Алесь Данильчик: Сначала власти отняли у «Беллитфонда» Дом литератора, а теперь отнимут и «Ислочь»

Итак, Верховный суд удовлетворил иск Министерства юстиции о ликвидации общественного объединения "Белорусский литературный фонд", которое являлось своеобразным профсоюзом писателей. Организация занималась оказанием материальной помощи литераторам-членам Союза белорусских писателей, которые не разделяют политику Александра Лукашенко. Прокомментировать итоги судебного заселения корреспондент «Белорусского партизана» попросил директора "Беллитфонда" Алеся Данильчика

Алесь Данильчик: Сначала власти отняли у «Беллитфонда» Дом литератора, а теперь отнимут и «Ислочь»
- Как бы вы могли прокомментировать решение суда?


- Беспредел! Общественное объединение, которое просуществовало не одно десятилетие, ликвидировали за два дня.

- Какими были основания для ликвидации «Белорусского литературного фонда»?


- Основания были надуманные. Процесс ликвидации фонда происходил на основании искового заявления Министерства юстиции, которое было направлено в Верховный суд. Это заявление представляет собой документ на шести страницах. Разобраться в них за два дня было очень сложно, потому что претензии датировались, начиная с 2003 года. Вы же понимаете, что необходимо время для того, чтобы изучить эти претензии. Дирекция «Беллитфонда» просто физически не имела возможности оспорить эти замечания. У нас даже не было времени для того, чтобы нанять адвоката – настолько все произошло стремительно.

- Как вы думаете, почему Минюст так неожиданно вдруг решил закрыть «Беллитфонд»?


- Очевидно, что была команда сверху. И эта команда была Министерством юстиции исполнена в течение двух дней.

- На ваш взгляд, чего больше было в этом деле – политики или чьих-то финансовых интересов?


- В первую очередь, я думаю, речь идет именно об имущественной стороне. Главная задача власти – лишить «Беллитфонд» последнего имущества. Но этого бы не произошло, если бы наверху не было принято политическое решение.

- А каким имуществом сейчас располагает «Беллитфонд»?


- Последнее, что у нас оставалось – это санаторно-курортный комплекс «Ислочь» недалеко от Минска. Его-то у нас и забирают.

- А в каком состоянии сейчас находится этот объект?


- В очень плохом состоянии. Предприятие стоит уже пять лет и не эксплуатируется. Там находится только директор и охранники.

- Была надежда, что «Ислочь» заработает, и начнет приносить фонду прибыль? 

    
- Нет. Согласно решения общего собрания членов «Беллитфонда» от 2005 года санаторно-курортный комплекс «Ислочь» должен был быть продан.

- То есть вы собирались продать комплекс, но не успели этого сделать?


- Я бы сказал, нам не дали этого сделать. И почему этот суд был таким  скорым? Потому что если бы не Верховный суд, фактически в конце мая «Ислочь» обрел бы нового владельца.

- Знаете ли вы, какова рыночная стоимость этого объекта?


- Знаю, я только что получил акт оценки имущества. На сегодняшний день санаторно-курортный комплекс «Ислочь» оценивается в 2 миллиарда 870 миллионов рублей.

- И теперь вы все это имущество должны будете  передать государству?


-  Ну, во-первых, я еще не видел самого судебного определения, но, насколько я понял из судебного решения, мы должны будем создать какую-то ликвидационную комиссию. Она под надзором Министерства юстиции и будет определять судьбу этого имущества.

- Будете ли вы обжаловать решение суда?


- Мы сейчас думает над этим. У нас есть только одна возможность – сделать это в надзорном порядке. Но скажу откровенно, у нас мало надежды на то,  что нам удастся добиться пересмотра решения суда.

- Какую помощь писателям оказывал «Беллитфонд»?


- Я не так долго работаю директором фонда. Поэтому не могу сказать обо всем. Но за те несколько месяцев, как я являюсь директором, мы, как могли, оказывали помощь литераторам. Помогали организовывать творческие вечера, проводили презентации новых художественных произведений. Вот, например, помогли организовать юбилейный вечер Геннадия Буравкина. Кроме того, наша организация активно сотрудничает с  международным литературным фондом. Согласно нашей договоренности о совместной деятельности, он оказывал финансовую поддержку «Беллитфонду».  Сообща мы оказывали реальную помощь престарелым писателям и писателям-ветеранам.

- Книги  также помогали издавать?


- Нет, к тому времени, как я начал работать директором, законодательством общественным организациям было запрещено заниматься коммерческой деятельностью. Это можно делать только при наличии коммерческих подразделений. У «Белитфонда» своих предприятий не было, кроме санаторно-курортного комплекса «Ислочь».

- До этого  у вас также отняли и Дом литератора, который находится в самом центре Минска…


- Да, за счет того, что мы сдавали часть его помещений в аренду, у «Белитфонда» были деньги на оказание помощи литераторам. Это тоже было очень дорогостоящее имущество. Так вот, сперва отняли Дом литератора, а теперь отнимут и «Ислочь».

- А у вас нет подозрения, что имущество, которое принадлежит «Беллитфонду», передадут в созданный недавно по указке властей Союз писателей Беларуси, который возглавляет Николай Чергинец?


- Я это комментировать не могу, но думаю, что не без этого. Если бы у нас была возможность спокойно работать со своим имуществом, то мы бы делали все возможное для того,  чтобы в эти трудные времена поддерживать членов Союза белорусских писателей.
09:02 07/05/2007




Loading...


загружаются комментарии