официально разведен.
Жена и дети присутствовали в зале суда.
Ранее не судим.
Ярослава Григорьевича  называют неплохим экспертом в области туризма.
Некоторое время он возглавлял «Белинтурист».

08:24 27/10/2006




Loading...


загружаются комментарии