Чиж советует Романову не ловить рыбу в мутной воде (интервью с одним из самых богатых людей Беларуси)

В кабинете Юрия Чижа вдоволь коллекционного колюще-режущего холодного оружия, наводящего на текущий контекст одной до жути банальной метафорой: рубить еще не перерубить тренерские головы председателю правления минского “Динамо”. Путем непростых арифметических операций статистиками был безошибочно установлен пятнадцатый порядковый номер нынешнего вахтенного на лобном месте за семь сейсмоопасных сезонов.

Чиж советует Романову не ловить рыбу в мутной воде  (интервью с одним из самых богатых людей Беларуси)
— За семь лет вашего руководства “Динамо”, похоже, так и не выбралось на твердый путь последовательной эволюции. По крайней мере таково впечатление стороннего наблюдателя: чуть ли не каждый сезон с новым тренером, с мыслью вроде “ну вот на этот-то раз…”


— Вы правы, но только отчасти. А именно — в оценке выступлений главной команды футбольного клуба “Динамо”. Согласен: вершину нашей пирамиды отшлифовать пока не получается. В остальном же плоды проделанной работы налицо. Например, выстроена система воспитания собственных игроков. Начиная с 9-10-летних пацанов и заканчивая ребятами, готовыми пополнить команду мастеров. Процесс идет. Представители вашей газеты присутствовали на церемонии награждения “Динамо” серебряными медалями. Они наверняка видели, сколько у нас команд различных возрастов. Кто-то выиграл первенство Минска, кто-то — чемпионат страны, дублеры три последних года лучшие в Беларуси… Почему все это пока не сказывается позитивно на игре и результатах первой команды? Существует, как ни банально, проблема тренерского штаба. Она во многом завязана и на моих ошибках. Это, конечно, красиво и скромно — брать всю ответственность на себя, но приходится признать: не могу никак угадать с главным тренером. Или не нахожу средств, чтобы пригласить специалиста с именем и авторитетом. В ту же Россию, посмотрите, едут иностранцы просто— таки за сумасшедшие деньги…

А в Беларуси, должен сказать, тренеры очень слабенькие. Они не совершенствуются, не работают над собой. Ездят за границу на стажировки, что-то смотрят, чему-то учатся — как в космос летают: ой, как нам далеко до них, все ушли намного вперед… Ну хорошо, ушли. Пусть те методики не подходят. Давайте тогда что-то адаптировать к нашим условиям. Медицину, тренировочный процесс. Этому ведь не учатся. Получил лицензию “Pro” — все, секретов в футболе как будто не осталось. Серьезных тренеров, которые стремились бы к профессиональному росту, нет. Мы сидим с Богайчуком, Галкиным и смотрим: кого взять в помощь Пете Качуро по физподготовке, кто обладает необходимым потенциалом. Не из кого выбрать.

— Прямо-таки путь разочарований получается.


— Как бы кто это ни называл, желание заниматься футболом, несмотря ни на что, у меня только крепнет. Хочется доказать, что мы можем чего-то достигнуть.

Вот, говорят, в “Динамо” пятнадцать тренеров было. И где они теперь? Хорошо, я с ними не сработался, я плохой руководитель — реализуйте себя в других клубах, ради бога. А в “Динамо” им было создано все для осуществления планов. Никто, считаю, не вправе жаловаться на условия работы. Что я еще должен обеспечить? Договорные игры? Завезти деньги в Брест и заплатить за победу? Да, был бы у нас тогда золотой матч, наверное, стали бы мы чемпионами. Но мне это не нужно. Я хочу, чтобы результат был логичен и закономерен. Хочу играть в футбол, придерживаясь спортивных принципов. От такого золота, какое есть у московского ЦСКА, когда подсчитывают количество сомнительных побед, — я радости не получу.

— О договорных матчах вы говорите так, будто организовать подобный в белорусском чемпионате пара пустяков…


— А вы считаете, это невозможно? Многие себе это позволяют, покупают игры…

— Поставлю вопрос по-другому — масштабнее. Купить чемпионство в Беларуси, по-вашему, реально?


