Есть ли у нас надежда? Сможем ли мы победить?

Пятого октября я собрал необходимые вещи и приехал в бывший коровник, заявив Вячеславу Гончаренко, что я с ними, и он может на меня рассчитывать во всем. В ту ночь в здании еще никто не ночевал, а со следующего утра я остался в церкви и вошел в пост-голодовку.

Есть ли  у нас надежда? Сможем ли мы победить?
В  нашей стране все выучили слово «пиар», для многих людей это стало ругательством, многие явления объясняются этим словом, но мало кто задумывается о том, что никакого «пиара» в нашей стране нет. «Пиар» – название двух английских букв PR – «Public relations», что примерно означает – «Связи с общественностью». Это не реклама, не пропаганда, ни агитация, хотя элементы всего этого присутствуют в деятельности Public relations. PR предполагает максимально полное доведение до общественности позиции некой организации, института, меньшинства или отдельной личности, доведение позиции и максимально доступное разъяснение ее. В Беларуси нет Public relations. Никто ничего никому не разъясняет. Мизерных ресурсов СМИ хватает только на информирование, а публичные деятели привыкли только декларировать, но не аргументировать и разъяснять. Мы живем в стране слухов, домыслов, фантазий и мифов. И сегодняшняя акция тоже обрастает множеством домыслов и фантазий.

Попробую разъяснить хоть некоторые моменты. Не смогу сделать этого систематически, просто затрону те вопросы, которые вспоминаются из реплик и обсуждений.

1. Несколько раз приходилось видеть в Интернете попытки обвинить церковь «Новая жизнь» в том, что она не решает юридические вопросы в соответствии с существующим порядком. Или даже утверждения о том, что юридически власти правы, а церковь не права.

Должен заметить, что это совершенно некорректные высказывания. Так говорят люди, которые слышали звон, но не знают где он. Или те, кто имеет настолько дремучие представления о церкви, что и представить себе не может, что среди христиан есть квалифицированные юристы, что пройдены все судебные инстанции. Весь пакет документов по делам церкви несколько раз анализировали независимые юристы. Поэтому, все досужие домыслы нужно бы пропускать мимо ушей. Конечно же, нельзя исключать, что есть какие-то юридические неточности или ошибки. Но чтобы судить – следует хорошо ознакомиться с делом.
Кроме того, суды в современной Беларуси послушно исполняют волю вышестоящего начальства. Все решения были приняты заранее, а суды только выполняли распоряжения. Не удивлюсь, если в ближайшее время прошлые решения судов будут пересмотрены по воле начальства. Если есть независимые юристы и адвокаты, желающие помочь, то думаю это возможно будет сделать, и ознакомиться со всеми материалами по всем делам.

2. Госпожа Рябицева и заместитель председателя Мингорисполкома Титенков в интервью Интерфаксу заявили, что существуют какие-то претензии относительно противопожарной безопасности. Это дало основания для разного рода домыслов. Были какие-то суждения про свечи, деревянное здание, печное отопление и пр.
Смешно все это слушать живущим в бывшем типовом железобетонном коровнике, перестроенном церковью в более-менее пристойное здание. Паровое отопление от автономной котельной. Котельная, правда, топиться дровами, но это не нарушает никаких противопожарных норм. Ну, а свечи – это и вовсе от невежества. От того, что некоторые люди черпают суждения про церковь из художественных фильмов или своего единственного посещения православной церкви. Видимо на такое невежество и была рассчитана ложь госпожи Рябицевой. Если власти заботятся об угрозе пожара, то для этого есть пожарные службы, теперь – МЧС, и все нужно делать вовремя. До сих пор никаких нарушений не фиксировалось.

3. По белорусскому телевидению и в информации Интерфакса было заявлено, что это только церковь «Новая жизнь» такая неправильная, а все другие 122 религиозные общины Минска находятся под опекой минских властей, которые чутко о них заботятся, всем дают помещения и решают все проблемы. Этому кое-кто поверил.

А, между тем, это совершенно не соответствует истине. У подавляющего большинства общин были проблемы с перерегистрацией. Очень мало церквей имеют здания, которые официально считаются культовыми, их можно пересчитать по пальцам. Большинство зданий церквей, построенных или отреставрированных верующими, остаются в статусе частных домов. А в частных домах по новому закону запрещено проводить богослужения. Да что там богослужения! Запрещено даже групповое чтение Библии. Именно за это был подвергнут аресту на 10 суток пастор баптистской церкви «Завет Христа» Георгий Вязовский. Он изучал Библию в своей церкви, которую община возвела собственными руками на месте частного дома, купленному на имя пастора. Невооруженным глазом видно, что это не коттедж, не дом для жилья, что это церковь. Нужна всего лишь одна справка из БТИ, чтобы здание церкви считалось зданием церкви. Но этой справки не удается добиться уже много лет. В таком же положении многие и многие религиозные общины. Фактически, власти своими действиями поставили большинство церквей вне закона. Зачем им это надо? Не затем ли, чтобы в любой момент, любой строптивой общине можно было предъявить обвинение и надавить на нее. Суд закрыл общину пастора Эрнеста Сабилы. Ему в суде рекомендовали дописать несколько «мертвых душ», чтобы выполнить установленный властями минимум в 20 человек. Но принципиальный пастор не счел возможным пойти на обман. Он был репрессирован за веру еще при Сталине, преследовался и во времена застоя. Ему ли пугаться и лгать теперь?

Именно за это, молчаливое принципиальное стояние на своем, полагание не на благосклонность властей, а послушание воли Божьей, диктаторы и не любят христиан.
Сейчас «Новая жизнь» борется за конкретные требования. Но это смысл этой борьбы гораздо шире. Мы стоим за права всех христиан и церквей Минска и всей Беларуси. В положении, аналогичном церкви «Новая жизнь», находятся церкви во многих городах страны, в Гомеле, Гродно, Барановичах и т.д. Поэтому и сейчас в голодовке принимают участие представителей многих церквей из разных городов Беларуси.

4. Многие в Интернете пишут об этой акции так, что это исключительно церковное цело, касающееся только христиан, или даже всего лишь одной церкви.

Нет. Это не узкоконфессиональная проблема. У Союза писателей отобрали здание. Объединение белорусов мира «Бацькаўшчына» лишили помещения. Десятки или сотни общественных организаций находятся в таком же положении. Все они уничтожаются поодиночке. Мы сейчас боремся и за них тоже.

Может быть, нас тоже все оставят в нашей борьбе в одиночестве.
Значит, так нам белорусам и надо!





17:28 27/10/2006




Loading...


загружаются комментарии