Власти готовятся к кампании «Конфискация детей»

Когда-то, в самом начале журналисткой карьеры, мне пришлось готовить материал об убийстве в Гомеле криминального авторитета.

Власти готовятся к кампании «Конфискация детей»
Его расстреляли в машине вместе с малолетним сыном. Довелось тогда разговаривать с разными людьми, но мне убедительно объяснили, что это преступление могли совершить только беспредельщики или люди, близкие к правоохранительным органам. Потому что по «правильным» криминальным законам детей и родителей ни в какие разборки не вмешивают, - это святое. К чему я вспомнила эту историю?..

На днях милиция ворвалась в дом родителей Владимира Новосяда. Переполошили соседей, довели до предынфарктного состояния пожилых людей, переворошили шкафы и шкафчики. Якобы, искали самогон…

Родители Новосяда – уважаемые люди, Владимир – в недавнем прошлом депутат белорусского парламента. И даже не одного созыва. Как говорится, «не замечен, не привлекался, не состоит...»  Вина Новосяда в том, что он вознамерился создать свою партию и решил идти в депутаты, хотя ему это настоятельно не рекомендовали.
За что милицейским налетом опозорили заслуженных людей? За сына.

Впрочем, Владимир Новосяд уже большой мальчик, и его отношения с родителями теперь можно «регулировать» только с помощью откровенного беспредела. Но некоторое отношение к оппозиции имеет огромное количество несовершеннолетних, и в отношении них вот-вот начнут применять тот же беспредел, правда, под видом закона.

В последние дни в прессе много писалось об итогах акции 10 декабря, на День защиты прав человека. В первую очередь, конечно, о беспрецедентном процессе, когда лидеру Объединенной гражданской партии Анатолию Лебедько удалось уличить свидетелей-милиционеров в лжесвидетельствовании. Некие доблестные воины Бобусько и Божок (кажется, их по алфавиту отбирают для участия в политические процессах) долго рассказывали, как Лебедько ругался матом, размахивал руками, хулиганил и как героически они его задерживали. Но фотографии и видеозаписи засвидетельствовали, что задерживали лидера ОГП совершенно другие люди; ни Бобусько, ни Божко и близко в это время не было, и поэтому они просто не могли знать, ругался ли Лебедько матом или декламировал сонеты Шекспира. Впрочем, в данном случае я – не о Лебедько, он тоже большой мальчик. Я - о детях.

Акция, аналогичная минской, проходила и в Витебске. О ней журналисты не писали из-за «вопиющей немассовости» мероприятия. Небольшая группа молодых людей пыталась пройти по улицам города с плакатом: «10 декабря – День прав человека. А есть ли у нас права?» Вопрос риторический - прав нет. Молодых людей задержали. Однако несовершеннолетних вынуждены были сразу отпустить. Но сейчас началась «воспитательная работа». На мать одной из участниц акции – Анны Чепеловой – уже составлен милицейский протокол за неисполнение обязанностей по воспитанию ребенка. С родителями еще двух девушек продолжаются разбирательства. Один протокол, другой, а потом, как вы понимаете, государство может возжелать взять на себя воспитательные функции.  
 
Аналогичный метод, похоже, готовятся применить и в Могилеве. Некоторое  время назад в дом Кристины Шатиковой, воспитывающей двоих мальчишек 8 и 10 лет, пришла инспектор по делам несовершеннолетних. Кто вызвал? Соседи, учителя? «Да нет, - честно призналась инспектор, - вы же знаете…» Конечно, в Беларуси многие знают, что в марте Кристина была арестована в палаточном лагере тех, кто протестовал против фальсификации итогов президентских выборов; что милиция не могла снять молодую женщину с вышки в Витебске, где она вывесила запрещенный Александром Лукашенко национальный бело-красно-белый флаг; наконец, что она участница всех акций в память о похищенных в Беларуси людях, потому что является двоюродной сестрой исчезнувшего оператора ОРТ Дмитрия Завадского. Но политическая позиция матери не имеет никакого отношения к детям: пока мама на акции – мальчишки под присмотром бабушки. Но все, кто знает белорусские реалии, знают и ответ на вопрос:  что же так беспокоит инспекцию по делам несовершеннолетних?  Тем более что в прошлом одному из руководителей ОГП,  Марине Богданович,  после ее активного участия в акциях протеста предпринимателей было однозначно сказано: если не угомонится, то будет лишена родительских прав как социально опасный элемент.  Богданович отошла от активной деятельности, и нелбзя ее за это винить - у Марины несовершеннолетняя дочь…

Складывается просто цепь однотипных событий. А потому есть ощущение, что все вышеперечисленное – это подготовительная кампания. Власть готовится применить против своих оппонентов самый действенный из механизмов сдерживания. На этой неделе белорусские депутаты согласились с президентским декретом с красивым названием  «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». Приняли к сведению абсолютно безропотно, несмотря на то, что документ содержит вопиюще противоправное положение о том, что детей можно отобрать у родителей даже безо всякого решения суда.
Никаких четких критериев того, в каких случаях это допустимо, не обозначено. «В случае, если установлено, что родители (единственный родитель) ведут аморальный образ жизни, что оказывает вредное воздействие на детей, являются хроническими алкоголиками или наркоманами либо иным образом ненадлежаще выполняют свои обязанности по воспитанию и содержанию детей», - сформулировано в указе. Подвести под формулировку, как вы понимаете, можно что угодно.

Декрет о «конфискации детей» вступит в силу только с 1 января, но инспекции по делам несовершеннолетних уже заработали. Здесь хорошо понимают знаки, подаваемые сверху.  
Вот уж действительно, самые подлые вещи делаются под чрезвычайно благовидными предлогами. А самые жестокие люди очень любят рассуждать о слезинке ребенка.
09:47 15/12/2006




Loading...


загружаются комментарии