Ульяна Григорьевна Захаренко: «Юра живой и вернётся, что б только его врага не было – Лукашенко»

Стало уже доброй традицией навещать Ульяну Григорьевну Захаренко в день ее рождения в деревне Василевичи Гомельской области. 6 февраля этого года поздравить с 83-летием в гости к ней приехали правозащитники О.Волчек, Р.Михайловская, Т.Ревяка и мать пропавшего телеоператора Ольга Завадская. Правозащитник Олег Волчек, представитель семьи Захаренко, попросил Ульяну Григорьевну ответить на несколько вопросов.

Ульяна Григорьевна Захаренко: «Юра живой и вернётся, что б только его врага не было – Лукашенко»
- Ульяна Григорьевна, что Вы можете рассказать о детстве Вашего сына?


- Ой, тут рассказывать вагон всего. Он же рос в бедности. Как я сюда приехала, очень бедно жили. Квартира маленькая, беднота. Не всегда был и кусочек хлеба. Но сыновья у меня были очень послушные, они по три класса кончали и ходили на работу в колхоз. Заработают трудодней, тогда так писали, а деньги тогда дают в конце года. За эти деньги куплю им и маек, и трусов, и по костюмчику.

Дети у меня были очень аккуратные. Боже упаси, чтобы они когда в доме намазали, попортили… никогда в жизни. Сильно были аккуратные, послушные, делали всё. Они очень преданы были хозяйству и дома помогали всё. В школу ходили, недостаток был, но Юра у меня всегда был в почёте в школе. И теперь вот взяли фотографии из школа местной и альбомы сделали. Володю само собой, ведь он подводником был, награждён и фотографии Володи взяли в школу, и Юры все фотографии взяли. Расклеили, биографии записали.

- Ульяна Григорьевна, Ваш сын Юрий Захаренко 7 мая 1999 года исчез. Как подсказывает Ваше материнское сердце, что могло случиться, и кто виноват?


- Вы знаете, он отъезжал 6-го или 5-го мая (Прим. 1999г.). Я ему всё сделала, перестирала, продуктов надавала. Он говорит: «Мама, я уеду, а 9-го приеду. Нет, 9-го День Победы, я 11-го приеду домой и будем огород засевать, помогать».

Он же у меня такой - и пахать умел, и сеять, и копать. Он так посмотрел на меня... А я ему и говорю: «Юра, ты не уезжай, будь дома». А он: «Я поеду, а потом вернусь». Я попрощалась: «До свиданья, сынок». Всё ему нагрузила в машину, и он поехал на День Победы. И как поехал, тут его 7 мая и схватили. Оля звонит: «Юру схватили». Сколько ж, я переплакала, я думала, умру тогда.

- Как Вы думаете, имеет ли власть отношение к исчезновению Вашего сына?


- А кто ж ещё? Он же мне рассказывал, что Лукашенко постоянно меня заставлял, чтобы он этих преступников расстреливал. А он ему сказал: «Этого я делать не буду, я все законы знаю напамять. Я заканчивал высшую школу и заканчивал академию в Москве. Мне не надо читать, я всё напамять знаю». Он хорошо учился. А Лукашенко ему: «Нет, всё, что я скажу, будешь выполнять». А Юра настаивал: «Не буду я». У них из-за этого получился скандал и в кабинете его взяли. Говорят, что семь человек пришло его арестовывать. Он говорил: «Ну, за что, разве я злодей? У меня ведь только ручка и печать, больше ничего у меня нет». Они ж приезжали и сюда, проверяли. Я им говорю: «Ищите, что есть у нас ворованное».

Мы с мужем много не нажили. Он рано умер, он ведь был в концлагере, избитый был сильно. Он ещё в армии год прослужил после освобождения. А потом приехал, так сразу и заболел.

– Ульяна Григорьевна, исчез Ваш сын, бывший министр МВД. Возбуждено уголовное дело. Связывались ли с Вами следователи из прокуратуры, из розыска, с милиции? Приезжали ли к Вам, вызывали Вас?


- Нет, я писала им, а они только отвечали.

- Они конкретно говорили, как идёт поиск, что нашли, кого?


- Писали: «Ищем».

- Нашли ли они тех людей, кто похитил Юрия Захаренко?


- Мне они не отчитывались. Я в газете читала, что все эти дела по Захаренко и другим похищенным находятся лично у Лукашенко, под его контролем.

