В Славгороде погибают уникальные церковные фрески

От потускневших фресок, которые не пощадили ни время, ни люди, не отвести глаз. Можно только догадываться, какими великолепными они были, если даже наполовину уничтоженные, поблекшие, спрятанные под слоем штукатурки, все еще способны приводить в восхищение.

В Славгороде погибают уникальные церковные фрески
Как говорят жители Славгорода, когда–то фрески украшали не только стены, но и свод церкви Рождества Богородицы, и от этого небесно–голубого великолепия исходило какое–то особое сияние, словно небо проливалось на землю. Увы, под куполом храма фресок уже не осталось. Из почти 60 чудесных работ сохранилось не больше 20...

«Дешевле, конечно, их закрасить, чем восстанавливать. Да и вряд ли найдутся мастера, способные отреставрировать эту красоту, — вздыхает славгородский батюшка, настоятель церкви Рождества Богородицы отец Владимир. — Смотрите, в каком они плачевном состоянии. От иных почти ничего не осталось. А видели бы вы, что здесь творилось в начале 80–х годов! В полуразрушенном здании стояли строительные леса — храм только собирались реконструировать — и молодежь развлекалась тем, что забиралась на верхотуру и малевала поверх фресок всякие глупости. Сколько священники вместе с прихожанами потом этих надписей вывели — не счесть. Но иные так въелись в стены, что все равно проступают. А взгляните на лики святых — почти все изуродованы, у них замазаны глаза.Кто и зачем это сделал, неизвестно. Жаль, конечно, смотреть, как погибает великолепие, фрески уникальные, других таких, пожалуй, в Беларуси не найти. Но чтобы их отреставрировать, нужны огромные средства, у нас их нет, и желающих выступить в роли спонсоров до сих пор не находилось».

Церковь Рождества Богородицы — памятник архитектуры XVIII века, была построена в Славгороде в 1791 — 1793 годах по распоряжению князя Голицына. Александр Михайлович внимательно следил за работой мастеров, был щедр и сам лично давал рабочим дельные советы. На строительстве работали крепостные Голицына под руководством опытного мастера, каменщика Луки Иванова. Проектировал храм яркий представитель классицизма, русский архитектор Николай Львов — автор Невских ворот Петропавловской крепости, почтамта в Санкт–Петербурге, знаменитого гатчинского дворца 1798 — 1799 годов, Борисоглебского собора в городе Торжок, усадебных комплексов в Московской и Новгородской областях. В ансамбль церкви в Славгороде, помимо самого храма, вошли двухъярусная колокольня с небольшой башенкой, две хозпостройки и здание церковно–приходской школы. Все строительные материалы для храма изготавливались на месте, а вот железо на крышу заказали в Москве.

Лучших московских живописцев привез Голицын и для росписи внутренних стен здания и иконостаса. Среди художников, писавших эти фрески, называют имя знаменитого Владимира Боровиковского — автора портретовПавла I, Екатерины II, Марии Лопухиной, Державина, Куракина. Могилевский губернатор Александр Дембовецкий в своей книге «Опыт описания Могилевской губернии» (издана в 1884 году) указывает, что церковь «во имя Рождества Пресвятыя Богородицы, построенная князем Голицыным в 1793 году, имеет великолепный иконостас (до наших дней, увы, не сохранился. — О. К.) и служит главным украшением местечка». Живший некогда в Славгороде краевед Владимир Кириллович Тищенко так писал в своих воспоминаниях: «В этой церкви до 1891 года находилось тронное кресло императрицы России Екатерины II. В 1987 году церковь передана Славгородской православной общине».