— Это только вопрос денег. В нашей недолгой суверенной истории такое случалось. Не хочу эту тему широко развивать. Только время потеряем. Все ведь чего ждали от нашего вояжа в Брест в последнем туре? Что Чиж приедет к себе на родину и решит вопрос. Желающие взять там были… Проще продать матч, чем его выиграть за деньги других, правильно?..

— Если совершенно не заботиться о собственной репутации, то тогда конечно… Или это слабый сдерживающий фактор?


— А если бы мы выиграли честно, объективно? Все равно сидели бы недоброжелатели, поливали грязью. Приехали, перенесли начало встречи на два часа и все уладили.

— Бытует мнение, будто наряду с необходимостью максимального результата вы слишком взыскательно подходите к оценке и собственно качества игры. Команда, исповедующая прагматичный, рациональный стиль, кующая победы, используя чужие слабости, не стремящаяся за внешним эффектом, — это, стало быть, вам не подходит?


— Меня, видимо, многие скоро начнут обвинять в пренебрежительном отношении к нашему футболу… Но я все равно считаю, что у нас действительно сильны всего-то три-четыре команды. Остальные — слабые, их особенности не должны волновать тренера клуба-фаворита. Играй в свою игру, атакуй, показывай красивый футбол — и результат будет.

Вспомните, как Шуканов начинал следующий после чемпионства сезон. Две победы с минимальным счетом 1:0 благодаря удачному стечению обстоятельств. Я говорю: “Юра, где игра? Куда ушли четыре месяца подготовки? Я не вижу команды”. И в самом деле — потом как отрезало. В Сморгони был поединок с минским “Локомотивом” — победная игра, но наловили там, Лесько начудил, замены непонятные… Уступили. Потом еще несколько неудач…

Тот же Петрушин, зачем он игнорировал ближайший резерв? Ребята лучшие в своем чемпионате, выигрывают у соперников, чей возраст старше — наш дубль чуть ли не самый молодой в стране. Они выходят против более опытных команд — двадцать-тридцать минут серьезной борьбы, а потом за счет игры начинаем доминировать. Почему бы лучших из них не задействовать в основе? Петрушин отодвинул. В конце концов, когда стало ясно, что привезенные им новички ничем не лучше своих, а то и хуже в той же самоотдаче, — начал исправляться. Но мне не нужно отдавать такие пасы. Деньги куда были потрачены? Хромцова месяц просматривали. Оставили — потом он ни разу на поле не вышел. Куда ты смотришь?..

Футбол — как бизнес. Минусовые сделки кому интересны? За них должен кто-то отвечать. Молодежь — это мои активы. А они не растут — теряются. Шанса не получают — приходят проситься в другой клуб. И там играют в основном составе. В “Нафтане” наш пацан, малышок такой, на краю бегает… Пакулин. У нас он и близко к основе не подходил.

— С Петром Качуро вы в настоящее время, надо полагать, общий язык находите?


— С Петей у нас взаимопонимание в ключевых вопросах, мы общаемся на понятном обоим языке. Нужен результат, но, кроме него, должны работать и другие рычаги развития команды — здоровая конкуренция, спортивный подход. Одинаковый для всех, будь то ветеран Володенков или молодой Гигевич.

— Порой и по спортивным критериям сложно определить, кто нужнее команде в конкретный вечер на левой или правой бровке. Как выбрать из двух равноценных футболистов? Согласитесь, без личных симпатий бывает трудно обойтись.


— Я свою точку зрения в футбольных вопросах всегда высказываю. Однако настаивать на ней не могу — не моя компетенция. Но понимаю так: раз наставник работает с тем или иным игроком, видит его в тренировочном процессе, отдает ему предпочтение — пусть тогда он выходит на поле и за этого тренера бьется, за его доверие и правоту. А то мне невдомек, как Володенков может сегодня отмахнуться от тренера, а завтра снова быть заявленным в основу. Так недолго попасть и в зависимость от игрока.

