Мирей МЮССО: «Франция, как и вся Европа, ожидает от Беларуси каких-то ответных действий...»

Мирей Мюссо — не только новый Чрезвычайный и Полномочный посол Франции в Беларуси. Она еще просто красивая женщина. Поэтому мы говорили с ней не только о политике и дипломатическом этикете...

О работе и быте



— В Минске Вы находитесь недавно. Как чувствуете себя здесь? Оправдались ли Ваши надежды, а возможно, и опасения в связи с новым местом работы?


— Здесь я чувствую себя очень хорошо. У меня еще не было возможности посмотреть весь город, видела только центр. Но я нахожу Минск довольно привлекательным. Снег на зданиях придает какую-то праздничную и даже феерическую атмосферу...

Вначале, когда заступаешь на пост, очень много административной работы: нужно ознакомиться с различными делами, решить какие-то внутренние вопросы. Недавно я вручила верительные грамоты и теперь уже начинаю совершать официальные визиты. На ближайшее время намечены поездки за пределы Минска.
Честно говоря, у меня не было совершенно никаких предрассудков насчет Беларуси. Правда, Минск я представляла себе не таким современным.

— Бывший посол Франции в Беларуси Стефан Шмелевский сообщил, что Вы завершаете дипломатическую карьеру. Если не секрет, у Вас был выбор, куда поехать после Тбилиси?


— Нет, выбора не было. Дипломатический работник в некотором смысле как солдат — едет туда, куда ему говорит руководство. Естественно, я высказывала свои пожелания. Одним из моих желаний было остаться в Европе. Это прежде всего связано с языками, которыми я владею.

— Для такого опытного дипломата, как Вы, работа в Беларуси считается престижной или называется “почетной ссылкой”?


— Беларусь находится в Европе. А для Франции все посты в Европе одинаково важны и приоритетны. И мы надеемся, что со временем Беларусь займет должное место в европейской семье.

— Многие иностранцы говорят, что для них Беларусь — это прежде всего чистые улицы и красивые девушки. С чем еще у Вас ассоциируется наша страна?


— Возможно, я смогу ответить на этот вопрос немного позже, когда получше узнаю Беларусь.

— Тогда спрошу о личном: успели ли уже обустроить свой белорусский дом?


— Резиденция французского посла сама по себе уже давно обустроена, я лишь привнесла в интерьер какие-то свои элементы. Привезла некоторые картины, книги. Теперь я уже точно знаю, как выглядит мой здешний дом, поэтому в следующий раз из Франции привезу лишь какие-то конкретные недостающие вещи.

— Вы приехали сюда, образно говоря, на пустое поле, или все-таки у Мирей Мюссо в Беларуси есть знакомые?


— Нет, я здесь никого не знала.


О политике и подарках



— Недавно Вы вручили верительные грамоты А.Лукашенко. Какие впечатления остались от встречи? Говорят, первые впечатления — обычно самые сильные...


— Очень сложно сказать... Для меня было честью встретиться с президентом, но, к сожалению, особенности белорусского дипломатического протокола не позволили провести с ним какую-то беседу. Надеюсь, у нас еще будет возможность встретиться. А сама по себе церемония была приятной.

— Каким шампанским Вас угощали после вручения грамот?


— Не знаю...

— В старые времена была традиция: дипломаты вручали царю не только королевскую (верительную) грамоту, но и дорогие подарки. Сейчас это практикуется, или послы идут на прием к главе государства с пустыми руками?


— Эта традиция давно ушла в прошлое. Дело в том, что раньше посол прибывал в страну на очень долгий период — на 10—15 лет. И вручение грамот было единственным контактом между государствами. Сейчас послы меняются гораздо чаще — каждые 3—4 года. И контактов между странами гораздо больше. Например, визиты глав государств, в рамках которых и происходит обмен подарками на официальном уровне. Кстати, недавно президент Франции Жак Ширак открыл музей в местечке Сарран департамента Коррез, где выставлены все подарки, которые преподносили ему как президенту страны...

— А в Беларуси такого музея нет. И неизвестно, где хранит подарки Александр Григорьевич, что с ними делает...


— Может, когда-нибудь появится... Во Франции все началось с генерала де Голля — он передал все дары государству. А музей президентских подарков первым создал Франсуа Миттеран.

— Во время церемонии вручения верительных грамот Лукашенко сказал, что очень рассчитывает на Францию, а значит, и на Вас, в налаживании контактов с Западом...


— В данном случае речь идет о том, что Франция готова помочь Беларуси найти контакт с Европой. Но при этом Франция, как и вся Европа, ожидает от Беларуси каких-то ответных действий. Необходимо, чтобы Беларусь соблюдала принципы, общие для всей Европы. Пользуясь спортивной терминологией, можно сказать, что сейчас мяч находится на стороне Беларуси. Европа сделала предложение. Беларусь должна ответить на него.

