Памяти Юрия Захаренко

7 мая восемь лет назад в новейшей истории Беларуси произошло событие, отбросившее страну на обочину человеческой цивилизации. В этот день было совершено злодейское похищение одного из ярких представителей белорусского народа, бывшего министра внутренних дел Республики Беларусь Юрия Николаевича Захаренко.

Памяти Юрия Захаренко
Сейчас уже с абсолютной достоверностью установлено: кто, когда и по чьему приказу совершил это гнусное преступление, в одночасье лишившее мать сына, жену - мужа, детей - отца, внуков - деда.

Почему это произошло именно с Захаренко? Потому что он одним из первых понял, что  никаких выборов нового президента в Беларуси не будет. Никогда.  Он одним из первых понял, что  власть для Лукашенко - наркотик, и добровольно он с этой  иглы не слезет. Он также понял и то, что без поддержки в силовых структурах, никакое отлучение диктатора от власти невозможно, поэтому и взялся за создание "Союза офицеров". А это не осталось незамеченным – Лукашенко понял исходящую от Захаренко опасность. И все же Захаренко полагал, что дело не дойдет до прямого столкновения оппозиции с властью. Поэтому он вместе с другими коллегами по оппозиционному блоку готовился к следующим президентским выборам, а силовое прикрытие создавалось им на случай откровенного беспредела со стороны президента и его окружения.

Он был юристом до мозга костей, а значит и фанатичным законником. Он не мог представить себя действующим вне правового поля, и того же по своей наивности ожидал от своих противников. Он хотел их переиграть красиво, в честном поединке, где арбитром должен был быть либо Верховный совет, либо народ. Но в противоположной команде "играли" по другим правилам. Их основой стал известный диктаторский принцип: "Есть человек -  есть проблема, нет человека - нет проблемы".

Захаренко ещё жил своей обычной жизнью: ходил, смеялся, нянчил внука, а вокруг него уже сжималось смертельное кольцо. Он не знал, что согласно плану "зачистки" политически активной части оппозиции ему уже не суждено было дожить до светлого майского праздника, Дня победы. Кончина Геннадия Карпенко (3 апреля 1999 г.) и "бегство" Тамары Винниковой, (6 апреля 1999г.), являвшихся так же частью этого дьявольского замысла, определили и дату "исчезновения" Юрия Захаренко (7 мая 1999 г.). Следующей жертвой (если не образумится) был определен Виктор Гончар.

План не имел конца, ибо схема избавления от слишком опасных политических оппонентов предполагала их устранение по мере появления. А это был вопрос труднопредсказуемый. Но "устранять" собирались не всех. Некоторым, "вставшим на путь исправления", в качестве альтернативы "исчезновению" позволялось бежать за границу. Таким образом предполагалось поддерживать на плаву версию, что все исчезнувшие политики также безбедно пребывают где-нибудь на "Канарах" или еще подальше. Для этой же цели  распространялись слухи о якобы несметных богатствах исчезнувших людей.

Однако схема дала сбой уже в самом начале. Идиотизм исполнителей наткнулся на профессионализм жертвы.  Это было последнее дело генерала Захаренко. Начал его он сам, а закончить завещал другим. И оно будет закончено, ибо по таким делам сроки давности отсутствуют.

За сутки до своего исчезновения, как будто смотря в зеркало будущего, Юрий Захаренко дал своим друзьям ту ниточку, благодаря которой впоследствии будет распутан весь клубок. Этой ниточкой стало обнаружение им крайне непрофессионально организованной слежки, которую осуществляла за  ним  группа негодяев, а точнее убийц. Он запомнил и описал и их самих, и машину, которой они пользовались. Это был красный БМВ, принадлежащий бригаде внутренних войск. 

В первое время после исчезновения Юрия Захаренко в трагический исход его судьбы мало кто верил. Газеты пестрели какими-то смутными намеками о побег за границу, а с экранов телевизора не сходило суровое и честное лицо министра внутренних дел, который, трогательно вещал о том, что будут приняты все меры к поиску неизвестно где потерявшегося бывшего "коллеги". Но постепенно у неравнодушных людей стало формироваться собственное мнение, значительно отличающееся от официальной позиции властей.

