В Семеновке все стало по-другому

Известие о том, что их односельчанин приговорен к смертной казни, ошеломила жителей деревни Семеновка Берестовицкого района. Эта новость совпала с другой: упал оземь памятник, увенчанный крестом, в середине деревни. Здесь останавливались похоронные процессии, если сельчане прощались с родным человеком, сюда приносили цветы к Пасхе, украшая икону. В одночасье тяжелое, много десятилетий простоявшее сооружение рухнуло, «посеребрив» осколками стекла вымощенную камнями улицу. Такое случается крайне редко, и многие связывают эти два события между собою воедино.

Родительский дом Александра Сергейчика стоит там, где заканчивается вымощенная улица - на цветастом живописном лугу: вьется узкая тропинка через густую траву, из-под простенького настила бежит чистый ручей. Прямо со двора виден синеющий выкрашенными оградами сельский погост. День и ночь плачет, громко причитая, не стесняясь людей, мать Александра, прося Бога забрать ее на тот пригорок.

Лет десять назад из жизни ушел отец Александра. Сын не скрывал в ходе следствия, что именно с именем отца связана его ненависть к женщинам. Он вспоминал, что после выпивки отец мог жестоко избить мать, детей. Когда стал работать в разъездах, завел себе другую женщину, и парню было по-сыновнему жаль мать, выплакавшую немало слез из-за отцовского деспотизма. Пожилые жители Семеновки, да и сама Нина Михайловна, в беседе с корреспондентом были более, чем сдержанны, по принципу: о мертвых не говорят плохо.

Бывая в церкви, Нина Михайловна ставит свечи за здоровье своих детей, внуков и за упокой тех, кого лишил жизни ее любимый сын. «Я их всех выкупала б своими слезами, если бы можно было этим вернуть им жизнь», - прорывается горькое сквозь рыданья. Она не может поверить в то, что
случилось. По ночам ей снится, что ее маленький Саша просит: «Забери меня, мама, к себе!». Материнское сердце разрывается от боли. Точно так же горько оплакивают своих кровинок другие, незнакомые ей матери. Их дети стали жертвами Александра Сергейчика и приняли жестокую смерть еще совсем молодыми. Их матери видят примерно такие же сны. Только их дочери умоляют: “Спаси меня, мама, спаси!”

Пик преступного промысла гродненского Чикатило датируется 2000-м годом. Елену Болтак, севшую «на попутку», Александр Сергейчик довез лишь до 76 квартала Щучинского лесничества. Здесь, выпив и вступив с девушкой в половую связь, стал беспричинно избивать ее до тех пор, пока жертва не потеряла сознания и не упала лицом вниз. Он скрутил веревку из халата и задушил недавнюю попутчицу, облил труп дизельным топливом и поджег. Девушка прожила только 21 год. Это было в апреле.

В июне была найдена повешенной в ванной собственной квартиры близкая подруга Сергейчика - Светлана Пырская. Она работала заведующей складом мясокомбината, он - начальником службы охраны предприятия. Они даже не скрывали свой роман от коллег.

- Бывало, привезет Саша Свете мороженое из города. Сидят на рампе, уплетают холодненькое, смеются, шутят, ножками болтают, как детишки, -рассказывали очевидцы.

Симпатичная, эффектная женщина, только отметившая свое 31-ле-тие, вставая и ложась, мечтала об одном: вот бросит Саша свою жену и заживут они счастливо, воспитывая мальчишку Светы от первого брака, а там и она ему родит, чтоб привязать к себе красавца-мужчину. Что умирать она не хотела - стопроцентно были уверены все ее знакомые и родные. И вдруг Свету обнаруживают … в петле. Как убивался Александр на похоронах! То и дело ребенка заручку брал, слезки утирал, обещал помогать. А через пару дней после похорон работница мясокомбината, увидев Сергейчика в городе с другой женщиной, глазам не поверила: веселый, счастливый, совсем не тот, что играл «на публику». Вскоре прокуратура Октябрьского района списала дело о самоубийстве Пырской в архив. И лишь спустя время уже следователи областной прокуратуры вернулись к нему вновь. Тут герой-любовник сам раскололся и припомнил все подробности того позднего июньского вечера. В ходе ссоры, под воздействием алкоголя, устав от настойчивых просьб Светы развестись с женой, пошел в ванную комнату и из телевизионного кабеля изготовил петлю. Прикрепив ее к змеевику, замаскировал полотенцем. Заманив сюда ничего не подозревающую женщину, накинул петлю на шею и удерживал до того момента, пока не убедился, что мертва. Взяв из квартиры энную сумму денег, но не найдя тайника (общее место работы и занимаемые должности предполагали и наличие общих финансовых поступлений. Причем немалых!), Сергейчик ретировался до похорон бывшей подруги.

