Проблемы РПЦ в Беларуси

В конце апреля с.г. произошло уникальное и знаковое событие в истории Белорусского Экзархата РПЦ - был при необычных обстоятельствах рукоположен двенадцатый епископ. Епископом Бобруйским и Быховским на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви под председательством Патриарха Московского и всея Руси Алексия II был избран Серафим (Белоножко).

Проблемы РПЦ в Беларуси

Необычность и новизна ситуации состояла в том, что клирик минского Свято-Духова кафедрального собора иеромонах Серафим был избран 27 марта, возведен в сан архимандрита 1 апреля, 21 апреля наречен епископом, а 22 апреля 2007 года рукоположен. В целом это свидетельствует, что Белорусский Экзархат РПЦ воспринял и разделяет
новую политику Московской Патриархии, когда в архипастыри стремительно выдвигаются самые образованные представители молодой генерации иеромонахов, заслуживших всеобщее расположение и любовь прихожан. При этом стоит особо подчеркнуть, что служение РПЦ на своей канонической территории в Белоруссии в последние годы связано с преодолением значительных сложностей объективного и субъективного характера. На белорусской земле сегодня сосуществуют 2953 официально
зарегистрированных религиозных общин самых разных конфессий. Христианство представлено в республике наиболее широко Русской Православной Церковью,  Римско-католической церковью и двенадцатью различными деноминациями протестантского направления. 13 общин имеет греко-католическая (униатская) церковь, Армянская апостольская церковь и католики латинского обряда – по одной общине.

Наиболее активна в Беларуси среди вселенских церквей – Римско-католическая церковь, инициируемая папским престолом. В 1990-е годы Ватикан неоднократно выпускал специальные распоряжения об организации активной «экуменической» работы на территории Беларуси. Значительный импульс в русле распространения католицизма был придан в свое время декретом папы Римского Иоанна Павла II о коронации чудотворных икон (осуществлены коронации Брестской, Будславской и Логишинской икон Божией Матери). С 1999 года в Беларуси действует созданная Ватиканом Конференция католических епископов, в которую входит 4 епископа во главе с кардиналом К. Свентеком. Структура РКЦ в Белоруссии включает четыре епархии – Минско-Могилевскую, Гродненскую, Пинскую и Витебскую, 427 костелов, семь женских монастырей, две высших духовных семинарии, другие учебные заведения и более трехсот воскресных школ при храмах.

За последние двадцать лет количество общин Римско-католической церкви в Беларуси выросло в несколько раз – с 121 до 440. Римско-католическая церковь опережает РПЦ по количеству, архитектурным достоинствам и богатству убранства действующих и строящихся на территории РБ культовых зданий. После организованных Ватиканом коронации чудотворных икон и торжественных многотысячных шествий католиков с проносом фигуры Фатимской Божией Матери от костела к костелу по всей территории Беларуси значительно вырос приток верующих (главным образом женщин) в общины РКЦ. В лоно Римско-католической церкви перешла часть униатов, в основном
представители интеллигенции. Сегодня Римско-католическая церковь пытается  вовлечь в сферу своего влияния белорусскую молодежь путем организации для молодых людей специальных (бесплатных) паломничеств, сборов и лагерей, богослужений под гитару и т.п. Последняя волна верующих, пришедших в общины РКЦ, в целом отличается высоким
образованием и повышенной социальной и трудовой мобильностью.

Сдерживающим фактором распространения влияния Римско-католической церкви в Беларуси, прежде всего в ее восточных регионах,  является приверженность ее клира к одному этносу – полякам (их в общинах римо-католиков почти половина), богослужение преимущественно на польском языке и, в какой-то степени, деятельность священников-иностранцев (более 150-ти, в основном польские ксендзы) и других монашествующих лиц, прямолинейно воспринимающих свою миссию и плохо ориентирующихся в
белорусской специфике. Ориентация РКЦ на поляков в богослужебной практике, религиозном образовании и в социально-благотворительной работе, нередко, вызывает противодействие со стороны католиков другой национальной принадлежности. Поэтому неудивительно, что при существующей ориентации на этноконфессиональность клира РКЦ в Беларуси большая часть ее приходов (170) находится в Гродненской области.

Однако по напористости и энергичности Римско-католическую церковь далеко оставил позади протестантский Союз христиан веры евангельской (ХВЕ). Вообще пятидесятники в Беларуси с начала 1990-х годов отличаются чрезвычайной трансформационной подвижностью и активностью. Помимо ХВЕ пятидесятническое направление на территории республики представлено Христианами полного Евангелия, Христианами веры апостольской и другими мессианскими общинами. Союз ХВЕ, самый многочисленный среди «свободных церквей», состоит из шести областных объединений, включает в себя 493 общины, несколько духовных учебных заведений (два – Теологический институт и Библейский колледж «Христос для народов» - являются высшими), миссий и других организационных элементов. Высший орган управления –
пасторская конференция, а в период между конференциями – Совет епископов Союза ХВЕ во главе с епископом, избираемым на 4 года (с правом переизбрания до 65 лет).

Союз ХВЕ проводит многочисленные конференции и другие мероприятия (прежде всего музыкальные («хвала Богу») и благотворительные) с целью активизации участия представителей союза в религиозной и социальной жизни республики. Большая роль в проведении социальной линии Союза ХВЕ отводится  управленцам-пятидесятникам и педагогам-пятидесятникам. Наиболее благоприятную среду ХВЕ находят в социально-неустроенных категориях белорусского населения, среди малоимущих, больных, инвалидов, алкоголиков и наркоманов. Представители ХВЕ до недавнего времени активно
проповедовали в исправительно-трудовых колониях и тюрьмах, реабилитационных центрах, а также в отдельных армейских подразделениях. ХВЕ, по некоторым сведениям, получает спонсорскую финансовую помощь из-за рубежа, но всячески отрицает этот факт, подчеркивая, что функционирует за счет «десятины», жертвуемую верующими церкви ХВЕ. Однако огромная зарубежная гуманитарная помощь для целей благотворительности, поступающая церквам ХВЕ, признается.

