Татьяна Догилева мечтала работать в Минске

Но, как говорит актриса, ее не взяли в Русский драматический театр им. М.Горького.
«Белорусский партизан» поинтересовался у худрука Русского театра Бориса Луценко, не жалеет ли он, что Догилева не приехала в Минск.

Татьяна Догилева мечтала работать в Минске
«Я после ГИТИСа в Москве остаться даже не рассчитывала и сама начала себе искать местоустройство, - рассказала Татьяна Догилева накануне своего 50-летияв в интервью «Московскому комсомольцу». - Не знаю почему, но сначала мне хотелось поехать в Алма-Ату. Мама заплакала, сказала: “Дочка, это же так далеко”. Потом позвонила в Минск — в Русский драматический театр режиссеру Борису Ивановичу Луценко: “Здравствуйте, вас беспокоит выпускница ГИТИСа Догилева Татьяна. Я хочу работать в вашем театре”. На том конце провода было долгое молчание, потом вопрос: “А как вы выглядите?” — “Я — западная романтическая героиня”, — ответила я. И это была чистая правда. Потом меня стали “сватать” в театр к Товстоногову и в “Ленком”, и когда Луценко написал все-таки на меня заявку, было уже поздно.

- Ой, это же не я ее не взял, она сама отказалась и от Товстоногова, и от меня!  - рассказал Борис Луценко. – Я могу рассказать продолжение этой истории. Мы случайно встретились с Товстоноговым в Паланге (я вместе с Валерием Раевским учился у него на курсах). Мы потом поехали в Москву на гастроли и увидели Догилеву. И она нас потрясла! Мы сказали, что берем ее. Она вроде бы согласилась. Но стала выбирать из трех театров. Поехала к Товстоногову, показалась, ему она тоже понравилась. Но в конце концов она «прокатила» и его, и меня,  и пошла работать в театр Ленинского комсомола. Вот как все было на самом деле, так что она немного не договаривает...

Я как-то спросил у нее, почему она тогда вдруг захотела поехать именно в Минск.  И она ответила: мол, во-первых, увидела вашего «Макбета», а во-вторых, слышала, что вы хороший и талантливый режиссер…»

Позже Борис Луценко хотел пригласить Татьяну в Минск и специально для нее поставить спектакль.

«У нас был такой разговор с Татьяной, - вспоминает Борис Иванович. – Ее  муж Михаил Мишин пишет пьесы. Мы хотели поставить одну из его пьес, но так этот проект и не осуществился… Она очень занятой человек.

Не так давно Догилева снималась в Минске и захотела прийти ко мне в гости. Мы поговорили, вспомнили все эти эпизоды…

Кстати, у нас же в театре начинала и Алена Свиридова. И она тоже почти во всех интервью говорит об этом. Когда я пригласил  ее в театр, она была концертмейстером в Институте культуры. Я ее взял на главную роль в спектакль «Амфитрион».  Алена – жутко работоспособная, у нее очень хорошо получалось, но вдруг она  приходит и извиняется: «Борис Иванович, мне предлагают уехать в Москву». Я чуть не плакал! Но что делать…

Однажды тоже зашла в гости, принесла мне огромный букет цветов и подарила табак,  но я не курю… И сейчас она часто мне передает приветы.

А Догилеву я часто вижу на экране.  Конечно, сожалею, что она выбрала не наш театр, Но если бы ее не взял не «Ленком», ни Товстоногов, то она, конечно же, приехала бы в Минск…»

10:18 28/02/2007




Loading...


загружаются комментарии