— Как ваши слова о доверии молодежи “собственного производства” соотносятся с бразильским вектором селекции? Завезли же недавно новую партию кудесников…


— Здесь нет противоречия. Хочу просто изучить способности этих бразильских ребят, что они могут на нашем уровне. Пусть потренируются, отработают сбор. А конкуренция все расставит по местам. Хороший легионер никому еще не вредил. Конечно, он должен быть сильнее местного футболиста. Как Эду, а не Жувенал или Адриано. При равенстве потенциалов предпочтем, конечно, своего. Бразилец уедет, или сдадим его в аренду. Благо эксклюзивным правом на привезенных южноамериканцев мы владеем.

Мне бразильцы импонируют желанием играть — глаза горят. У многих наших такого нет и близко. Только при подписании контракта — такие условия порой заламывают: квартиры и все остальное... А потом получил динамовский костюм — все, жизнь удалась. Не надо мне ни “Штутгарта”, ни “Реала”. Такие люди у нас, как правило, не задерживаются. Яркий пример — вратарь Шишея. Пахать, повышать уровень — никакого желания. Цыгалко, тот был разгильдяй, этот — лентяй. Тучинский обиженный ушел — отодвинули от главной команды, премиальных не будет. Но год прошел, а прогресса по вратарям — ноль. Самому в еврокубках приходилось на поле выходить — а что делать, раз никого не подготовил… Мы потому Тумиловича и пригласили недавно.

Я против проходного двора. Сегодня главная задача — чтобы в команде было 18-20 игроков, которые могли бы заменить друг друга без проблем. На условиях жесткой конкуренции. А не так, чтобы набрать два состава из кривых и хромых и не знать потом, что с ними делать. Нужно, как в “Динамо” двадцатилетней давности — вспомните, какое горнило предстояло преодолеть футболисту, чтобы даже в дубль попасть. Звезды в итоге вырастали.

— Кстати, ваше сотрудничество с Тумиловичем несколько интригует. Гена слывет человеком, не лезущим за словом в карман. Сработаетесь?


— Знаете, мне, наверное, проще наладить взаимоотношения с Геной Тумиловичем, чем, я извиняюсь, с Сашей Лухвичем. При склонности к неординарным поступкам у человека есть характер. Он пришел с серьезными предложениями, с желанием вернуться в “Динамо”. Что ж, дали ему такую возможность. Сейчас интенсивно общаемся. Мне, не скрою, интересно обсуждать с ним многие вещи. Гена — парень неглупый, понимает, что детство уже закончилось. Он вернулся на родину с семьей жить и работать. И знает меня не первый год. В курсе, что дурить голову здесь можно месяца три-четыре максимум. Потом кредит доверия заканчивается — оценивается реальный результат. Мне кажется, при надлежащем подходе к работе заслуженные ветераны способны внести большую лепту в рост молодежи.

— Знаю, у вас есть подшефный колхоз. Сколько уволено председателей за последний год?


— Назначили молодого руководителя, когда принимали хозяйство. Есть вопросы. Но та область все же более стабильна. В футболе текучка кадров выше.

Да, я немножко авторитарный. В повседневной жизни клуба меня вроде как и не видно. Так происходит, что из тени выхожу, лишь когда даю кому-то отставку. Всегда у меня такая отрицательная роль. С главным тренером общаюсь напрямую, решения принимаю сам. А что же, спросите, заместители? А то, что иметь свое мнение — значит, потом за что-то отвечать. Трусят или стесняются, не знаю… Только инициативу на себя не берут. По тем же отставкам или назначениям никто никогда не подошел с предложением. Лучше отсидеться в сторонке — так спокойнее.

— Может, в том вся и суть, что ваш авторитаризм глушит чужую инициативу и для комфортной конструктивной работы необходимо просто чуть отпустить гайки? И люди к вам потянутся с творческими предложениями большой стратегической силы…