— А как Вы в целом оцениваете резкий разворот Лукашенко на Запад?


— Честно говоря, мы как-то не заметили разворота на 180 градусов, о котором говорят некоторые. Да его и в принципе не должно быть. Просто каждая страна в силу своего географического положения должна поддерживать сбалансированные отношения со всеми соседями. Международная политика не должна быть однобокой.

— Стефан Шмелевский считал, что теперешняя общественно-политическая обстановка в Беларуси не позволяет улучшить наши двусторонние отношения. А как Вы оцениваете состояние диалога между нашими странами?


— Диалог на данный момент очень слабый. Но мы надеемся на его развитие. Для этого Беларусь должна выполнить те условия, которые выдвинул Евросоюз. Это освобождение политзаключенных, соблюдение прав человека, свободы слова и др.
О бизнесе

— По-Вашему, может ли сблизить наши страны строительство АЭС, о котором ведут переговоры наши страны?


— Я сразу хочу отметить, что у нас рыночная экономика, поэтому переговоры ведутся не на государственном уровне, а на уровне предприятий. Белорусская сторона пока направила нашим специалистам запросы чисто технического характера. Насколько я знаю, белорусы сделали точно такие же запросы на предприятия других стран.

— Председатель президиума Академии наук Михаил Мясникович обмолвился, что при выборе партнера по строительству АЭС обязательно будут учтены политические нюансы. А Стефан Шмелевский заявил, что Франция не готова продвигать свои экономические интересы, сквозь пальцы глядя на нарушение в Беларуси прав человека и свободы слова. Как думаете, французский бизнес готов отказаться от предполагаемого крупного контракта?


— К нашим специалистам действительно очень часто обращаются за советами в сфере атомной энергетики, потому что во Франции более 80 процентов электроэнергии вырабатывается атомными электростанциями. Французские предприятия, занимающиеся строительством АЭС, получают очень много заказов. В случае позитивного решения всех технических вопросов, французские предприятия неизбежно столкнутся с финансовыми, юридическими и политическими вопросами. Каким будет решение французских бизнесменов я не знаю. В любом случае это будет только их решение.

— Недавно новый посол Литвы заявил о том, что Литва и Беларусь могли бы проводить совместные переговоры о покупке реакторов. Мол, если бы мы действовали вместе, то могли бы получить скидку у французской стороны. Как Вы на это смотрите?


— Я не имею достаточной информации об этом. К тому же данный вопрос находится не в компетенции французского государства. Это решают сами предприятия.

— Вы имеете диплом о высшем специальном образовании в области обороны. Уже успели изучить, в какие страны Беларусь продает вооружение?


— Я знаю точно, что Беларусь производит оружие и, естественно, продает его, как и многие страны. Но есть страны, продажа оружия которым запрещена решением ООН. И я надеюсь, что Беларусь, как и Франция, соблюдает данное предписание. В основном запрет распространяется на страны, находящиеся в стадии войны. Не секрет, что существуют “черные рынки”. Но тем не менее государства должны уважать решения, принятые на международном уровне.

А что касается моей учебы, то диплом о военном образовании я получала около 20 лет назад. Но я по-прежнему слежу за политической и стратегической ситуацией в мире.


Об этикете



— В последние годы в Беларуси сложилась одна не очень приятная традиция: первые лица МИД и высокопоставленные чиновники не всегда появляются на приемах, которые устраивают представители европейских стран, например, по случаю Национального праздника. Как Вы относитесь к подобным вещам?


— К счастью, я пока с этим не сталкивалась. Каждая страна вольна выбирать тех, кого она отправляет на приемы в диппредставительства других стран. Но когда посол радушно приглашает на прием представителей власти, то он ожидает, что ему ответят взаимностью, что позволит наладить больший контакт и в дальнейшем даст возможность нанести ответный визит.

— Дипломаты — это люди, которые мастерски могут уйти от ответа на любой вопрос. Если Вам что-то не нравится, Вы можете сказать об этом в лоб, невзирая на строгий дипломатический протокол?


— Я думаю, что можно говорить обо всем, особенно тем людям, которых мы считаем своими друзьями. Потому что если друзья не скажут о недостатках, то тебе о них никто не скажет. Думаю, проблема не в том, что сказать, а как это сказать. Манера высказываний не должна быть агрессивной.
О моде на детей

— Беларусь сейчас решает демографическую проблему. А социологи называют француженок “чемпионками Европы” по количеству детей. Расскажите, пожалуйста, как во Франции государство помогает молодым матерям?


