Сотрудники Госнаркоконтроля России подставили двух белорусов

В Тверском районном суде Москвы в понедельник начался процесс над двумя белорусами, которых сотрудники Госнаркоконтроля обманом заманили в Москву с таблетками туссала, свободно продающимися в Беларуси, но запрещенными в России.

Суд допросил свидетелей со стороны обвинения – сотрудников Госнаркоконтроля, которые арестовывали жителей белорусского города Барановичи Сергея Лагуна и Александра Чечурова 7 марта 2007 года в Москве. Они обнаружили на одном из сайтов объявление о продаже туссала, которое дал Чечуров. Это лекарство содержит декстрометорфан гидробомид, которое признано в России психотропным. Наркополицейские вступили в переписку с Чечуровым.

«Наш сотрудник спрашивал его, сколько надо съесть этих таблеток, чтобы «торкнуло»? Он дал ссылку на соответствующий сайт. Все это есть в распечатке переписки», – заявил сотрудник Госнаркоконтроля Алексей Юрочкин.

Другой свидетель сказал, что сотрудник, вступивший в переписку с Александром Чечуровым, представился медработником. Лже-медработник предложил молодому человеку привезти в Москву 1 тыс. таблеток туссала. Тот привез товар в Москву вместе со своим другом Сергеем Лагуном, их арестовали и предъявили обвинение по ст. 188 ч.2 УК РФ («контрабанда»), ст. 228/1 ч.3 п. Г («незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных
веществ»).

Мать Александра Чечурова Светлана сказала корреспонденту Агентства национальных новостей после заседания суда, что у нее есть распечатка переписки ее сына с сотрудником Госнаркоконтроля, но тех мест, о которых говорил Юрочкин, она не видела. По ее словам, сотрудник Госнаркоконтроля сам искал продавца туссала и сам предложил Чечурову продать ему 1 тыс. таблеток этого препарата.

«Он спрашивал: «Есть ли у вас такие таблетки в продаже?», – рассказала Светлана Чечурова. – Сын ответил, что есть. Сотрудник Госнаркоконтроля написал, что его брат держит частную аптеку, а туссал - дефицит в Москве. Мой сын предложил переслать товар по почте, но сотрудник Госнаркоконтроля сказал, что тогда товар намокнет и потеряет вид. Сын предложил встретиться в Минске, но покупатель написал, что у него на
даче дела, и настоял на встрече в Москве. 6 марта сотрудник Госнаркоконтроля 4 раза звонил сыну на мобильный и убеждал приехать. Как потом выяснилось, у них в этот день уже все было готово – и деньги меченые, и скрытая видеокамера».

Сергей Лагун, по словам Светланы Чечуровой, приехал с ее сыном за компанию, чтобы погулять по Москве. Никогда раньше они торговлей не занимались. Адвокат Чечурова Станислав Маркелов говорит, что декстрометорфан гидробомид содержится не только в туссале, но и в 5 лекарственных препаратах, свободно продающихся в российских аптеках, в том числе в Колдрексе. Маркелов – уже второй адвокат Александра
Чечурова.

«Предыдущего адвоката мы нашли через интернет. Он отвергал все документы, говорящие в пользу нашего сына, которые мы ему приносили. Его главной задачей было ничего не делать. Адвокат нам говорил: «Им 2 года сбрасывают, а 6 оставляют», – сказала Светлана Чечурова.

Гендиректор группы компаний «Софэкс» Яна Яковлева, которая пришла на это заседание суда, сказала корреспонденту АНН, что, когда Госнаркоконтроль возбудил против нее и Алексея Процкого дело по надуманному обвинению, им стал помогать только четвертый по счету адвокат. Все предыдущие быстро договаривались с сотрудниками Госнаркоконтроля, и начинали подыгрывать им.

Для того чтобы оплачивать услуги адвоката, родители Александра Чечурова продали однокомнатную квартиру, в которой жила мать Светланы Чечуровой. Теперь они все вместе живут в двухкомнатной «хрущевке». Отец молодого человека работает плотником в строительно-монтажном поезде, а мать – бухгалтером на хлопчатобумажном объединении.

«Мой сын закончил юридический колледж в Барановичах, и после собеседования его приняли на 4 курс заочного отделения Нового юридического московского института, – сказала Светлана Чечурова. – Он работал вместе с отцом плотником в строительно-монтажном поезде. Вначале он в шоке был, когда попал в тюрьму. Ведь дома его никогда не ругали, он никогда не видел насилия. Саша очень добрый».

Чечуров сидит в Бутырской тюрьме. Вначале он жил в камере, где содержались 35 человек, а спальных мест было только 10. Он говорил родителям, что, в основном, его сокамерники – его ровесники, которым милиционеры что-нибудь подбросили. Потом Александра Чечурова перевели в камеру с 4 кроватями, в которой живет 5 человек. Теперь его сокамерники – лимоновцы.

Родители Чечурова приехали из Беларуси рано утром. Вечером они опять отправятся домой. Поезд из Москвы в Барановичи идет 12 часов. А у родителей Сергея Лагуна нет денег ни на адвоката, ни на поездки в Москву. Барановичи – очень бедный город. Лагун до ареста работал на пункте мойки машин.

«Алексей Процкий, когда сидел в тюрьме, говорил, что вместе с ним сидят какие-то белорусы с какими-то таблетками, но он находился не в «Бутырке», – сказала Яна Яковлева. – Значит, это были другие белорусы. Как теперь хорошо сотрудникам Госнаркоконтроля! Им и из офиса выходить не надо. Они по интернету лазают и выписывают сюда мальчиков из Белоруссии. Давайте тогда и из Голландии начнем приглашать людей с косяками, потому что в их стране косяки не запрещены. У нас, наверное, своих наркобаронов нет».

Однако белорусские чиновники не изъявляют желания защищать своих граждан. Когда родители Александра Чечурова обращались к ним за помощью, им отвечали отписками, сообщает Агентство национальных новостей.

 


 

17:03 04/06/2007




Loading...


загружаются комментарии