Трагедия войн

История взаимоотношений Московии и ВКЛ — это история бесконечных войн. Поводом для вооруженного конфликта могло стать все что угодно: например, нежелание наших монархов называть московских князей царями.

Трагедия войн
После первой развязанной Москвой войны 1492—1494 годов мирных передышек почти не было: государства-соседи (по инициативе «третьего Рима») воевали в 1500—1503, 1507—1508, 1512—1522 годах. В последней из названных войн интервенты были остановлены под Оршей, где войска ВКЛ 8 сентября 1514 года одержали одну из самых выдающихся побед в европейской истории XVI века. 35 тысяч воинов во главе с гетманом Константином Острожским наголову разбили 80-тысячную армию московитов. Захватчики потеряли 40 тысяч убитыми.


Об Оршанской битве знала вся Европа: ее изучали как пример блестящих действий против значительно превосходящих сил противника. Гетмана Острожского называли вторым Ганнибалом, а его воинов сравнивали с мужественными защитниками древней Македонии. Спустя несколько лет после победы неизвестный художник из круга Лукаса Кранаха создал батальное полотно, отображающее один из эпизодов сечи. На картине, хранящейся теперь в Национальном музее в Варшаве, на пиках белорусских рыцарей можно увидеть бело-красно-белые боевые флажки. Это самое раннее известное изображение белорусского национального флага.


Однако напор с востока продолжался, и этническая близость двух стран не делала противостояние менее жестоким и беспощадным. Во время Ливонской войны страшную трагедию пережил Полоцк, захваченный и разграбленный стрельцами Ивана IV в 1563 году. В городе было уничтожено все неправославное население, а 50 тысяч плененных полочан зимними дорогами погнали в Московию. (Принудительными переселениями белорусов  — прежде всего мастеровитых и образованных горожан — сопровождались практически все войны.)


События Ливонской войны подтолкнули ВКЛ к унии с Польшей, заключенной в 1569 году в Люблине. Великое Княжество и Польская Корона объединялись в общее государство — Речь Посполитую, имевшую признаки как федерации, так и конфедерации. ВКЛ сохранило не только название и титул монарха, но и собственную систему государственных должностей, армию, казну, таможенную службу и законодательство. В Статуте ВКЛ 1588 года, о котором шла речь выше, название «Речь Посполитая» вообще не фигурировало.


Было бы, конечно, ошибкой сводить отношения Московии и ВКЛ исключительно к военным конфликтам. В XVI—XVIII веках белорусские земли являлись для Московии своеобразным каналом связи с европейской культурой. Просветитель, писатель и педагог Симеон Полоцкий, переселившись в середине XVII в. из Беларуси в Москву, был поражен господствующими там невежеством, дикими предрассудками и агрессивной подозрительностью по отношению к «латинскому» Западу. Самоотверженно служа идеям просвещения, Симеон устроил в России чуть ли не культурную революцию: воспитал целую школу поэтов, открыл первый  театр, написал проект создания первого высшего учебного заведения, оставил после себя богатейшую в Москве библиотеку. Весьма красноречив следующий факт: после того, как С.Полоцкий добился открытия своей, независимой от церковной цензуры «книгопечатни», количество типографий во всем Российском государстве сразу удвоилось — вместо одной стало две.( В то же самое время на родине наших предков книги печатались в 134 типографиях.) Показателен тот факт, что после смерти Симеона Полоцкого Русская православная церковь запретила упоминать его произведения как еретические.


ВКЛ располагалось на перекрестке европейских и евразийских путей, амбиций и интересов, и это не обещало спокойного будущего. XVII век вошел в белорусские хроники прежде всего «кровавым потопом». В массовом сознании нашего народа самой страшной войной до сих пор считается Вторая мировая, когда республика потеряла каждого четвертого жителя. Люди, знакомые с историей, знают, что это еще один миф. В прошлом Беларуси довелось пережить еще более чудовищную трагедию. В 1654 году царь Алексей Михайлович, прикрываясь словами о защите православия, развязал очередную войну за «искони русские земли».

В Беларусь вторглись три огромные армии численностью до 100 тысяч солдат. Города, отказывающиеся от капитуляции, разрушались, а их население уничтожали или уводили в плен. Самая печальная судьба ожидала древний белорусский Мстиславль, где царские стрельцы перебили почти всех жителей. На захваченных землях чинились неприкрытые грабежи и насилие. В ответ развернулось массовое партизанское движение, особенно активное на Мстиславщине. (Именно с той войны берет начало известная в мире белорусская партизанская традиция). Жители Могилева, вначале сдавшие город без боя, не выдержали издевательств и бесконечных реквизиций: 1 февраля 1661 года они подняли восстание и за несколько часов вырезали весь 7-тысячный царский гарнизон.


Наша страна вышла из той войны понеся тяжелейшие потери. Беларусь недосчиталась свыше половины жителей — погибших в битвах, умерших от голода, переселенных в Россию. В абсолютных цифрах это выглядело так: из 2 млн. 900 тыс. уцелело около 1 млн. 350 тыс., а на востоке Беларуси осталось и того меньше – всего  треть населения. Война 1654—1667 годов словно подменила нашу землю. Иным стало практически всё — от условий жизни до национального генофонда. Белорусы почти лишились своей элиты, горожан, предпринимателей, а крестьянскому народу подниматься до национальной консолидации было невероятно тяжело. Именно в той экономической, культурной, демографической катастрофе — истоки многих национальных комплексов и бед сегодняшних белорусов.
Тем более что драма продолжалась.


Каждый третий погиб в Беларуси в годы Северной войны 1700—1721 годов. Россия и Речь Посполитая были тогда союзниками, но царь Петр I стремился вести войну на чужой для него белорусской земле, где стояла 70-тысячная российская армия. Поведение петровского воинства больше напоминало действия захватчиков. Император лично участвовал в зверском убийстве пятерых униатских священников в полоцком Софийском соборе. Сам же древнейший белорусский храм (который со времен Брестской церковной унии 1596 года был главной святыней белорусских греко-католиков) «союзники» превратили в пороховой склад, а накануне ухода из Полоцка взорвали.


Границы нашего Отечества после той войны остались неизменными, но реальный суверенитет оно почти утратило. В Беларуси чуть ли не постоянно находились российские войска. Об их предназначении  один из царских генералов высказался с циничным остроумием -- «дабы придавать здешним жителям нужное направление мыслей».   Судьба истощенной войнами Речи Посполитой была предрешена. Для сохранения жизнеспособности стране остро требовались реформы, но провести их не позволяли сильные соседи и прежде всего Россия. Договор 1764 года между Россией и Пруссией содержал секретную статью, обязывающую всячески поддерживать в Речи Посполитой шляхетские вольности, а, по сути, анархию, подрывавшую государственные устои. Российская империя снова и снова вмешивалась в политику государства наших предков, направляя сюда войска или возводя на трон своих ставленников.


Великому князю и королю Станиславу Августу Понятовскому, в прошлом фавориту императрицы Екатерины II , выпало на долю стать последним монархом Речи Посполитой. После трех разделов между Россией, Австрией и Прусией в 1772, 1793 и 1795 годах — исторические часы государства остановились. Давнишняя мечта кремлевских правителей сбылась — Беларусь стала частью царской империи.Бывший любовник  Екатерины подписал отречение от престола, а  трон Станислава Августа царица на радостях повелела привезти в Петербург и «приспособить» для отправления своих ежедневных физиологических потребностей, или, иными словами, превратить в унитаз. На нем, кстати, через год императрицу и разбил паралич. 




08:37 30/10/2006




Loading...


загружаются комментарии