— Голову я никому шашкой еще не отрубил... А вообще, говоря серьезно, меня, наверное, часто представляют в соответствии с неким демоническим образом, который сформировался. Да с удовольствием создаю комфортную рабочую атмосферу, возможность реализовать творческий потенциал — как тренеру, так и игрокам. Все, что для команды нужно, — есть. Зарплата, премиальные, условия. Но в контрактах, кроме прав работника, есть и его обязанности. Вот этого у нас практически никто не читает… И когда приходит время отвечать за результат, начинается самое интересное. Кто-то рассказывает сказки про неправильную форму мяча, про особенности белорусских футбольных полей и наклона травы на них, кому-то мешают демоны-арбитры… Были, кстати, и такие, кто учил особенностям работы с судейским корпусом. А иные по прошествии нескольких месяцев вдруг заводили разговор о необходимости кардинальной селекции, ибо наши футболисты якобы ни на что не годны…

У меня сформировалось глубокое убеждение, что белорусские тренеры довольно легкомысленно относятся к вступлению в должность. Выбил контракт, а дальше — куда кривая вынесет… Ни один из них никогда не сказал мне: я знаю, что делать, и гарантирую, что будет завтра, нужен такой-то кредит доверия. Скажи вот так по-мужски и потом ответь за поступки.

— Как можно в непредсказуемом футболе гарантировать место в таблице?


— Я понимаю, бились бы мы с клубами, сравнимыми с нами по потенциалу. Но у нас ведь — “Динамо”. А это преимущества перед соперниками: условия, сборы, все сыты, одеты-обуты. У других есть такое? Хочешь укрепить команду, мало тебе наших дублеров — пожалуйста, завози других… У кого такие возможности? Мы Гродно как-то проиграли. Говорю: “Ребята, посмотрите кто там в составе, откуда футболисты набраны…” Или в Кунцевщине действуем от обороны: как можно, спрашиваю у Петрушина, претендовать на золото и играть с “Даридой” вторым номером...

— Высокая цена очков, чужое поле, не самый слабый в общем-то соперник…


— Да там атаковать было некому… Что и возмутило. Эду подключается, а Кисляк с Рожковым стоят возле своей штрафной — так тренер велел. А что Эду один сделает? На него втроем кидаются, Лухвич пару раз как зарядил по ногам…

Искусство и квалификация тренера как раз в том и заключаются, чтобы подготовительную работу — в межсезонье и межтуровых циклах — логически, концентрированно выплеснуть в игре. Найти нужные слова, достучаться до сердца каждого футболиста, выходящего на поле. Если видишь, что в ком-то ошибся, — найди мужество это признать, замени его, выпусти со скамейки более мотивированного…

— По итогам сезона общественное мнение чрезвычайно высоко оценило вклад в динамовскую игру Александра Хацкевича. Однако вы, как известно, и им не вполне довольны.


— Потому что в решающих матчах Саша, самый опытный и высокооплачиваемый футболист “Динамо”, не выручил. В еврокубках не сыграл, в ключевых поединках чемпионата заметен не был — с Витебском тяжело пришлось, с “Неманом”, когда проиграли. Эти выходки вроде инцидента с борисовчанином Платоновым, закончившегося дисквалификацией… Вот и все. В целом да — усилил, но и из-за травмы опять же сколько не играл. Я ожидал от него большего. При этом с Сашей у нас нормальный рабочий контакт. Профессионализм — это в первую очередь твое отношение к делу, а не финансовая сторона контракта.

— Много есть аспектов, влияющих на результат в футболе, в том числе и сугубо субъективных. Признаете ли вы такой, как, скажем, везение? Или судейский фактор?


— Я не щедр на похвалу, но бывают матчи, в том числе ничейные и проигранные, за которые команду благодарю. Не без этого. А судьи… Я критикую порой деятельность федерации в этом направлении, но не считаю, что работа с судьями у нас имеет такой уж масштабный характер. Какой футбол, такие и судьи, что сделаешь. Забивай пять голов — и этого в любом случае хватит для победы.

— Как вы относитесь к динамовским болельщикам?


— С большой симпатией. Я им очень благодарен за неистовую поддержку. Скажу больше: уровень боления за нашу команду уже превышает уровень самой команды. Мне кажется, за отдельные встречи сезона наши мастера должны испытывать угрызения совести — они задолжали фанатам.

Вообще за эти семь лет болельщики поменялись. Со многими находим взаимопонимание. Только не подумайте, что мы собираемся, пьем пиво и обнимаемся, как старые друзья. Просто, заметил, они довольно точно угадывают ситуацию, настроение, климат в команде, которой очень преданны.

