Вождь краснокожих из Партизанского района

Группа родителей учеников 4-го «А» класса одной из школ Партизанского района г. Минска подали заявление в горисполком на проведение пикета. Его цель — привлечь внимание общественности к ненормальной обстановке, которая сложилась в классе. Проблема заключается в том, что уже четыре года один-единственный ученик терроризирует не только одноклассников и всю школу, но и весь микрорайон. По этическим соображениям все имена и фамилии в материале изменены.

По словам родителей, которых мы пригласили к нам в редакцию для выяснения подробностей, один из учеников класса, где учатся их дети, ведет себя совершенно неадекватно. Игорь на уроках хрюкает, мяукает и лает. Перебивает учительницу, коверкает ее слова. В общем, атмосфера для учебы совершенно неблагоприятная. О каких же знаниях можно говорить? Все контрольные, тесты в классе пишутся только в присутствии завуча.

Были случаи, когда учитель Ирина Владимировна была вынуждена выводить Игоря из класса, потому что у мальчика начиналась истерика — он кричал и ругался матом. Педагог хотела его успокоить, чтобы не пугал остальных учеников. Однако добровольно выходить Игорь не собирался — однажды он зацепил парту и перевернул ее, больно ударив сидевших за ней детей. Мальчик постоянно «кочует» с места на место. После того, как он сидел за одной партой с отличником Мишей К., мама последнего была очень
обеспокоена изменившимся поведением сына. Когда он приходил домой с занятий, становился совершенно неуправляемым ребенком. Миша швырял портфель, разбрасывал вещи, злился, плакал... В общем, вел себя так, как будто в школе ему приходилось долгое время сдерживать свои эмоции, а теперь они вырвались наружу. После того, как накопленный негатив выходил вместе со слезами, Миша успокаивался и становился прежним...

Игорь приходит в школу с зажигалками, проволокой, перочинными ножами. И достает их только, когда идет домой, чтобы угрожать и запугивать малышей. За детьми из соседнего класса после уроков вынуждены приходить родители, поскольку Игорь постоянно запугивает девочек. Он вымогает деньги. Один мальчик после полутора лет такого «рабства» не выдержал и признался своим родителям, что хотел бы отравить своего обидчика.

Конечно, Игорь не всегда был таким — в первом классе его «шутки» были спокойнее. Но с каждым годом его проделки стали более изощренными и начали «доставать» одноклассников. Ребята отдалились от него. Костя Л. до сих пор не может простить Игорю свой испорченный день рождения. «Он мне такое устроил!» — вспоминает четвероклассник. 21 сентября именинник принес в класс конфеты, чтобы угостить
одноклассников. Все поздравляли Костю, учительница хвалила смышленого мальчишку. В это время Игорю, очевидно, стало недоставать внимания к его персоне, и он съел... полиэтиленовый пакет. Естественно, после этого Игоря стошнило. Все дети были в шоке, а сам виновник происшествия остался доволен произведенным эффектом. Он был в полном восторге от своей выходки.

С тех пор Игорь неоднократно намеренно повторял полюбившийся ему «трюк». Два пальца в рот — и все содержимое его желудка выплескивалось на сидящих по соседству... Урок сорван, испачканные дети в слезах идут мыться, кто-то бежит за уборщицей.

Но самое худшее в этой истории то, что некоторые ребята, глядя на Игоря, перенимают его выходки. Ведь они видят, что мальчику все сходит с рук, и он остается безнаказанным, видят, что можно себя так вести и никто ничего не сделает. Школьники понимают, что таким способом можно решать многие свои проблемы. Детям даже начинает нравиться ситуация, сложившаяся в классе: чем плохи постоянно сорванные уроки, ведь учиться
не надо?!

— А что я могу сделать? Учитель ведь даже не имеет права выгнать ученика с урока. Кроме того, я все время боюсь: выставлю Игоря в коридор, а он возьмет и из окна выпрыгнет, — сетует классный руководитель Ирина Владимировна.

Родители мальчика полностью поддерживают своего сына и обвиняют Ирину Владимировну. Кстати, заслуженную учительницу Республики Беларусь. Якобы это учителю не удалось создать дружескую атмосферу в классе... Сама же учительница, воспитавшая не одно поколение школьников, говорит, что с такой проблемой в своей практике сталкивается впервые. И никто не может разрешить эту ситуацию. Руководство школы и даже комиссия по делам несовершеннолетних разводят руками! О чем вообще можно говорить, если Игорь в отместку за очередной вызов «на ковер» бросал камни в окна кабинета директора, но так и остался после этого учиться в школе?

Родители страдающих учеников без конца пишут письма с жалобами, в том числе в районо. Участковый инспектор — постоянный гость в школе. Но воз, как говорится, и ныне там.

После очередного скандала с директором отец Игоря перевел своего сына на домашнее обучение. Полтора месяца на уроках была тишина, значительно повысилась успеваемость. Даже Игорь учился на 6, 7 и 8. Все было хорошо. Но когда мальчик вернулся, его нерастраченная дома энергия опять обрушилась на окружающих, причем таким потоком, что стало просто невыносимо. Когда родителям Игоря предложили перевести сына на
постоянное домашнее обучение, они отказались, мотивируя это тем, что не хотят возиться с ребенком. Мол, обучение — прерогатива школы, и точка. С Игорем с первого класса занимается школьный психолог. При этом специалист полностью на стороне мальчика, защищает его, поскольку это ее профессиональный долг. Она работает с ним, искренне хочет ему помочь. И, как утверждает психолог, у Игоря есть определенные сдвиги в сторону улучшения, однако детям легче от этого не становится.

