Страна наизнанку

Во время следствия сын  Галины Леонидовны Мамедовой пытался покончить
жизнь самоубийством 8 раз.  Ромиза Мамедова  признали виновным в убийстве двоюродной сестры  и приговорили  к 24 годам лишения свободы. Ни суд, ни следствие «не обратили» внимание на тот факт,  что в день убийства Ромиз  не приезжал   в город Лиду, где было совершенно преступление.  

Страна наизнанку
Во время следствия Мамедова проверяли на причастность к преступлению при помощи аппарата «Полиграф».  Детектор лжи показал, что подозреваемый не совершал убийство. Но Галина Мамедова утверждает, что признательные показания из сына  «выбили» при помощи пыток – Ромиза поместили в железный сейф.  Эти показания и  легли в основу приговора, с которым не согласны даже  признанные судом потерпевшими бабушка и отец убитой девушки.

Родственники Ромиза провели собственное расследование  и, фактически выполнив  работу  сотрудников милиции и прокуратуры,   добились возобновления производства по данному делу  в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.  Странным выглядит лишь тот факт, что вести дело вновь поручено прокуратуре Лидского района, которая причастна к фальсификации доказательств в ходе предыдущего расследования.

Это -  одна из немногих историй, рассказанных  белорусскими женщинами на пресс-конференции, состоявшейся в офисе Объединенной гражданской партии.  Таких историй десятки и сотни. Женщины— матери, жены и сестры – убеждены: их близкие были осуждены в результате  судебных ошибок или судебного произвола. Много лет они обивают пороги различных инстанций: Верховного суда, прокуратуры, администрации президента, апеллируя к очевидным фактам, на которые не обратили внимания  ни следствие, ни суд.

У Тамары Минчукович осужден сын. Сергей Минчукович совершил убийство, обороняясь от нападения. Суд мог квалифицировать  его  действия как убийство, совершенное в состоянии аффекта, или же при превышении пределов необходимой обороны.  Однако Молодечненский суд обвинил Сергея в совершении умышленного убийства. Ведь в противном случае к уголовной ответственности пришлось бы привлекать тех,  кто инициировал нападение, а это не устраивало покровителей  и  родственников  настоящих
преступников.

Минчанка Людмила  Кучура  показывает фотографии, на которых труп убитого инспектора государственной инспекции по охране  животного и растительного  мира при президенте. На фото явно видно, что  выстрел был произведен  в спину. Но в приговоре суда, признавшего виновным супруга Людмилы в умышленном убийстве, записано:  инспектор убит выстрелом  в грудь. В деле множество  и других  нестыковок.  Но суд не стал обращать на них внимание. Вердикт: 18 лет колонии усиленного режима.

У минчанки Галины Юбко убиты сестра с мужем.  Уголовное дело было возбуждено спустя 10 месяцев. Следствие длилось 8 месяцев. Предполагаемого убийцу, который на момент совершения преступления был несовершеннолетним,  осудили на 14 лет.  Галина, познакомившись с материалами дела, убеждена,  что осужденный присутствовал во время
совершения  преступления, но не убивал.  Во время следственного эксперимента он называл имя убийцы и давал показания, которые записывались на видеокамеру. В ходе следствия кассета была утеряна. А взявший на себя убийство 19-ти летний юноша  умер в тюрьме  от сердечного приступа.

Здесь приведены только фрагменты  из уголовных дел.   Сами дела представляют собой увесистые тома допросов,  экспертиз и, как утверждают женщины, свидетельства многочисленных фальсификаций.    Каждая история –  это десятки жалоб и десятки бездушных ответов. И слезы,  которые женщины с трудом  подавляют, выступая  перед журналистами.

Еще несколько месяцев назад они  не знали друг друга. Познакомились в приемных высоких начальников.   Многие из них, не имеющие юридического образования,  за это время изучили законы и кодексы  не хуже любого юриста.   Научились добывать факты, которые не  смогло добыть следствие. Они поняли, что добиться   справедливости в отношении своих близких можно лишь действуя вместе.  Их  заставила объединиться  общая  беда — невозможность добиться правды в процветающей «Беларуси для народа».

«Если бы президент вел прием граждан, то очередь бы к нему выстроилась
на пол-Минска»

Чтобы записаться на прием к  председателю Верховного суда  —  Валентину Сукало – люди, приехавшие со всех уголков Беларуси,  занимают очередь с ночи.  Если повезет, охранник пустит погреться в фойе.  Сукало принимает чуть больше, чем 25 человек.  Прием ведется в первый понедельник каждого месяца.  В январе,  в   связи с переносом выходных дней, первый понедельник  был объявлен нерабочим днем.   Записавшиеся   на прием к Сукало в  начале декабря на встречу с председателем Верховного суда попали лишь в  феврале.  На каждого посетителя здесь  отводится не более пяти минут.  Женщины говорят, что в  новейшей истории Беларуси Верховный суд редко отменяет  приговоры  нижестоящих судов.    Но  родственники осужденных хватаются за любую соломинку. В течение месяца они ждут, пока Верховный суд затребует  их дела, а потом получают ответы со стандартными отписками.

