«ЧП» с последствиями

Витебчанам памятны события, когда сотрудники милиции переусердствовали во время патрулирования по ночному городу и убили студента медицинского института Александра Баранова. Тогда прокуратура и милиция попытались замять скандальное дело, но отец убитого, кстати, преподаватель этого же вуза, подняв на ноги общественность и прессу, не позволил преступникам уйти от возмездия. Суд приговорил трех убийц к разным срокам наказания. УВД Витебского облисполкома по решению суда выплатило компенсацию за моральный и материальный ущерб семье погибшего.

«ЧП» с последствиями
Кстати, в Витебске это не единственный случай, когда милиционеры до смерти избивали задержанных. И вот — совсем свежее ЧП. В конце декабря минувшего года 37-летний врач-хирург Больницы скорой помощи Андрей Д. возвращался из бани домой. На автобусной остановке (перекресток Московского проспекта и Смоленской улицы) обратил внимание на лежавшего возле ларька человека, одежда которого была грязной, — похоже, это был бомж. Хирургу не раз приходилось иметь дело с такими людьми. Он склонился над лежавшим. Профессиональный долг обязывал оказать помощь человеку. Не успел Андрей расспросить мужчину, как рядом появились стражи порядка. Бомжа они отпустили с миром, а хирурга пригласили в “воронок”...

“Я врач, — пытался объяснить Андрей. — Хотел оказать медицинскую помощь человеку. Я выпил только пива”.

Но милиционеры везли его в отделение. По словам Андрея, его били около двух часов. Потом задержанному потребовалась “скорая помощь”.

По воле случая Андрея Д. отвезли в ту же больницу, где он работает. Коллеги около четырех часов боролись за его жизнь и спасли от смерти. На теле хирурга было множество ушибов, обнаружилась гематома почки. Врачи сумели почку сохранить. Отец Андрея в ту ночь, когда узнал, что сын на операционном столе, поседел. Андрей — единственный сын в семье, на следующий день собирались отметить его день рождения.

По данному факту уголовное дело не возбуждалось, но в связи с заявлением потерпевшего прокуратура Октябрьского района ведет расследование. Отделом собственной безопасности УВД Витебского облисполкома расследование уже проведено, а, по словам начальника отдела Игоря Силицкого, поскольку в показаниях сторон есть противоречия, то результаты расследования переданы в прокуратуру. Прокурор Октябрьского района Владимир Шалухин пояснил, что в настоящее время проводится судмедэкспертиза, которая должна определить, при каких обстоятельствах у пострадавшего оказалось множество травм. Ведь сотрудники милиции утверждают, что они подобрали Андрея на улице уже кем-то избитым.

“Обоих конфликтующих у ларька милиция могла отпустить домой, — поясняет начальник штаба патрульно-постового полка УВД. — Но оба были пьяны, а Андрей, по словам моих сотрудников, был просто невменяемый. Сразу начал оскорблять патрульных, бросился в драку. Этому инциденту свидетелей предостаточно. Второго отпустили домой, потому что он извинился. В отделении милиции Андрей начал биться головой о стену. У потерпевшего врожденная болезнь почки: неправильно расположена. Спешить с выводами не следует. Если эксперты дадут заключение, что травмы образовались при падении, то будут вопросы. Патрульные утверждают, что Андрей был пьян, а в медицинском заключении говорится, что алкоголя в крови Андрея не обнаружено — он был трезв. Мало ли где его избивали, а виновата милиция.

