Как у матери отобрать ребенка?

Общественная организация «Центр по правам человека» отмечает, что в последнее время к ним все чаще стали обращаться родители с просьбой защитить их от чрезмерных придирок служб опеки. Дескать, те, необоснованно, без должной необходимости, стремятся лишить их родительских прав. Причем такие обращения поступают из разных регионов страны…

«ВСЕ СТАЛИ ЛЕЗТЬ В НАШУ ЖИЗНЬ…»



В одном из таких писем жительница г. Слуцка Вероника Берегейко сообщала о том, что причиной «травли» и угроз со стороны руководства школы (где учатся две ее дочери) послужила жалоба, которую Вероника Витальевна отправила прошлой весной в Министерство образования, пожаловавшись на черствость педагогов. Мол, теперь, после этой жалобы, у нее хотят забрать детей. «…Единственная моя проблема в том, что у нас в комнате требуется ремонт. Я его планирую сделать весной, когда будет тепло, т.к. комната у нас одна. Мебель вынести некуда. Материалы для ремонта у нас имеются… В данный момент я вдова. Мой муж злоупотреблял спиртным. Часто избивал меня. Я бросала работу, потому что у меня было лицо в синяках. Но никто из наших инстанций не помог мне, не оградил от мужа-алкоголика. Где были все эти чиновники, когда видели, что происходит у нас в семье? А сейчас, когда мы освободились от этого монстра, стали жить спокойной жизнью, все стали лезть в нашу жизнь и плевать в душу… У моих детей есть сотовые телефоны. Одежду мы тоже стараемся покупать по возможности… Почему бы чиновникам не сходить к моим хорошим друзьям, знакомым, которые знают нас с лучшей стороны, а не ходить по соседям, которые слышали, как муж устраивает скандалы, бьет меня, видели это, но никто из них ни разу не помог, не позвонил по 02. Они только шли пить с ним водку»…
После этого корреспондент «ЭН» отправился в Слуцк.


ПОКА ВСЕ ДОМА…



По указанному на конверте адресу – улица Толстого, 16 – оказался серый, деревянный дом барачного типа на… 10 комнат – «квартир».
На стук открывает худенькая женщина, похожая на подростка. Представляюсь. Знакомлюсь с хозяйкой, детьми: Кристиной 13-ти и Настей 12 лет. Лица у всех открытые, приветливые. Осматриваюсь. Убогость, но при этом старательные потуги на домашний уют. На окнах баночки и горшочки с цветами, тюлевые гардины. На полу – серый палас. На столе – магнитола. Топится печь. Рядом две персидские кошки, большой породистый пес.

Разговор начинается с вопроса о материальном положении.

Живут на алименты первого мужа (в среднем 100-120 тысяч рублей), плюс случайные заработки. До недавнего времени Вероника Витальевна работала неофициально: торговала на рынке, убирала подъезды. Недавно ее приняли на постоянную работу – посудомойкой в ресторан.

Зашедшая в гости подруга Марина (также молодая мама с четырехлетним сыном, маляр-штукатур по специальности) поясняет: «Они (чиновники – прим. авт.) только требовать умеют. А помочь конкретно никто не желает. Мы в один голос просили: возьмите ее к себе в школу на любую работу. Отказали. Хотя места уборщиц и техничек у них имелись».

Вероника Витальевна добавляет: «Требуют, чтобы у меня не было посторонних людей в квартире. А я что – заключенная и не имею права на свидания или дружбу с кем-либо? Никто из моих друзей или гостей не нарушает общественный порядок. Люди как люди… А ремонт в комнате я весной сделаю. Вот посмотрите: лежат обои, но клеить их сейчас нельзя. Вот придет весна – мы и облагородим нашу комнату».

Наблюдая за общением матери и детей, отмечаю уравновешенность, естественность, ни тебе капризов, ни угроз. У девочек действительно есть сотовые телефоны.


По дороге в школу решаю проверить достоверность трудоустройства Вероники Витальевны. Администратор ресторана «Случь» Ирина Акишкина на мой вопрос отвечает спокойно и доброжелательно: «Да. Работает у нас. Посудомойкой. Третью неделю уже. Замечаний к ней нет. Исполнительная, аккуратная. Старается. Старшая ее дочь приходила к нам. Впечатление хорошее. Вежливая. Культурная».