— И при этом не без иронии гадают, доработает Петр Качуро до лета или уйдет в отставку еще весной…


— Болельщицкое сообщество неоднородно. Так, уверен, думают далеко не все — в основном наши недоброжелатели. А в целом делать прогнозы — это, как известно, одно из любимых занятий поклонников футбола.

— Три года ваш дубль не знает равных в стране, а громкий трансфер лишь один — отъезд Сергея Корниленко в киевское “Динамо”.


— Причина все та же — тренерская. Не доводят молодежь до взрослого футбола. Где индивидуальная работа? Это наша общая проблема — воспитание футболистов высокой квалификации. Мы носимся с идеей расширения высшей лиги, но игроков нормальных у нас нет и на двенадцать команд.

— В ходе минувшего сезона разгорелась было дискуссия вокруг явления, именуемого стимулированием. Как вы относитесь к такому участию третьей стороны в матче?


— Отвергая стимулирование, мы, как тот страус, прячем голову в песок. Оно было, есть и будет в мировом футболе. Катастрофы в этом не вижу. Увеличивается зрелищность, команда играет на пределе возможностей, повышается интерес болельщиков — что еще нужно? “Белшине” уже ничего не светит, а она против нас бьется как в последний раз. Витебск тот же взять…

Есть здесь, понятно, и негативная сторона. Но это — данность. Я ведь не жалуюсь, что против “Динамо” тоже возят деньги. Ни слова никому не сказал. Потому что большой беды здесь нет. В отличие от тех же договорных матчей — ими в первую очередь и нужно заниматься федерации. Будет, кстати, у нас шестнадцать команд — этих закулисных явлений станет больше.

— Бюджет вашего клуба в будущем году сильно увеличится?


— Значительно. Главным образом это связано с тем, что мы приступаем к созданию собственной базы для детского футбола. Опять же, если все нормально сложится, в 2007-м начнем строительство своего стадиона в Уручье, вместимостью тысяч пятнадцать. Также планируем возвести за городом новую тренировочную базу на восемь-десять полей для первой команды, смотрели недавно земельный участок под Логойском… Мне не интересно, какие бюджеты у наших соперников, но нашего достаточно для того, чтобы выигрывать чемпионат с запасом.

— Сказывают, вы скептически настроены относительно проекта Владимира Романова по строительству многофункционального спорткомплекса возле столичной площади Ванеева.


— Пусть строит, говорено уже немало. Получится — ради бога, будем на это равняться. Мы встречались с Романовым, разговаривали... Спокойно отношусь к чужому хозяйству. Сказал только ему, чтобы не занимался здесь у нас сомнительными делами, с которыми я борюсь, не ловил рыбу в мутной воде… Иначе могут и проблемы возникнуть.

— Между прочим, и вам также в кулуарах порой приписывают далеко не праведные занятия…


— Какие?

— Ну, скажем, якобы вы каким-то образом расстроили планы того же Шуканова трудоустроиться в Бресте.


— Не имею к этому абсолютно никакого отношения. Если человек не смог договориться по своей зарплате, я при чем? Хотите, наберу сейчас по телефону Шишко, спрошу, как дело было? У меня хорошие отношения с руководителем брестского клуба. Мы часто созваниваемся, общаемся, консультируемся по различным вопросам — мне приятно. И тогда был разговор. Сказал мне: мол, решили остановиться на кандидатуре Шуканова, осталось по деньгам определиться. Пожалуйста, определяйтесь. А назавтра в вашей газете читаю: не договорились… Честолюбивый тренер не за деньги должен убиваться, а за имя свое. Иди, доказывай — Чижу и другим, что в тебе ошиблись, что ты чего-то стоишь. Ты, наконец, любимым делом хочешь заниматься или ремеслом, где деньги первичны?..

Вот Малофеев в МТЗ-РИПО пришел, Байдачный — в “Дариду”. Ну и хорошо — будут на нас принципиально настраиваться. Моей команде в том только польза — рост быстрее пойдет.