- После Юрия Николаевича министрами МВД были Аголец, Сиваков, Наумов. Навещали они Вас когда-нибудь?


- Никогда в жизни, никто.

- А как местные люди относятся к Вашей беде, знают они, что Юрий Захаренко пропал?


- Знают. Они все говорят: «Какой парень хороший и чего это он так попался, бедный?» Многие ходят ко мне, соседи и все вспоминают, мол такой хороший, умный и видный парень был. Со школы приходили и говорили, что мы все Юрой гордились и что же это получилось, что он так пострадал.

- Что люди говорят, думают? Кто виноват в этом? Кто его похитил?


- Все знают, что руководящие. Кто ж ещё? Это всё работа Лукашенко. Это он всё сделал. Он же говорил, я и в газете сто раз читала: «Я во всём виноват, я отвечаю за это». Эти слова он всё повторял.

- В независимой прессе не раз писали, что Юрия Захаренко похитила группа неизвестных лиц, но прокуратура не может их найти. Ульяна Григорьевна, Вы верите, что эти преступники будут найдены при власти Лукашенко?


- Я думаю, что Юра где-то живой. Мне и сны снятся. Родственники с Украины гадают и говорят, что Юра живой и вернётся, что б только его врага не было – Лукашенко. Он вернётся. Он живой.

Часто он мне снится. Я его вижу таким, как он и одет был – в серых и чёрных костюмах, при галстуке. Я всё жду и думаю, что он живой, может, его где кто-нибудь и спрятал.

- Министерство внутренних дел оказало Вам хоть какую-то материальную помощь, всё-таки это их бывший министр?


- Никто и никогда, Боже сохрани. Зачем они мне с их помощью. Насажу картошки и так что есть, то и ладно. А теперь я уже совсем без сил.

- А как у Вас со здоровьем? Что-то в последнее время мы слышали, Вы часто лежали в больнице?


- Я без конца в больнице. У меня ж сердце. Из-за переживаний я не могу успокоиться. Я ж плачу день и ночь. Вот как Люба (племянница) приедет, меня немного отпустит. Когда нет никого, я посмотрю на фотографию и плачу, плачу. Держусь и благодаря тому, что иногда Оля (невестка, жена Ю. Захаренко) звонит и Леночка (внучка), и всегда так ласково: «Бабушка, крепись. Мы ещё хотим увидеть Вас».

- А как с Кириллом (правнук, внук Ю.Захаренко, 9 лет) общаетесь?


- Кирилл со мной разговаривает.

- По-немецки?

- И по-немецки говорил: «Guten Abend». А я ж немецкий знаю. И я ему: «Guten Abend».

- Что говорит Кирилл, он хочет приехать?

- Он говорит: «Я очень хочу приехать и увидеть, какая ты у нас бабушка есть. Мы вот говорим, а не виделись ни разу». Я говорю, что твоя мама и бабушка знают.

- А про дедушку он знает что-нибудь?


- Он говорил, что дедушку похитили. Что-то вроде этого говорил. Он знает, что его похитили.

- Ульяна Григорьевна, в юности Вы были узницей концлагеря, у Вас умер старший сын, через год после этого пропал младший. Что Вам даёт силы переносить столько боли?


- Откуда я беру силы? Я всегда занята работой, я всегда что-нибудь делаю. Столько лет отработала. У меня всегда был такой характер, я любила шутить, всё хорошо было. А как села дома – тут горе за горем. Когда Володя умер, инфаркт случился.

- А кто к Вам за эти годы приезжал, кто поддерживает?


- Кто приезжает? Только с ваших кто-нибудь. А газета «Народная Воля» мне все годы идёт бесплатно. Запечатана в конверте. Никому не идёт, только мне. Потом уже эту газету берут и все читают.

- Ульяна Григорьевна, а кто-нибудь из Юриных друзей звонит?


- А как же, звонят. Приезжают многие. На Радуницу приезжали из Светлогорска, Гомеля и даже из Москвы. Друзья и родственники. И Володины и Юрины.

- Крепкого Вам здоровья, Ульяна Григорьевна, еще на долгие-долгие годы, надежды и уверенности в то, что все мы скоро узнаем правду о том, что случилось с Юрием Захаренко. Верим, что вся Ваша семья скоро соберется в Вашем доме. А мы всегда будем поддерживать в Вас эту веру.

12:01 09/02/2007




Loading...


загружаются комментарии