В конце июля он познакомился с Людмилой Кодик, которой еще не исполнилось и 19. Однажды пригласил ее покататься. Остановились на берегу Немана: выпили, полюбезничали, дошло и до интимных отношений. Как вдруг Сергейчик начал жестоко избивать девушку. Упавшей лицом вниз и потерявшей сознание Людмиле душитель набросил на шею веревку. Посчитав ее мертвой, тело сбросил в Неман. В убийце заговорила алчность: он взял из сумочки жертвы ключ от квартиры, которую снимала молодая обувщица, и наведался туда. Преступник знал, что хозяйка лежит в больнице, а квартирантка - в реке… Самое ценное, что обнаружил и забрал, - несколько медалей и номерной орден умершего хозяина квартиры с улицы Комарова. Именно этот орден и помог впоследствии следователям доказать причастность Сергейчика к убийству Людмилы: пять лет спустя, когда награду нашли в тайнике милиционера, по номеру был установлен хозяин ордена, и только тогда его пропажа была увязана следствием с пропажей квартирантки-утопленницы.

Осенью 2002 года на даче в садоводческом обществе «Пламя» вызрело у Сергейчика желание совершить еще одно преступление. Жестокое и чудовищное, оно потрясло не только областной центр и пригородный район.

Вместе с племянником Димой Барковым, захватив с собою сумку с оружием, Сергейчик в районе гостиницы «Гродно» высматривал для себя очередную жертву. Тщетно. Скомандовал парню ехать за город. Поколесив по пригородным дорогам с полчаса, увидели припаркованный на обочине ВАЗ. Рванув дверь, Сергейчик потребовал у водителя ключи. Тот еще не дотянулся до замка зажигания, как выстрелом из «Вальтера» с глушителем был смертельно ранен. Вытянув парня из машины, Сергейчик жестоко избивал Виктора Сырицу, скончавшегося на месте преступления. Труп был связан тросом и брошен в багажник его же машины: изуверы предполагали, что парень еще жив. Девушку, пытавшуюся бежать, умолявшую пощадить, цепко удерживал Барков. Сергейчик, изнасиловав ее, стал безжалостно избивать, затем задушил, набросив на шею трос. Впоследствии преступники связали тела Виктора Сырицы и Елены Турченик буксировочным тросом и оставили в ВАЗе. Сергейчик тогда еще не знал, что этим преступлением он подписал себе смертный приговор. Образец его спермы, оставленной на дороге Лососно - За-речанка, несколько лет спустя совпадет со следами, оставленными им на месте преступления по улице Лимо-жа в Гродно. И вскоре клетка за преступником захлопнется.

Глубокой февральской ночью 2005 года пьяный Сергейчик позвонил в дверь квартиры дома №13 по улице Лиможа, где жила Наташа Базис - подруга его женатого друга-милиционера В.Ч.Малышко. До этого обнаглевшие «стражи порядка» на глазах у всего двора распивали у подъезда спиртное, даже просили у мальчишек стаканы: Наташа, пообещав своему другу и его товарищам накрыть к вечеру стол, сделать этого не смогла, и они устроились пить у подъезда. Поругавшись в тот вечер с женой, Сергейчик вернулся к… Наташе, представившись другом Малышко. После непродолжительного разговора Александр вступил в половую связь с
девушкой и…. стал избивать ее, ударил бутылкой по голове. Когда она потеряла сознание, Сергейчик задушил Наташу бюстгальтером, перетащил труп в ванну, открыл воду, заметая следы убийства. Назавтра Малышко, не дозвонившись подруге, направился к дому на улице Лиможа, а вскоре выскочил из квартиры, ошарашенный увиденным.