Теперь, когда преступление раскрыто, легко прослеживается и становится понятной роль каждого мерзавца, принявшего участие в этой грязной игре, будь он солдатом, генералом, прокурором, банкиром или журналистом. Но тогда было очень сложно отделить правду от лжи, и истина пробивала себе путь сквозь лабиринты ложных ходов и направлений. Как бы то ни было, но настало время, когда причастность властей к исчезновению Юрия Захаренко стала фактом. Ясно стало и то, о чем многие боялись говорить вслух. Юрия Захаренко больше нет в живых.

Я часто задумывался: а что было бы, если бы Захаренко предвидел все ужасные последствия своей диссидентской деятельности? Отказался бы он тогда от дальнейшей борьбы с деспотией, свернул бы с избранного им смертельно опасного  пути, приведшего его к трагедии? И нахожу только один ответ: нет! Он бы не свернул и не отказался.

Мало того, я уверен, что он был одним из тех немногих оппозиционных деятелей, которые в полной мере осознавали всю опасность, исходящую от клики властьимущих, и не исключали трагического для себя исхода.

Захаренко не был политиком в прямом смысле этого слова. Если бы он был политиком, он сумел бы приспособиться к режиму. Он бы принял "нужные формы", вошёл бы в отведенные ему "габариты" и ужился бы со своими противниками, как это сделали десятки других. Но его беда была в том, что он был чрезмерно порядочным и честным человеком, к тому же умным и образованным. Он не мог плыть по отведенному ему руслу рабской покорности и смирения и все время выходил из берегов. Он не терпел фальши, лицемерия и интриг. Его позиция была предельно проста и понятна - закон превыше всего. Но, как показала жизнь, именно это и не устраивало новоиспеченных "вождей".  Он нетерпимо относился к любым формам проявления невежества и самодурства, независимо от того, какие бы высокие особы не являлись их "авторами".

Мне однажды довелось стать свидетелем того, как одна, казалось бы, чисто бытовая ситуация вызвала у Захаренко искреннее негодование, жесткую реакцию и стала поводом для очень серьёзного конфликта, с одним очень влиятельным лицом. Дело касалось такой "мелочи", как "сдача в "аренду" управляющему делами президента Беларуси Ивану Титенкову несколько десятков  солдат внутренних войск для работ по благоустройству какого-то объекта. Вопрос, как говорится, не стоил выеденного яйца. Мало ли бессловесных, забитых рабов, высокопарно именуемых "защитниками Родины", возводили  генеральские и полковничьи особняки в пригородах Минска, строили гаражи и обрабатывали дачные участки офицеров? Вполне можно было бы или не "заметить", или  не "обратить внимания" на такой ничтожный для министра вопрос, тем более что обращение по поводу выделения солдат исходило от самого верха властной вертикали. Наверное любой другой так бы и поступил. Но не Захаренко. Он и заметил, и обратил внимание. Да ещё  как!

В архивах МВД наверняка сохранились материалы служебной переписки командующего внутренними войсками В. Агольца с вышеупомянутым И.Титенковым. Так вот, в одном из таких писем Титенков просит Агольца выделить ему пятьдесят солдат для хозяйственных работ. Неизвестно каким образом, но письмо попало к Захаренко, и его резолюция на этом письме была - почти дословно -  следующего содержания: "Тов. Аголец. Солдат в армию призывают служить а не батрачить. А если у вас имеются излишки личного  состава, то используйте их по прямому назначению, для обеспечения охраны общественного порядка...". Нужно было обладать незаурядным мужеством, чтобы отказать в такой просьбе и в такой форме главному "хозяйственнику" страны и личному другу президента. Ведь он прекрасно понимал, что эта история непременно дойдёт до Лукашенко и вызовет у него далеко не восторженную реакцию. Но поступиться принципами он не мог. Понятия «честь» и «совесть» для него были не пустым звуком.