«КАК ТАКОЕ ВОЗМОЖНО?»



Директор школы №5 в этот день отсутствовал. Заместитель директора по воспитательной части Валентина ШЕВЧЕНКО, узнав о причине визита, любезно пригласила пройти в учительскую и, вздохнув, сразу же отметила:

«Мы по этой женщине отписываемся каждый месяц. Жалобы от нее идут во все инстанции. Нет. Ничего такого она не натворила. Но и не желает она должным образом заниматься своими детьми, создавать им условия для нормального воспитания и в этом плане не выполняет свои родительские обязанности. При этом у нее устойчивая позиция, убеждение, что все ей сплошь должны. Но ее семья и так состоит на учете в социальном центре, дети бесплатно питаются в школе (наша инициатива), всю первую четверть они были на санаторно-курортном лечении. Летом учителя из собственных средств собрали им плату за школьный лагерь с четырехразовым питанием (около 40 тысяч). Отправляли ходатайство на помощь им со стороны Красного креста. И вот так мы все время с ними маемся…

А мы от нее требуем лишь одного: наведи порядок, работай, создай условия для того, чтобы твои дети смогли нормально жить. И больше нам ничего от нее не надо. По нашим сведениям, она с апреля по сентябрь состояла на учете в Центре занятости. Ей восемь раз предлагали трудоустроиться, но она все отказывалась. При этом она хочет, чтобы ей постоянно помогали, но и не смели даже контролировать. Как такое возможно?

Конечно, мы согласны: в первую очередь дети должны жить в семьях. Но наша задача также и защита детей. А нерадивых родителей, хоть и через суд, но надо заставлять выполнять свои обязанности.
Подача заявления в райисполком – это лишь первый устрашающий шаг. У нас есть семьи, на которые нам приходилось подавать обращения на лишения неоднократно. Но всегда при этом последнее слово за судом. У нас вот и сейчас есть одна девочка, которая временно помещена в социальный приют, и я лично за это время помогала матери получить паспорт, трудоустроиться, сделать в квартире ремонт, чтобы ребенок мог вернуться обратно.

Основные наши требования просты: чистота в доме и сытый ребенок».
Стоит заметить, что беседа наша проходила в присутствии социального педагога, куратора из районо и еще трех учителей, которые полностью поддерживали Валентину Дмитриевну.


МЕТОД УСТРАШЕНИЯ?



В райисполкоме наш визит также не вызвал никакой неприязни или переполоха.

Та же вежливость и доброжелательность.

Знакомая, мол, ситуация. Тенденция прямо-таки. И все потому, что неблагополучные родители после Указа Президента об ответственности за воспитание детей забеспокоились и лучшим средством для защиты избрали нападение. Вот и пошли письма во все инстанции, что их ущемляют и так далее…

Никакой предвзятости к Веронике Берегейко у отдела опеки и попечительства нет, да и быть не может.

Людмила ТЫНДИНА, заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних пояснила: «Мы ее пока лишь предупредили и поручили ИДН собрать документы на лишение родительских прав матери».

Да и никакого плана о социализации этой семьи у них еще нет, ибо вопрос о конкретном лишении родительских прав пока не стоял, не рассматривался. А формулировка «поручить ИДН собрать документы…» еще не значит, что стоит цель лишить эту женщину материнства. Наоборот. Ибо это даже не ходатайство перед судом о лишении, это скорее – профилактическая мера.

Мы не изверги. Если есть хоть один шанс на улучшение положения детей в проблемной семье, то он чаще всего перевесит все доводы «за» лишение».
Позиция? Комиссия, инспекция и отдел опеки не должны брать человека за руку и вести. Если бы мы приняли решение об отобрании детей и признании в госзащите, например с первого февраля, то мы бы в трехдневный срок забрали бы ребенка, уведомили прокурора, милицию, орган опеки, и мать автоматически оплачивала бы расходы на содержание этого ребенка. И только тогда школа и спецприемник составляли бы план о социализации.