Со стороны патрульных, что отпустили второго, нарушений нет. Таких
ситуаций у них возникает сотни за смену”.
“Милиционеры Шешко и Маханько 22 декабря, проезжая на служебной машине, увидели, как двое граждан, находясь в пьяном угаре, устроили потасовку, — говорит временно исполняющий обязанности заместителя командира батальона ППС старший лейтенант милиции Владимир Анюховский. — Вышли из автомобиля, подошли, представились. Предложили разойтись по домам. Один извинился, назвался инвалидом 3-й группы, ушел домой. Андрей стал выступать: попробуйте заберите, всех посажу. Задержали Андрея по статье 156 Уголовного кодекса (хулиганство). Он начал выражаться нецензурно. А таких людей мы не имеем права помещать в вытрезвитель. Вот если бы он лежал и был пьян до невменяемости, тогда другое дело. Сам сел в машину.

При следовании в отделение милиции задержанный накинулся на водителя и начал его душить. Пришлось на дебошира надеть наручники. В отделении стали составлять рапорт и протокол досмотра. После чего Андрей пожаловался на здоровье, тут же вызвали ”скорую помощь". Упал со скамейки. У нас же так всегда: если какой-то гражданин требовал “скорую” — вызываем. Врач “скорой помощи” предложил ему показать, где болит, но задержанный отказался показать ушибы, но заявил, что его избили сотрудники милиции. В больнице, куда доставили Андрея, к сотруднику милиции подошел его начальник, пытался уговорить замять это дело. На что сотрудники ответили: “Пусть подпишет протокол, что мы его задержали, и у милиции к нему нет претензий. Но Андрей отказался подписывать протокол. Если бы он вел себя нормально, его бы не задерживали, а отпустили, как и второго, к сожалению, неизвестного гражданина”.

“Мой сын вообще непьющий, — утверждает мать Андрея Алина Николаевна, — но если пьяного человека задержала милиция, так что, надо зверски избивать? Втроем избивали ни в чем не повинного человека, который при этом находился в наручниках, а вот взять вину за содеянное и понести заслуженное возмездие от правосудия храбрости не хватает”.

“По работе, кроме как положительно, о хирурге Андрее Д. ничего сказать не могу. Очень спокойный, интеллигентный человек, хороший хирург, — говорит профессор Юрий Мартов. — Надо знать прописную истину: ни один юрист на веру ничьи слова не принимает. Есть медицинские документы, подтверждающие, что доставленный в больницу был трезв. Поэтому никто не имеет права утверждать обратное. Анализы подтасовать невозможно, потому что это закрытая емкость с кровью, опечатанная, отправленная в лабораторию судебной медицины, где и делается анализ крови. Все его тело было настолько помято, как будто по нему трактор проехал. Молодой, здоровый, работал в хирургии. И вдруг — такая трагедия... Судмедэкспертиза способна определить причину травм потерпевшего”.

“Мой коллега 22 декабря был трезвый”, — утверждает хирург Виктор Балейко, делавший операцию Андрею.

“Наручники на меня надели в отделении милиции, — вспоминает Андрей, — за что били, я не знаю, прапорщик бил со знанием дела и особенно жестоко. Когда ”скорая помощь" доставила в больницу, то я, как человек терпеливый, попросил отвезти меня домой, где надеялся отлежаться. Но милиция, сопровождавшая “скорую”, настаивала вернуться в отделение, где, по их утверждению, я должен был подписать протокол: дескать, я ломал и грабил ларек. Все же я поехал в отделение, но на машине коллег. Милиция следовала за нами. Подъехали к отделению милиции, мне стало совсем плохо. И меня срочно отвезли на операционный стол в больницу. Никаких протоколов я не подписывал. Пока шла операция, милиционеры, меня избивавшие, находились в больнице, очень волновались, умру или нет".

Ну что ж, выслушали мнение обеих сторон. Выводы делать не будем. Дождемся ответа судмедэкспертов, после чего к данной теме обязательно вернемся. Хирург Андрей Д. до сих пор на больничном.

P.S. По словам прокурора Октябрьского района Владимира Шалухина, в суде рассматривается еще одно дело по факту избиения человека в отделе Октябрьского РОВД. Так кого бережет наша милиция?



17:10 12/03/2007




Loading...


загружаются комментарии