Подозрение в убийстве пало на Малышко. Но на месте преступления следователи нашли следы рук на осколках бутылки, из которых эксперты вывели генотип мужчины. А спустя 11 месяцев следователи установят, что он принадлежит Сергейчику. Но самое удивительно было то, что этот
генотип полностью совпадал с генотипом спермы, оставленной на месте убийства Елены Турченик.

Эти шесть убийств были доказаны в ходе судебного процесса, проведенного Верховным судом республики под председательством судьи Александра Райдудина. Они в совокупности потянули на высшую меру для Александра Сергейчика и на десять лет колонии усиленного режима для его подельника Дмитрия Баркова. Органом предварительного расследования вменялось же Сергейчику А.В. обвинение в совершении гораздо большего числа убийств. Увы, нет тела, нет и дела. Елену Рунец из Минска, например, Сергейчик тоже задушил и сжег. Даже точно указал место и все обстоятельства убийства. Но как ни искала следственная группа, спустя шесть лет после преступления не удалось найти ни косточки, ни клочка волос, как, например, от Елены Болтак.

В ходе предварительного следствия Сергейчик назвал и другие жертвы своего насилия - Ольгу Горощук, Ольгу Шор, Елену Рунец, Юлию Яцышину, Гульнару Азизову, Александру Корнат. Всех их, задушив, он то ли сжег, то ли бросил в Неман, имитировав несчастный случай. Но в судебном процессе многомесячный кропотливый труд следователей не нашел подтверждения.
Впрочем, не исключено, что со временем всплывут новые злодеяния убийцы, имена других жертв…

После того, как вся республика узнала из телевизионных новостей, что гродненский маньяк приговорен к смертной казни, молодая женщина по дороге на мясокомбинат рассказывала знакомой:

-Ужас, кровь стынет в жилах, как подумаю, что и меня Саша мог сжечь на костре. Помню, за проходной заговорил со мною, приглашал покататься, искупаться. Еще льстил, гад: «Представляю, какая ты красивая в купальнике!» - и так больно сжал пальцы! Но маме сделали операцию, и я
обязана была идти к ней. А потом он меня и замечать перестал…

Другая работница мясокомбината с содроганием вспоминала:

- Когда мой бой-френд был в командировке, а я долго болела, он звонил Саше и просил его завезти мне передачу. Я открывала дверь, брала пакет, и он уходил. А ведь мог задержаться…

Александр Сергейчик был действительно притягателен для женщин: высокий, сильный, красивый. Перед таким трудно устоять. Никто и подумать не мог, какая у него страшная тайна жизни. Только его коллега-человек постарше, умело разбиравшийся в людях, заметил: «Он никогда не смотрел в глаза собеседнику - и когда давал указания, и когда просто о чем-то спрашивал. Как будто боялся выдать свою сущность».

Убитые подонком девушки - только вершина кровавого айсберга. Все начиналось с малого в начале 90-х. Он пришел из армии, немного поработал водителем на предприятии. Увидел объявление о приеме юношей на работу в милицию и в марте 1992 года стал милиционером-водителем. А уже в мае совершил свое первое преступление. Рассказывает педагог с 56-летним стажем (из них 33 года проработал директором Макаровской школы) Владимир Иванович Трофименков:

- Саша когда-то оканчивал нашу школу. Был обыкновенный мальчишка. И вот этой весной меня приглашают в областной суд. Там я узнаю, что найдено оружие, пропавшее из нашей школы 15 лет назад. У меня волосы шевелились на голове, когда я услышал, чем, кроме оружия, промышлял мой бывший воспитанник. Не могу взять в толк, зачем ему понадобились четыре
пневматические винтовки и учебные гранаты. Может, это был какой-то спортивный интерес. Он знал, как лучше попасть в оружейную комнату, как обойти сигнализацию.

