Воробей из Минска

Несколько дней назад я обнаружил в своем почтовом ящике довольно объемистый пакет. Разорвав подбитую пузырчатым пластиком бумагу, я увидел толстую книгу. С обложки на меня пялился пустым взглядом «Слепой пионер» литовского мастера Антанаса Суткуса. «Неоткрытая страна. Пять пьес Якоба Хирдваля», - прочитал я. На заложенной запиской странице стояло: «Воробей из Минска».

Воробей из Минска
Якоб Хирдваль заведует литературной частью Драматена – Королевского драматического театра в Стокгольме. Пишет пьесы, переводит. «Неоткрытая страна» - его первая книга.

Но сначала немного истории. Мы познакомились лет пять назад. Шведский режиссер Карл Дунер, который должен был ставить мою пьесу на Малой сцене Национального драматического театра имени Янки Купалы, внезапно отказался ехать в Минск. Положение аховое – премьера уже назначена, а мои возможности найти замену режиссеру практически нулевые. Знакомая писательница посоветовала: позвони Якобу, он знает всех в театральном мире Швеции. Я позвонил, и Якоб действительно нашел замечательного режиссера – молодую, талантливую Натали Ринглер, которая без колебаний поехала в Минск и поставила спектакль.  На премьеру Якоб приехал вместе со мной и таким образом оказался в Минске. Вот, что он говорит по этому поводу:

- Когда я попал в Минск, в Беларусь, в театр имени Янки Купалы, все там показалось мне необыкновенно интересным. Я поймал себя на том, что знаю очень мало, непростительно мало об этой стране, о ее истории, даже о сегодняшнем ее дне. При этом я увидел интересных людей, любопытную театральную традицию и по-настоящему заинтересовался Беларусью.
Вернувшись из поездки, я рассказал о своих впечатлениях одному приятелю, политику, который обратил моё внимание на то, что происходит в этой стране в области прав человека, в области демократии. Мне захотелось написать пьесу, которая давала бы немного более детальную картину той весьма необычной, особой ситуации, которая, как мне кажется, существует сегодня в Беларуси. Работа над пьесой была для меня и способом больше узнать про эту страну, можно сказать, что я занимался самообразованием.

Пьеса «Воробей из Минска» - довольно сложная работа. Фантазия автора идёт рядом с историческими фактами, а временами достаточно наивные представления о Беларуси переплетаются с точными знаниями о последних событиях в этой стране.

В пьесе представлены три поколения: родители, живущие в плену прошлого, взрослые дети, которые пытаются каким-то образом изменить сегодняшнюю ситуацию, и новая генерация, таинственная, неопределенная, но наделенная необычными, даже сверхъестественными талантами.

Центральную роль в пьесе играет чернобыльская катастрофа. Мы встречаемся с отцом, шведским физиком Альбином, который в советские времена под влиянием коммунистических идей переехал в страну, где строилось «первое в мире государство рабочих и крестьян» и получил работу на Чернобыльской атомной электростанции. Через 20 лет после катастрофы Альбин внезапно появляется в своей старой квартире, где по-прежнему живет его бывшая жена Анна и куда приезжает их сын Змицер.

Змицер живет в Швеции, но, несмотря на это, активно следит за ситуацией в Беларуси. Он приезжает на родину вместе со своей шведской подружкой Еленой, чтобы посетить чернобыльскую зону. Уже там, в странной и загадочной зоне, Змицер и Елена встречают детей, которые живут сами по себе, прячась от страшного и враждебного внешнего мира, где борьба прошлого и будущего, столкновение великих концепций и идей не оставляют их в покое, мешают и угрожают той жизни, к которой они стремятся. Беззащитные и одинокие они могут рассчитывать только на самих себя...

Интересно, на какие же реакции надеется сорокалетний успешный драматург, выбравший местом первой встречи своих героев квартиру в Гомеле – городе, про который подавляющее большинство шведов никогда даже и не слыхало?

- Я надеюсь, что в связи с выходом книги в свет шведские театральные круги заинтересуются этой пьесой, и кто-нибудь захочет ее поставить. Я работал над пьесой до самого последнего момента, закончил ее прямо перед сдачей манускрипта в печать, так что она совсем новая. Правда, я давал руководителям двух шведских театров читать первый вариант пьесы. Оба, узнав, что речь там идет о Беларуси, отказались ее брать, однако после моей настойчивой просьбы оба ее прочитали, и обоим она не понравилась. Причем критика касалась не самой пьесы как художественного произведения, а именно того, что там рассказывается о таких «неинтересных» вещах, как Беларусь и Чернобыль. Художественный руководитель одного из этих театров сказал мне, что пьеса «какая-то совсем нешведская». Я воспринял его слова, как комплимент, но он, видимо, не имел в виду меня хвалить.

Якоб Хирдваль не питает иллюзий относительно осведомленности соотечественников в делах Беларуси. В пьесе есть характерная реплика Змицера, который иронично говорит о том, что, родившуюся в Гродно великую белорусскую гимнастку Ольгу Корбут в Швеции называли «воробьем из Минска» просто потому, что Минск был единственным городом, название которого было известно обывателю.

Сам Якоб Хирдваль знает о Беларуси больше. И не только о Беларуси. Ольга Корбут более в пьесе не упоминается, зато бросается в глаза детальное описание возможной причины аварии на ЧАЭС, технические и бытовые подробности работы и жизни физиков-ядерщиков. Интерес к технике, а так же к техногенным катастрофам прослеживается во всем творчестве Якоба Хирдваля. Не так давно в Национальном театре Исландии в Рейкьявике была поставлена его пьеса о проблемах современной генной инженерии и тут можно проследить определенную связь с новой пьесой о Чернобыле. Дело в том, что генные технологии и ядерные технологии считаются техническим прорывом в соответствующих областях человеческой деятельности, однако, как те, так и другие могут быть весьма и весьма опасными для нас. Якоб Хирдваль видит свою задачу в том, чтобы не давать людям забыть об этом аспекте научно-технического прогресса:

- Мы привыкли к тому, что наука каким-то образом решит все наши проблемы за нас, найдет выход из любой ситуации. Однако не надо забывать о том, что наука и достижения прогресса могут быть опасными. Я считаю, что должна существовать критическая дискуссия, критический взгляд на то, что происходит в области технического прогресса. Это очень важно. И это должно быть частью нашей работы, работы художников, писателей, журналистов, то есть тех людей, которые обязаны критически подходить к процессам, идущим в обществе – как на национальном уровне, так и в более широкой, глобальной перспективе.


На снимке Якоб Хирдваль
11:44 15/05/2007




Loading...


загружаются комментарии