По новому положению КоАП определена такая градация: семьи группы риска, семьи, чьи дети попали в социально опасное положение, и семьи, чьи дети нуждаются в госзащите. Положение Вероники – начальное. И если в течение года никаких замечаний по этой семье не будет – вопрос о лишении снимут…

За год мы уже дважды предупреждали Веронику Витальевну таким вот образом. Могли дать штраф до трех базовых величин (а по новому КоАП за это уже полагается штраф от 10 до 30 базовых величин), но ограничивались лишь беседой и предупреждением. А она вот, значит, жалобы на нас пишет…»

«У нее единственное достоинство из массы недостатков – то, что она не пьет, точнее не злоупотребляет. А то, что она, наконец-то, официально устроилась на постоянную работу, конечно же – приятное известие. Но это ведь результат и нашей работы, хоть и не окончательный еще…».


КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА:



На следующий день, вернувшись в Минск и подготовив отчет о поездке в Слуцк, я отправился в «Центр по правам человека» и предложил его руководителю, адвокату Вере СТРЕМКОВСКОЙ прокомментировать мои записи.

– 2007 год в нашей стране объявлен «Годом ребенка», и в настоящее время предпринимается ряд мер для улучшения правового положения детей, для обеспечения гарантий их прав. Именно в этом аспекте и нужно рассматривать все происходящее, особенно во исполнение законодательства, в том числе и Декрета Президента № 18 от 24 ноября 2006 г. «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях».

Как видно из представленного вами материала, из письма, которое поступило в наше общественное объединение от Вероники Берегейко, речь идет о том, что органы опеки и попечительства предприняли меры для профилактики и возможного отобрания детей у матери. Но достаточно ли было оснований к тому, чтобы эти меры были предприняты именно в этой, конкретной семье, по отношению к этим детям и этой женщине? Давайте обратимся к закону. Он принят прежде всего «в целях обеспечения защиты прав и законных интересов детей в неблагополучных семьях, повышения ответственности родителей, не выполняющих обязанностей по воспитанию и содержанию своих детей…». Дети подлежат государственной защите и помещению на государственное обеспечение, если установлено, что родители (единственный родитель) ведут аморальный образ жизни, что оказывает вредное воздействие на детей, являются хроническими алкоголиками или наркоманами либо иным образом ненадлежаще выполняют свои обязанности по воспитанию и содержанию детей, в связи с чем они находятся в социально опасном положении. Возникает вопрос: действительно ли это неблагополучная семья? Чем это подтверждено? Из представленного вами материала я не вижу, что эта семья неблагополучная, что мать не выполняет обязанностей по воспитанию и содержанию своих детей, как этого требует закон, для принятия мер усиления ответственности.

В данной ситуации дети проживают с матерью, в квартире, где стремятся соблюдать порядок, чистоту. Дети накормлены. У них есть бабушка, которая передает им продукты питания. Есть отец, который платит алименты. В чем отсутствие заботы? В тексте это не отмечено. Государственные органы должны были четко прописать, обращаясь к матери, и указать – в чем нарушены права ребенка. И уж, прежде всего, самое главное – поговорить с этими детьми и выяснить: хорошо ли, плохо ли им живется, в чем нарушаются их права. Ибо во главу угла должно ставиться их право проживать в семье.

С другой стороны: если говорить о том, что эти меры, возможно, предпринимаются чиновниками потому лишь, что семья живет бедно, то эта проблема не может быть решена путем отобрания детей. Материальные блага не могут заменить материнскую любовь. Поэтому я как адвокат в данном конкретном случае исходила бы, прежде всего, из законодательно гарантированных прав ребенка жить в семье. В то же время для усиления ответственности родителей должны быть достаточные основания. Я их в данном случае не вижу.

В связи с этим я хотела бы отметить, что у нас все-таки еще гарантировано обеспечение правовой помощи таким людям и несовершеннолетним детям. Подобная правовая помощь оказывается (в том числе и бесплатно) в юридических консультациях по месту жительства. Я советовала бы обращаться также за защитой своих прав в суды, прокуратуру, и в установленном порядке обжаловать действия тех же органов опеки и попечительства, если есть основания полагать, что нарушены права граждан, или права их детей. И пусть органы, осуществляющие надзор за исполнением законности, разбираются в правильности применения законодательства. В таких случаях более существенную помощь могут оказать профессиональные юристы, а не чиновники различных учреждений и министерств.


16:57 27/02/2007




Loading...


загружаются комментарии