— Декретный отпуск во Франции длится 16 недель — 6 недель до родов и 10 после. В случае каких-то осложнений и трудностей к этому сроку можно добавлять еще 1—2 месяца. Во время декретного отпуска матери полностью получают свою зарплату. При рождении ребенка выплачивается единовременное пособие. Существуют также специальные пособия, сумма которых зависит от того, какой по счету ребенок рождается в семье. Чем больше детей, тем больше размер пособия. Есть пособия, которые выплачиваются по достижении определенного возраста ребенка.
Недавно у нас появилось понятие “родительский отпуск”, который может длиться три года без выплаты зарплаты, но в течение этого времени за вами сохраняется рабочее место вне зависимости от того, где вы работаете.

— Не так давно газета “Liberation” распространила заявления ведущих социологов Франции об исключительности французских женщин. По их словам, француженки — лучшие в Европе матери, работницы и едва ли не самые привлекательные женщины... Как им удается совмещать такие трудно совместимые вещи?


— Во Франции 87 процентов женщин, которые достигли трудоспособного возраста, — работают. Это самый высокий показатель в Европе, который напрямую связан с организацией труда. Есть возможность выбирать, сколько работать — полный день или несколько часов в день.

Также во Франции детей принимают в школу с четырех лет, а в некоторых муниципалитетах — даже с трех. И уже с этого возраста дети начинают постигать какие-то науки. В то время как в других европейских странах невозможно отправить ребенка в школу до шести лет.

При многих предприятиях и организациях работают ясли. Это достаточно новая тенденция, и их создание даже заложено в программах кандидатов на президентский пост.

Все это существенно облегчает жизнь женщин, позволяет им больше времени уделять себе. К тому же во Франции магазины открыты даже в обед и в выходные дни.

— Кстати, о магазинах. Вы уже успели в них заглянуть?


— Пока успела побывать лишь в столичных гипермаркетах.

— Француженки всегда были эталоном элегантности. Вы наверняка отметили, как одеты белорусские женщины...


— Пока я вижу их одетыми в большие красивые шубы и зимние шапки. Поэтому свое мнение о них я выскажу весной или летом...


О секретах красоты



— Уже многие газеты сообщили, что Мирей Мюссо впервые отпраздновала свой день рождения в Беларуси. Но никто не писал, как и где Вы его праздновали...


— Я отмечала день рождения в компании своих коллег по посольству, которые мне устроили сюрприз. Мне было очень приятно.

— Не так давно буквально в двух шагах от посольства Франции открылся французский ресторанчик. Вы уже успели попробовать там французские блюда?


— Пока нет. Зато уже дважды была в ресторанах с белорусской кухней. Я сама хорошо готовлю и поэтому с интересом отношусь к каким-то новым блюдам...

— Интересно, в Минске Вы готовите из тех продуктов, которые продаются здесь, ездите за провиантом в Вильнюс, как это делают некоторые другие дипломаты, или все привозите из Франции?


— На мой взгляд, продуктов хватает и здесь. Но когда есть необходимость приготовить какое-то особое блюдо, для которого не хватает ингредиентов, то, естественно, их можно купить и в Вильнюсе. А вот, например, фуа-гра я привозила из Франции. Но если здесь смогу найти подходящую сырую гусиную печень, из которой можно будет приготовить фуа-гра, то я с удовольствием куплю ее.

— Простите за бестактный вопрос, но как Вам удалось сохранить такую молодую красоту? Впервые увидев Вас по телевизору, я, честно, говоря, подумала, что неправильно информирована о дате Вашего рождения...


— Забудьте про мой возраст, это государственная тайна! (Смеется.)
А если серьезно, то несложно выглядеть хорошо, имея хорошие гены. Безусловно, вопросы питания и жизни в хороших санитарных условиях также влияют на внешность. Кстати, я не вегетарианка. Ем все. Пью красное вино, которое полезно для здоровья.

Можно сказать, что мне повезло родиться во Франции, где ситуация позволяет детям расти и учиться в хороших условиях. Кроме этого, я родилась после Второй мировой войны, и, в отличие от моих родителей, у меня не было каких-то серьезных потрясений в жизни. Также мне повезло, что родители занимались мной и моим образованием.

— А как же пресловутый здоровый образ жизни?


— Когда была моложе, занималась верховой ездой, плаванием, парусным спортом, дзюдо и дайвингом. Но сейчас у меня нет столько свободного времени. Чем выше мы продвигаемся по иерархической лестнице, тем больше и серьезнее становятся дела и тем меньше остается времени на себя... Раньше я регулярно ходила на массаж. Надеюсь, что в Минске снова смогу это делать...

— Насколько мне известно, Вы приехали в Минск одна...


— Да. Свою семью я оставила в Париже...

"Народная воля"
13:15 02/03/2007




Loading...


загружаются комментарии