Через три года удача ему улыбнулась больше. Пятизарядный охотничий карабин из «Фольксвагена» в гараже городского ЖКХ был настоящим огнестрельным оружием. От сущей мелочи «страж порядка» перешел к потрошению гаражей. В Вертелишках уже похитил «Опель Кадет» и массу всякой всячины, не побрезговав пластиковыми канистрами.

В гараж по проспекту Космонавтов, принадлежащий известным в Гродно врачам, он попал путем разбора части крыши и стены. Угнал «Опель Аскону», прихватив массу всякого добра небедных хозяев. По ценам 1997 года он наказал владельца гаража почти на 900 минимальных зарплат, не
считая порчи имущества.

Когда вскрыли оба гаража, принадлежащие Сергейчику, даже видавшие виды следователи были немало удивлены: оружия, боеприпасов, взрывчатки и взрывных устройств там было немерено. Только перечисление заняло почти две страницы.

Были в его «трудовой» биографии удивительные случаи, после которых Сергейчику в милиции могли дать «волчий» билет, но не дали. Более того, он успешно рос по службе, окончил академию.

В том же далеком 1992-м Сергейчик похитил в колхозе «Октябрь» прицеп. Случилось это, предположим, 18 сентября, а 17 он был якобы уволен из милиции. Спустя некоторое время в его трудовой книжке появилась запись, что отметка об увольнении - ошибочна.

В ноябре 2003 года в д. Грандичи работник милиции Сергейчик руками и ногами измолотил гражданина Ошурека, незаконно применил к нему газовый баллончик, а по существу совершил уголовное преступление, квалифицированное как особо злостное хулиганство. И что же? Был наказан? Отнюдь!

Едва Сергейчику предъявили окончательное обвинение, он стал изворачиваться как мог. Одно время пытался прикинуться больным. Симулировал потерю сознания. Вызывали врача: все в порядке, у парня давление 120 на 80. Дышит ровно, температура в норме. Следователям
хотелось рассмеяться, когда взрослый мужик заговорил о зеленом теле, которое временами внедряется в него и дает команду убивать. Но эта софистика - пустое мудрствование преступника, только цветочки по сравнению с тем, как он хотел все свои убийства переложить на
…племянника. Долгое время он пытался вешать на близкого ему человека свои преступления, вводя следствие в заблуждение, пока не был прижат конкретными уликами. Даже в этом проявилась скользкая подлость душонки Сергейчика.

Главная роль в разматывании сложного клубка преступной деятельности Александра Сергейчика, в достоверном изобличении изворотливого кровожадного маньяка принадлежит старшему следователю по важнейшим делам областной прокуратуры Александру Громову и старшему следователю по особо важным делам прокуратуры Республики Беларусь Александру Навродскому. Материалы дела заняли 39 томов плюс 12 - надзорное производство. Почти полтора года понадобилось следственной бригаде, чтобы, исправив изначально допущенное множество ошибок следователей прокуратуры Октябрьского района, милиции, пробраться сквозь дебри непрофессионализма предшественников к обвинительному заключению.

Александр Сергеевич Навродский не скрывает своего возмущения:

- Сергейчика можно было осудить! Еще 10 лет назад, после кражи автомобиля, когда так просто милицик можно было выйти на след преступника. Не было бы столько убитых девушек, если бы прислушались в свое время, еще в 2000 году, к показаниям подруги Людмилы Кодик, которая рассказала, что за 2 недели до убийства девушки познакомились с парнем по имени Алексей на светлом «Мерседесе». Но Гродненский РОВД ограничился только составлением списка владельцев «Мерседесов». А ведь не из Польши приехал сюда преступник, искать надо было у себя пор носом. Но упустили и эту ниточку.

Меня возмущает то, что на суд не пришел ни один работник милиции. Как будто не их коллегу, позорящего органы внутренних дел, судили. Но самое возмутительное,- продолжал Александр Сергеевич,- что до сих пор ни областная, ни районная милиция, ни служба охраны не извинились перед людьми, перед родителями погибших. Нашел же возможности марта министр МВД извиниться перед народом. А люди, которые работали в Гродно в тот период, когда преступник в погонах рос в звании и должности, сегодня, к сожалению, молчат…

 

09:01 11/06/2007




Loading...


загружаются комментарии