Юрий Захаренко, также как и Виктор Гончар, изначально был обречен на отторжение от вновь создаваемой системы государственного управления. Интеллектуальное превосходство и Захаренко, и Гончара было настолько очевидным, что убогое окружение Лукашенко, а в первую очередь лично он сам, почти физически ощущали свою ущербность. Долго так продолжаться не могло, ибо  власть одного не терпит конкуренции и превосходства других, в чем бы оно не выражалось. В конце концов, случилось то, что и должно было случиться.  И Гончар, и Захаренко были уволены со своих высоких постов.

Как всегда, после увольнения  возник мутный поток сплетен. "Знающие" люди горячо обсуждали то какие-то финансовые злоупотребления бывшего министра, то его связи с какой-то мафией, то нецелевое использование бюджетных средств. Но ни одна из этих настойчиво распространяемых среди сотрудников МВД версий никогда и никем всерьез не воспринималась. Ибо все прекрасно знали, что Захаренко был отстранен от должности, а затем уволен с поста министра за отказ от силового подавления забастовки работников минского метрополитена, имевшей место в августе 1995 года. Забастовка все-таки была прекращена с помощью сил МВД, но сделал это уже командующий внутренними войсками МВД Беларуси В.Аголец, который по прошествии некоторого времени и занял место Захаренко.

Не оставались в стороне и средства массовой информации. Прикормленные и обласканные властью журналисты, ещё вчера неукротимые поборники демократических перемен, послушно отрабатывали полученные серебряники. В газетах и на телевидении распространялись небылицы одна нелепей другой. Делалось это все со страху. Но подонки жестоко ошиблись, полагая, что, уничтожив Захаренко, они  вычеркнут его из памяти народа. Ничего не вышло. Светлая память о нем достойно преодолела все  преграды и прочно заняла своё место на пути в бессмертие.

Что сегодня значит для Беларуси Захаренко?

На его фамилии оттачивали своё ораторское искусство  и  сделали политическую карьеру десятки белорусских политиков, в том числе и из рядов оппозиции.

На имени Захаренко воспитывается любовь к свободе у патриотов Беларуси и ненависть к народу у многочисленных лукашенковских "коммандос".

Имя Захаренко является ключем к решению (или, наоборот, нерешению) многих вопросов в международных отношениях Беларуси. 

Имя Захаренко и по сей день наводит ужас на его убийц. И они уже не выдерживают этой затяжной пытки, вызываемой страхом предстоящей расплаты. Параноидальная истерия Лукашенко привела к небывалому росту численности президентской охраны и прочих силовых структур. Страх спроецирован и на все органы власти.  Лукашенко связал  всех если не кровавой, то круговой порукой, вбив в сознание людей, что благополучие каждого из них зависит от благополучия лично его и никого другого. Если сказать проще, то это будет звучать так: "Буду жив я, будете живы и вы. Не станет меня, не будет и вас." К сожалению, ему не пришлось никого долго убеждать в своей "исключительности". В стране, так до конца и не поднявшейся с колен после эпохи аналогичного коммунистического правления, всегда охотнее верят во власть и всемогущество господина, чем в собственные силы и справедливость.  

Конечно же, время делает своё дело. Уходят из жизни свидетели, стареют и приходят в негодность вещественные доказательства. Именно на это уповают из последних сил цепляющиеся за власть высокопоставленные преступники. Но зря. Как бы глубоко не спрятали они концы своих злодеяний, заслуженная кара найдет их везде и всегда. Я не являюсь специалистом в области политики, и поэтому мне трудно сказать какой ценой Лукашенко будет выкупать свою жизнь. Вполне возможно, что он вымолит у своих преемников какие-то гарантии безопасности, но только лично для себя. Остальным же его коллегам по преступному цеху обязательно придется отвечать на неприятные вопросы следователя. На привинченном к полу табурете следственного кабинета и закончится долгая песня этих негодяев о лебединой верности президенту и незыблемом армейском братстве. Дальше все будет очень просто: слезы, сопли, испачканные штаны (некоторые даже с лампасами), многостраничные  чистосердечные признания и приговор. Ну, а нам остается в этот скорбный день ещё раз поклясться друг другу в том, что мы приложим все силы для приближения этого часа расплаты.

08:37 07/05/2007




Loading...


загружаются комментарии