Тайны Шекотовского леса

Это статья гомельского исследователя периода сталинских репрессий в сборнике «Политические репрессии на Беларуси в ХХ веке» по материалам одноименной научной конференции в 1997-м году. Он описывает те места, рядом с которыми сейчас ведутся раскопки под Гомелем.

Тайны Шекотовского леса

Следы погребения фиксировались по небольшой четырёхугольной полусферической в разрезе западине, углубленной на 0,1–0,3 м. Погребение ориентировано углами по сторонам света, размеры стен на уровне дневной поверхности 3х3,7 м. Котлован врезан в материк на глубину 2,5 м. По мере разработки его размеры сужались и на материке составляли 3,5х2 м. Почти 1/3 часть западины была перекрыта котлованом, более поздней полуземлянки времён Великой Отечественной войны.

При выборке светло-жёлтой мешаной супеси, на отметке 0,9–1,3 м по краям котлована фиксировались сгнившие конструкции чемоданов и рваных фрагментов плетёного лукошка. Из нижнего заполнения могилы извлечены останки 44 человек. Все черепа содержали пулевые отверстия в затылочной и лобной части. Среди костяков найдено 14 гильз и 4 пули (из них 13 гильз и 4 пули от револьвера системы «Наган», 1 гильза от пистолета «Кольт»). При зачистке южного угла котлована удалось зафиксировать три
револьверные пули, вошедшие в грунт на 5–7 см, которые располагались под углом 20–25 градусов от горизонта. Основываясь на результатах проведённого эксперимента, можно предположить, что жертв ставили на колени перед ямой и расстреливали попарно. Это подтверждалось траекторией полёта пули.

Перечень личных вещей состоял из четырех разнообразных пуговиц, чёрного кожаного портмоне и пр. В центре могилы на глубине 1,5 м обнаружены остатки истлевшего кожаного демисезонного пальто. Наиболее массовой категорией находок являлась обувь. Преобладали яловые сапоги. Найдено несколько пар чёрных калош, все с клеймами ГОСТа 1937 года. Обращает на себя внимание коллекция советских монет различных номиналов (1930 —1936
гг.).

По информированности каждое погребение в значительной степени дополняло друг друга. Общая стратиграфия группы погребений, примерно одинаковая удалённость, идентичность всех типов обуви, общая датировка предметов позволили говорить, что все три погребения произведены примерно в одно время. С первых дней работы крайне важно было обнаружить такие предметы, по которым можно было судить о времени и авторстве расстрелов. Ответ на все эти вопросы найден совершенно неожиданно. При расчистке футляра от расчёски, происходящего из нижнего заполнения могилы № 2, проявилась процарапанная на нём надпись. Текст был нанесён при помощи острого предмета на обе стороны футляра. В результате расшифровки выяснилось, что обладатель данного футляра был арестован во вторник 19 августа 1937 года и находился под следствием до четверга 7 октября 1937 года. Судя по надписи, 29 августа человеку были предъявлены обвинения по второй наиболее «популярной» со второй половины 30-х годов главе Уголовного кодекса, характеризующейся как контрреволюционные преступления.
Гражданин был осуждён по статьям:

— 63 – измена Родине,
— 64 – подготовка вооружённого восстания,
—70 – проведение террористических актов, направленных против представителей советской власти,
—72 – пропаганда и агитация против советской власти. Большую помощь в определении авторства расстрелов оказали результаты статистического анализа отдельных категорий находок (гильз, пуль, монет).

После расчистки были определены три разных типа пуль и гильз от патронов стрелкового оружия, стоявшего на вооружении в СССР. Среди них наибольшее количество (82%) гильз и пуль отнесены к 3-линейному револьверу системы «Наган» образца 1895/30 гг., с маркировкой Тульского патронного завода (ТПЗ). Это индивидуальное многозарядное стрелковое оружие с вращающимся барабаном стояло на вооружении личного состава ВЧК, ПТУ, НКВД и внутренней охраны вплоть до 60-х годов включительно. Первоначальное недоумение вызвала находка гильз и пуль от автоматического пистолета системы «Кольт» образца 1911 года. «Правительственная модель», калибр 11,43. Как оказалось, этот тип оружия появился в России с 1914 года в качестве помощи странам Антанты от США и стоял на вооружении в органах ВЧК, ГПУ, НКВД вплоть до 1940-х годов. Более 16 % подобных гильз и пуль отнесены к данному типу оружия. Спор вызывает лишь одна гильза, которую можно отнести как к пистолету «Маузер» (Германия) образца 1908 года, калибр 7,63 мм, так и некоторым модификациям пистолета «Кольт» того же калибра.

Реставрация позволила выделить номиналы 12 монет 1930—1936 гг. Наличие монет 1936 года является косвенным доказательством в пользу 1937 года.

Следует отметить полное отсутствие всякой связи могильника с периодом ВОВ, в частности, с полуземлянками, расположенными вокруг погребений. Как отмечалось выше, могила № 3 была частично перекрыта котлованом неизвестной полуземлянки, наличие которой в первое время смущало многих. При детальном её изучении выяснилось, что она не имеет ничего общего с исследуемым погребением. По словам очевидцев, появление полуземлянок следует отнести к ноябрю 1943 года, когда перед началом Гомельско-Речицкой операции войск Белорусского фронта гомельчане прятались в лесах от отступающих фашистов. Боясь усиления партизанской группировки у себя в тылу, немцы, направлявшие сюда карательную экспедицию, в результате которой основная часть беглецов была расстреляна (из автоматического оружия) и рассеяна по лесу. Те, кто
остался в живых, утверждают, что захоронений фашисты не производили. Все тела были вывезены в город родственниками погибших.

Таким образом, ясно, как для осуждённых закончилось следствие. Теперь понятны некоторые странности, выявленные в ходе раскопок. Произошедшее без сомнения имеет прямую связь с известным приказом наркома внутренних дел Н. Ежова от 30 июня 1937 года, под № 00447, согласно которому с 5 июля во всех республиках, краях и областях началась операция по «плановому» репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов в преддверии торжественной встречи 20-й годовщины Великой Октябрьской революции. На операцию отводилось 4 месяца (прим. 3). Из документа от 12 декабря 1938 года «Об итогах операции по польской, немецкой, латвийской агентуре в БССР, проводившейся в период август 1937 г. — сентябрь 1938 г. на основе приказов НКВД СССР» (прим. 4) известны результаты этой «предусмотрительной» операции. Всего арестовано 23 429 человек, из них до 1 июня 1938 г. осуждено по 1-й категории (расстреляно) —18 687. Лучшего «подарка» к 20-летию Октября народ от своего вождя не ожидал. По этому случаю следует вспомнить одно из выступлений А. И. Микояна на одном из торжественных собраний, посвященных 20-летию органов ВЧК-ОГПУ-НКВ. Д. Микоян сказал: «Учитесь у товарища Ежова сталинскому стилю работы... Мы можем пожелать работникам НКВД и впредь также славно работать, как они работали». Он имел в виду 1937 год (прим. 5). Через несколько месяцев знатного ученика Сталина постигла та же участь.

Проведённые полевые археологические исследования на месте массовых расстрелов в урочище Шекотовский лес и анализ выявленных предметов позволяют бесспорно идентифицировать время и авторство расстрелов:

— Расстрелы осуществлены в сжатые сроки октябрь – ноябрь 1937 года.

—  Все погребённые погибли насильственной смертью в результате выстрела в затылок из стрелкового оружия, стоявшего на вооружении в СССР.
Источник – сайт ОГП

11:31 13/06/2007




Loading...


загружаются комментарии