Беспредел

В Ружанах похоронили земляка, пятидесятипятилетнего работника местных электросетей Владимира Молчуна. Добропорядочного отца семейства, воспитавшего двоих сыновей. Жителей поселка потрясли обстоятельства, при которых Молчун расстался с жизнью.

О том, что произошло в тот роковой вечер 14 марта, корреспонденту «Вечернего Бреста» рассказал единственный свидетель происшедшего - сын Владимира Молчуна Игорь. Вместе с Игорем Молчуном на встречу с корреспондентом газеты приехали его родственники. Через несколько часов в Пружанах им предстояла тяжелая миссия - забирать из морга тело близкого человека. Слезы и стенания близких - не самое подходящее состояние для беседы. Но в словах родственников сквозила явственная тревога, что истинные причины смерти Владимира Молчуна могут быть так и не установлены и даже более того, виновниками происшедшего официально объявят самого пострадавшего и его сына Игоря.

Вот что «Вечернему Бресту» рассказал сам Игорь Молчун:
- Я находился по делам в Барановичах, когда моему отцу позвонили родственники из деревни Кузевичи и попросили привезти деньги, которые якобы им понадобились (речь шла всего о пяти тысячах рублей). Около девяти часов вечера на своем автомобиле «Фольксваген-Пассат» мы поехали на ферму в деревню Головчицы, где они работали. Мы подъехали к самой ферме, где еще были люди, кроме того, рядом велась стройка. Отец вышел из машины и понес деньги, а я оставался в салоне. Спустя некоторое время я заметил отделившуюся от угла фермы тень. Когда она приблизилась, я разглядел человека в темной, видимо черной, куртке и темных брюках с пистолетом в руке. Было видно, что он пьян, так как шел пошатываясь. Не представившись и не показав документы, человек внезапно скомандовал: «ОМОН, руки вверх!» Он приказал мне предъявить документы, положить их на капот, угрожая при этом «пристрелить», а затем по его указанию я сел на водительское сиденье и положил руки на руль. Сидел так, не шевелясь, потому что видел: человек с оружием не в себе и в самом деле может выстрелить. Затем я услышал, как открылась дверка багажника, и в нее начали загружать какие-то мешки, то ли с зерном, то ли с мукой. Сидя практически в неподвижной позе, я не мог толком ничего разглядеть, только слышал команды того же человека в черном, чтобы быстрее загружали мешки, как я понял, этим занимались работники фермы. А молодой человек, назвавшись служащим ОМОНа, начал выяснять отношения с моим отцом (может быть, хотел заставить его положить руки на капот). Между ними позади машины завязалась борьба... И вдруг я услышал выстрел. Подумал: наверное, стреляли вверх. Когда отец упал, человек в черном в мгновение ока исчез. Я подошел к отцу, он лежал в луже крови. Тогда я еще не понял, что он был уже мертв, пуля угодила ему в лицо. Я стал звать на помощь, просил работников фермы вызвать «скорую». Но связь не работала.
Человек в черном вскоре вернулся, с помощью работников фермы мы положили отца на заднее сиденье машины. «Садись, поедем разбираться», - сказал я «омоновцу». Как мне показалось, его самого в тот момент трясло». Напоследок я еще успел выкинуть из багажника мешки с неизвестным содержимым.
На автомобиле Игоря Молчуна они поехали в сторону Ружан, Игорь все еще надеялся спасти отца. По дороге «омоновец» несколько раз выходил, пытался кому-то звонить. А сын думал о том, что счет идет на секунды, надо скорее в больницу. На въезде в деревню Зеленевичи его мучитель остался и приказал ему ехать одному. «Пока мы с ним ехали, - вспоминает Игорь, - я все время думал о том, что он может меня застрелить, как единственного свидетеля. Тем более, что руку с пистолетом он все время держал у себя под курткой наготове».

В Ружанской больнице врач констатировал смерть Владимира Молчуна и добавил, что, судя по ранению (выстрел был произведен в лицо), он умер практически мгновенно и спасти его было невозможно.
По звонку Игоря в больнице в скором времени собрались родственники Молчунов. Сестра погибшего в сердцах умоляла: «Покажите мне этого дьявола, убившего брата».

Но чтобы установить местонахождение «дьявола», пружанской милиции потребовалось время. Спустя приблизительно шесть часов личность подозреваемого была установлена и в Пружанской районной больнице произведено его освидетельствование на предмет алкогольного опьянения в момент совершения преступления. О его результатах журналистам пока не сообщается.

Сейчас подозреваемый находится в изоляторе временного содержания Пружанского РОВД. Прокуратурой Пружанского района по факту происшедшего возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 426 УК РБ (превышение власти и служебных полномочий, повлекшее тяжкие последствия). В настоящее время прокуратура ведет расследование уголовного дела.
Родственники погибшего продолжают сомневаться в объективности следствия. Их сомнения основываются на том, что во время следственного эксперимента, который проводился утром в четверг на месте происшествия, единственного свидетеля - Игоря Молчуна - в последний момент решили от участия в нем отстранить.

Прокурор Пружанского района Александр Петросюк, возбудивший по данному факту уголовное дело, сообщил, что подозреваемый в причастности к смерти гражданина Молчуна, находящийся в настоящее время под стражей, является сотрудником УВД облисполкома. Собственно, этот же факт подтвердил редакции и заместитель начальника УВД облисполкома Владимир Харик. И только начальник пружанской милиции Николай Попко с упорством, достойным лучшего применения, на все вопросы отвечал «нет», от каких-либо комментариев отказывался, факт участия своего зама Вячеслава Герасимовича в следственном эксперименте не подтвердил и не опроверг, признался, что закон «О печати» читал десять лет назад (может быть, поэтому не догадывается о том, что определенные права есть не только у него, но еще и у журналистов). А когда ему деликатно намекнули, что мы действуем исходя из призыва начальника УВД ко всем пишущим обращаться за разъяснениями к милицейскому начальству, Николай Попко посчитал за лучшее сослаться на то, что он проводит совещание и ничего не нарушает.

Первый заместитель начальника УВД полковник Владимир Тибец, которого мы нашли по мобильному телефону в Пружанах, так прокомментировал ситуацию:
- Факт имеет место. Сюда едет комиссия из МВД, комиссия прокурорских работников. Все здесь далеко не однозначно. Свидетельства сына, Игоря, нельзя принимать за истину - он лицо заинтересованное. Лично мое мнение: человек убит при оказании сопротивления сотруднику УВД. Да, беда есть. Человек погиб от выстрела, произведенного из пистолета, принадлежащего нашему сотруднику. Многое еще предстоит выяснить. Я пока не решаюсь сказать, кто виновен. Но вас хочу предупредить: если наш сослуживец окажется невиновен, то вы будете нести ответственность за ту публикацию, которую вы хотите напечатать и выдать очередной «жареный» факт... Я хочу предупредить, что за сотрудником тоже стоят дети, жена, родственники. А сейчас вы распишете тут - вот, мол, сотрудник милиции...

Вместе с тем представители СКП «Агроэнерго-Зеленевичи» не подтвердили приведенный милицией факт массового воровства кормов (отходов производства комбикормового завода по цене 385 тыс. рублей за тонну), который мог бы привлечь к ферме повышенный интерес правоохранительных органов столь высокого уровня, как УВД.
14:48 19/03/2007




Loading...


загружаются комментарии