В начале 80–х годов заброшенную церковь решено было возродить. Министерство культуры выделило средства на восстановление храма и колокольни, уже установили леса, но в последний момент передумали. Решили, что лучше за эти деньги построить в райцентре Дом культуры. Ожил храм недавно. «В 2001 году, когда я сюда приехал, прихожане еще жаловались, что боятся заходить в здание, в таком жутком состоянии оно было: на голову с потолка падали куски штукатурки, из стены выпадали кирпичи, на колокольне росли деревья толщиной в руку человека, — вспоминает отец Владимир. — Деньги на ремонт собирали с миру по нитке: помогли местные власти, молокозавод, прихожане. Уже поставили два купола — на храме и колокольне (один обошелся в 2 тысячи долларов). А еще итальянец Бруно Ренаи, который возит славгородских ребятишек на оздоровление, помог. Увидел храм, диковинные фрески, восхитился и... пожертвовал на восстановление 4 тысячи евро. Надеемся в этом году закончить с ремонтом крыши, оштукатурим стены. Работы еще очень много, так что пока не до фресок».

Упоминание о славгородских фресках встречается в книге «Память» и в Белорусской Энциклопедии: «Из 57 сюжетных композиций наиболее интересные — мучения Христа, в первом ярусе, на куполе — «Тебя, Бога, хвалим» и изображение Евангелистов в простенках». Увы, картин под куполом уже нет. Некоторые фрески на стенах тоже «закрыли» другими, свежими картинами. Так проще и дешевле. Только вот лучше ли?

— Этот храм — памятник архитектуры, фрески представляют историческую ценность, поэтому сохранить их необходимо, — считает заместитель председателя Могилевского областного общества охраны памятников Сергей Беспанский. — Сама церковь потихоньку восстанавливается, но фресок нет в перечне объектов, подлежащих первоочередной реставрации, ни областной, ни республиканской программы на ближайшие годы.

«Прежний настоятель церкви Рождества Богородицы отец Михаил был у нас не раз, мы обсуждали с ним вопросы возрождения храма, но вот о самих фресках ни разу речь не заходила. О них многие слышали, но до сих пор считалось, что есть более важные объекты, нужно восстанавливать и сохранять исторические здания — дворцово–парковые ансамбли, храмы. И хотя уникальность фресок никто не ставит под сомнение, вы первый человек, кто задался вопросом, будут ли они когда–нибудь восстановлены, а я в этой должности работаю уже лет 10, — признался главный специалист управления культуры Могилевского облисполкома Александр Липский. — По–хорошему, конечно, надо вызывать специалистов, заказывать проект и восстанавливать фрески. Но наша епархия (здание храма, являющееся памятником архитектуры XVIII века, передано Могилевской православной епархии) делать это не торопится. Храм они восстанавливают своими силами, а о фресках попросту забыли. Надеяться на спонсоров, которые захотят приложить к этому руку, на республиканский бюджет наивно, многое зависит от тех, кому принадлежит памятник архитектуры. Сейчас разрабатывается очередная программа сохранения и развития историко–культурного наследия на 2008 — 2012 годы. Мы предложили руководителям райисполкомов включить туда те памятники истории и архитектуры, которые, на их взгляд, нуждаются в первоочередной реконструкции. Основываясь на их предложениях, будем разрабатывать областную программу. Что же касается мастеров, способных восстановить старинные фрески, уверен, такие найдутся. Опыт подобной работы у нас есть, фрески из могилевского костела Святого Станислава в свое время тоже были в печальном состоянии: наслоились друг на друга, почти полностью исчезли под слоем краски, но реставраторам из Минска удалось их восстановить. Спасли профессионалы и фрески в Свято–Никольском монастыре в Могилеве, так что было бы желание и энтузиазм».

С тем, что фрески проще закрасить, чем восстановить, люди, которым небезразлична история, не согласны категорически. «По закону об охране историко–культурного наследия юридическое или физическое лицо, которому передан памятник, не имеет права менять его внешний вид, но обязано разработать комплекс мероприятий по сохранению этого памятника и в случае необходимости его отреставрировать, — объясняет заведующий кафедрой археологии Могилевского госуниверситета, доктор исторических наук Игорь Марзалюк. — То есть епархия должна изыскать средства и заказать у реставраторов проект реконструкции и консервации этих фресок, а государство может помочь ей в этом благом начинании».

....В церкви было очень холодно, но я, как завороженная, простояла там около часа, разглядывая потускневшие фрески. Они не отпускали меня, словно молили о помощи. Известно, что красота спасет мир. Спасут ли миряне и клир красоту?
08:26 29/03/2007




Loading...


загружаются комментарии