— Курсирует также слух, касающийся ряда обличительных интервью бывших и нынешних футболистов национальной сборной, в которых резкой критике подвергалась и сама сборная, и федерация. Поговаривали, дескать, кампанию эту инициировали вы с целью ни много ни мало занять место Геннадия Невыгласа во главе БФФ…


— Когда в футболе отсутствует содержание, рождаются всякого рода небылицы.

Звонит однажды Вергеенко — ему поручили переговорить со мной. Оказывается, в Голландии проиграли из-за меня. Будто бы Чиж дал задание Хацкевичу и Богайчуку напоить футболистов в “Бронксе” или где-то еще, чтобы они потом не сыграли… Ребята, отвечаю, вы чего? Что за бред? Вызвал, правда, своих, мало ли что — может, и встречались накануне матча. И Хацкевич, и Богайчук открещиваются: ничего такого не было.

Да оставьте вы, думаю, в покое Чижа. Никуда он не лезет. Играйте в “свой” футбол. То, что Дмитранице или кому другому нужно найти объяснение провалам, — мне какое дело? У меня есть “Динамо” — забот выше крыши. Должности эти мне не интересны. Палить жизнь на всякие интриги не хочу. Да и некогда.

А федерации просто посоветовал бы определиться с приоритетами. Что главнее — результат сборной или пиар-акции для футболистов МТЗ-РИПО в целях подготовки нормативной базы для их переезда в Шотландию. Вы пообщайтесь с Гуренко, Штанюком, другими. Они, правда, ребята зависимые. Между собой — десять человек и все единодушны. В открытую высказываются единицы. Личностей у нас в футболе мало, вот что самое плохое.

— Что вы чувствуете, глядя в сторону футбольного Борисова? Как ни крути, путь БАТЭ — это не путь “Динамо”: за десять лет всего одна отставка, и та добровольная, прошлогоднее пятое место не повлекло череду кардинальных мер… И нынче, как итог клубной политики, очередное золото чемпионата…


— Могу лишь позавидовать Толе Капскому. Что они сошлись с Пунтусом, вместе росли и работали, однажды начав с нуля. Мне бы найти тренера, с которым будет полное взаимопонимание, единство подходов к развитию клуба… С удовольствием поработаю с ним и семь лет, и восемь.

Поймите наконец, я не мазохист, мне не в радость увольнения. Не от хорошей жизни все это. Но когда вижу, что тренер не готов, “зашивается” и никого вокруг не слушает… Критерий один — выигрывай. Не бог весть какой у нас чемпионат — не “Реал” и не “Бавария” с тобой соревнуются…

— В межсезонье собираетесь активно орудовать на трансферном рынке?


— В Беларуси взять особо некого. А так, могу сказать, что вполне возможно появление в команде одного-двух опытных игроков уровня сборной Беларуси, с именем, сравнимым по звучности с Хацкевичем, Тумиловичем… Легионеров посмотрим молодых, 20-21 года, и точечно — Россия, Украина, Африка… Прошлогодний состав практически сохранится — разве что уйдет парочка защитников.

— Далеко ли простирается ваш максимализм в Кубке УЕФА?


— Нужно пройти три круга — иными словами, выйти в групповой раунд. Это будет достойным результатом.

— При всей вашей требовательности к подчиненным можете назвать футболистов, которые заслуживают только лестных характеристик?


— Зачем далеко ходить — Корниленко. С парнем не было проблем. На определенном этапе мне нравился Леня Ковель. В последнее время, правда, забуксовал — будем с ним встречаться, разговаривать о будущем. Кисляк Серега парень серьезный. Хотя и он потерял стабильность.

— Чрезвычайно низко оценивая тренерский потенциал белорусского футбола, хоть к кому-то из специалистов питаете симпатию как к профессионалу?


— Довольно высоко ценю Валерия Стрельцова. Хороший футбольный менеджер белорусского масштаба. Неоднократно пытался переманить его к себе. Не согласился. Не знаю, может, в силу возраста. Что ж, будем сами растить тренеров для “Динамо”. Другого выхода я не вижу.








16:11 08/01/2007




Loading...


загружаются комментарии