Четвероклассник — теперь беда целого района! Он постоянно поджигает мусорные баки, бьет пустые бутылки, ворует письма из почтовых ящиков, отвертками пытается вскрыть замки припаркованных машин. На столе у директора лежит заявление женщины, в которую Игорь бросал камни. Уже год мальчик на учете в Инспекции по делам несовершеннолетних. А не так давно, после занятий, когда дети выходили из школы, произошла следующая история. Во дворе в Броневом переулке, 13, Игорь подобрал
стеклянную бутылку и со словами «Подходите ко мне, трусы» нанес несколько ударов своим одноклассникам. Костю спасла толстая куртка, а Витю от ударов частично защитил рюкзак, но был задет локтевой сустав. На следующий день ушиб был зафиксирован врачом детской поликлиники. Буквально сразу же Витина мама написала участковому инспектору заявление о привлечении родителей Игоря к административной ответственности. Те жалобу относительно своего отпрыска не восприняли и выдвинули встречный иск о привлечении к уголовной ответственности потерпевших детей. Якобы
они — настоящие волки, которые травят Игоря, забросали его камнями, а он пришел домой весь в крови и плакал. Якобы их сын очень хочет дружить со своими одноклассниками, а они его отвергают. Кроме того, отец мальчика заявил, что родители одноклассников Игоря настраивают своих детей против его сына. Претензии были высказаны и в адрес директора школы, который не может оградить их ребенка от издевательств. При этом переводить Игоря в другую школу родители не хотят.
Инспектор провел расследование и опросил всех в классе. По ходу следствия данные о том, что в Игоря летели камни, не подтвердились, никаких травм он не получил. Также подтвердился факт, что травма Вите была нанесена в процессе нападения, а не в результате самообороны. В итоге на родителей был наложен штраф, размер которого должна была определить районная Комиссия по делам несовершеннолетних. А в обязанность родителям пострадавших детей вменялось провести с ними профилактическую беседу о недопустимости совершения противоправных действий.

Как выяснилось на Комиссии, маленький «террорист» действительно психически нездоров. Каков точно предварительный диагноз Игоря, неизвестно — это врачебная тайна. Однако доктор из ВКК подтвердила, что по состоянию здоровья мальчик может находиться в коллективе. При этом, как отметила медик, родителям Игоря еще год назад было выдано направление на общее обследование, которое сын до сих пор и не прошел.
Кроме того, мальчик не получает надлежащего лечения. А принудить родителей обследовать своего ребенка никто не может.

В результате председатель Комиссии по делам несовершеннолетних предложила детям примириться, а всем присутствовавшим взрослым было заявлено, что речь об исключении Игоря из школы не идет. В итоге перед родителями учеников на сегодняшний день — дилемма: то ли всем вместе писать заявление об уходе, то ли все же оставаться,
учитывая, что дети (за исключением Игоря) за время совместного обучения уже успели очень сдружиться.

— Получается, что закон и все права — на стороне этого мальчика. Может быть, Игорь действительно окажется совсем даже и неплохим, если его подлечить. Но почему наши дети, которые, конечно, тоже не ангелы, не имеют никаких прав? Почему наш класс должен заниматься проблемой одного-единственного ученика?

— Сколько еще мы будем зависеть от решения родителей Игоря? — возмущается мама другого четвероклассника.

— Когда Игорь обзывает чью-то маму «рыжей очкастой крысой», мальчик, который идет рядом, должен промолчать? Выходит, мы учим наших детей не вступаться за слабого и терпеть унижения? — с возмущением говорит отец одноклассника Игоря.

— Наши дети, которым по десять лет, уже знают в лицо участкового инспектора и побывали в инспекции по делам несовершеннолетних. Мы с ужасом ждем, что же будет, когда Игорь станет 14-летним? Что, если он в один прекрасный день возьмет автомат и перестреляет всех в классе? Мы считаем, что в школу надо идти если уж не за знаниями, то хотя бы за положительными эмоциями. А пока живем в постоянном страхе, — говорят
родители.

Помните, чем заканчивается рассказ О`Генри? Маленький Джонни довел своих злодеев-похитителей до такого состояния, что они сами готовы были заплатить его отцу, чтобы он забрал сына назад: «Сколько времени вы сможете его держать? — спрашивает Билл.

— Силы у меня уж не те, что прежде, — говорит старик Дорсет, — но думаю, что за десять минут могу вам ручаться.

— Этого довольно, — говорит Билл. — В десять минут я пересеку Центральные, Южные и Среднезападные штаты и свободно успею добежать до канадской границы.

Хотя ночь была очень темная, Билл очень толст, а я умел очень быстро бегать, я нагнал его только в полутора милях от города».

Судя по всему родители учеников 4-го «А» класса (хоть они, в отличие от злодеев-похитителей ни в чем не виноваты) тоже доведены до предела и готовы, образно говоря, бежать до канадской границы. Кто найдет выход из тупика?


P.S. К слову, в пикете родителям учеников 4-го «û было отказано. В Мингорисполкоме предложили обратиться с этой проблемой на горячую линию Министерства образования.

12:59 29/05/2007




Loading...


загружаются комментарии