«Все наши попытки добиться справедливости в различных государственных и судебных инстанциях, вплоть до Администрации президента, Верховного суда и Прокуратуры, оканчиваются безрезультатно. Нам объявляют о  прекращении переписки, ссылаясь на антиконституционную статью 12 закона «Об обращениях граждан», — рассказывают женщины.

28 сентября 2006 года  они попытались записаться  на прием к главе администрации президента РБ Геннадию Невыгласу, но  в канцелярии им отказали в этом праве.  Тогда они направили коллективное письмо на имя Невыгласа   и через 15 дней все вместе  пришли  к нему на прием. Однако заведующий   приемной президента Петр Катушкин  заявил: «Невыглас вас не примет» и дал телефон Станислава Буко,   начальника управления по работе с обращениями граждан. Тот, побеседовав с женщинами,  обещал
спуститься к ним после обеденного перерыва. Женщины, приехавшие в Минск
из разных уголков Беларуси,  прождали  чиновника  с 14.00 до окончания рабочего дня. Телефон Буко все это время не отвечал.

— Как-то я включила телевизор и увидела, что Станислав Буко выступал в прямом эфире по БТ, —  вспоминает  бобруйчанка Любовь Станкевич. – Он рассказывал, как  замечательно ведется прием в администрации президента, никто из посетителей не остается незамеченным,  каждому  стараются оказать помощь и поддержку. Я трижды пыталась дозвониться в прямой эфир, чтобы напомнить о том случае, когда мы прождали Буко весь день.  Но стоило только мне озвучить свой вопрос, как меня разъединяли».

19 октября  женщины направили коллективное письмо на имя Лукашенко.  В нем они  рассказывали о том, что чиновники, которых Лукашенко наделил властью, дискредитируют эту власть и государство.  Услышав  про это обращение, под письмом подписались  десятки других женщин,   которые   в тот день находились  в администрации президента.  От Лукашенко ответа не было.

Обращались женщины и к Наталье Петкевич, но ответа в установленные сроки не получили.  Позже им удалось дозвониться до самой  чиновницы.  Они спросили о судьбе своих документов.    Она заявила, что не станет вмешиваться в деятельность судов.  И швырнула трубку.

Так на собственном опыте эти женщины, далекие от политики, поняли одну из главных бед сегодняшней Беларуси – неравенство граждан перед законом. В Беларуси власть принадлежит не народу, а государственным служащим, которые требуют от народа выполнения директив  и постановлений. Но механизм контроля самих чиновников  отсутствует. Как не предусмотрен  и механизм воздействия на них.

«Если бы президент вел прием граждан, то очередь бы к нему выстроилась на пол-Минска», — говорят женщины. И это отнюдь не значит, что люди продолжают доверять главе государства. Просто   выстроенная  им «вертикаль власти» – это ловушка для тех, кто все еще верит в справедливость.  И надеется, что кто-то, стоящий выше, чуть милосердней и  чуть  человечней.  Но  вертикаль состоит из послушных и управляемых
чиновников,   которых Лукашенко «подстроил» под себя.

2 февраля 2007 года  Мингорисполком в третий раз отказал  родственницам осужденных в проведении уличной акции протеста.  На этот раз заместитель председателя Мингорисполкома Михаил Титенков  увидел в заявлении женщин попытку поставить под сомнение решения судов и тем самым оказать воздействие на принятие судами решений.  Однако близкие  родственники инициаторов проведения пикетирования уже осуждены и отбывают длительные сроки заключения.

Данный ответ  — образец бездушия и просто неграмотности белорусского чиновника. Впрочем, трудно представить, что могло быть по-другому.  Ведь власть боится женщин, которые, будучи не связаны с политикой напрямую, развенчивают  самый главный миф  белорусской пропаганды – «стабильность».   Если в «стабильной» стране женщины, отчаявшись, готовы выйти  на улицу,  потому что убеждены:  белорусские суды выносят
незаконные приговоры,  то это признак того, что  белорусская судебная система «забуксовала»  где-то между тридцатыми – семидесятыми годами прошлого столетия. А вместе с ней забуксовала и вся страна.






12:23 09/02/2007




Loading...


загружаются комментарии