С весны 1997 года Союз ХВЕ Беларуси формально числится в составе Всемирного союза ассамблей Божиих (ВСАБ), входит он и в Союз ХВЕ России, Международную ассамблею ХВЕ стран СНГ и Балтии, Европейский комитет ассамблей Божиих. Главными миссиями-партнерами ХВЕ за рубежом являются международная американо-корейская пресвитерианская церковь «Грэйс», пятидесятническая церковь «Ассамблея Бога» (США), американская организация «Христос для народов», немецкая миссия «Неемия».

Если темпы роста общин РКЦ несколько замедлились за последние пять лет, то у Союза ХВЕ наблюдается обратная картина – устойчивый рост новых религиозных общин и увеличение членов в старых. По этим показателям Союз ХВЕ не имеет себе равных в Беларуси, а по количеству общин находится на втором месте (после РПЦ). Данная тенденция даже побудила отдельных белорусских экспертов говорить о постепенном превращении Беларуси в протестантское государство.

С 1990-х годов в Беларуси все чаще отмечаются случаи деструктивного поведения представителей альтернативных религиозных течений (движений), немногочисленных молодежных группировок сатанистов и дьяволопоклонников. Акты вандализма на кладбищах, ритуальных жертвоприношений, поджогов, осквернения христианских храмов не всегда освещаются белорусскими СМИ, замалчиваются, как представляется, правоохранительными органами, которые предпочитают квалифицировать их как простое хулиганство. Особенно размножились группировки сатанистов в Брестской области и г. Бресте. Есть сведения о связи части таких групп с организациями сатанистов в Польше, Норвегии и других странах.

Вся изложенная выше ситуация с деятельностью религиозных общин других церквей и альтернативных групп сатанистов негативно сказывается на служении Русской Православной Церкви в Беларуси. Кроме этого следует обратить внимание и на изменившийся характер взаимоотношений Белорусского Экзархата Московской Патриархии и президентской администрации Республики Беларусь. При внешнем благополучии и плодотворных встречных шагах на поле отношений Православной Церкви с властью, в последнее время заметны и признаки охлаждения и отчуждения. Александр Лукашенко, например, убрал со своего официального сайта всяческие упоминания о своем видении роли Православной Церкви в республике.

Александр Лукашенко неоднократно предпринимал вполне определенные шаги с целью «встроить» Белорусский Экзархат РПЦ в структуру последовательно создаваемого им национального государства белорусов, превратив его, фактически, в один из институтов белорусской государственности. Причем, белорусский лидер придерживался концепции, при которой святость придавалась именно  независимому и суверенному национальному
государству, а Православной Церкви в этом контексте отводилась роль «подпорки» этого образования, консолидатора и утишителя общества в «трудные минуты».

Лукашенко неоднократно предпринимал попытки использовать авторитет и влияние Православной Церкви для достижения поставленных им внутри- и внешнеполитических задач в период, например, республиканского референдума по продлению президентских полномочий, во время последних парламентских выборов, а также в разгар новогодней «нефтегазовой войны» с Россией. В последнем случае глава белорусского государства не
постеснялся даже непосредственно апеллировать к членам священного Синода и произносить яростные «проповеди», комментируя действия России в стенах главного Православного Храма Белоруссии – кафедрального Свято-Духова Собора в присутствии Патриаршего Экзарха всея Беларуси Филарета. В этих обстоятельствах священноначалие Белорусского Экзархата МП вынуждено было с присущим ему дипломатическим тактом всякий раз напоминать Александру Лукашенко, что Православная Церковь не безразлична к происходящим в белорусском обществе событиям, сочувствует и сопереживает, например, за решение проблемы энергопоставок, но «не принимает прямого участия в
политическом процессе».

Еще более тревожными выглядят определенные сигналы, исходящие из президентской администрации РБ и свидетельствующие о наличии у некоторых высокопоставленных чиновников планов по насаждению сверху государственно-атеистической идеологии.

Все последние годы государственные чиновники, некоторые парламентарии и СМИ республики настойчиво «укореняют» термин «Белорусская Православная Церковь». А это далеко не безобидная подмена понятий, и уж совсем не массовая и перманентная редакционная ошибка или оговорки управленцев. За этим может стоять и стремление отдельных представителей правящей элиты формировать определенным образом общественное мнение, готовя его к восприятию трансформации Белорусского Экзархата РПЦ в некую автокефальную и национальную церковь. Причем, в этом случае белорусскому клиру могут быть навязаны различные схемы поиска путей выхода из-под
юрисдикции Московского Патриархата и епископской хиротонии с другими Церквами для рукоположения архиереев в рамках апостольского преемства. Все это может сопровождаться и насильственным переводом богослужения на белорусский язык, отменой обязательности целибата для черного монашества, а также усилением прямого контроля со стороны государства за делами Православной Церкви в Беларуси.

Нельзя совершенно исключать и проектов более радикального переустройства церковной организации, вплоть до принятия собственного устава, объявления о введении патриархата или верховного светского управления Православной Церковью. Для реализации подобных проектов необходимо одно важное условие – кризис внутри Белорусского Экзархата Московской Патриархии. Поэтому любые прямые или косвенные попытки со стороны белорусского государственного аппарата спровоцировать такой кризис следует рассматривать как начало осуществления плана «национализации» и
«автокефализации» Православной Церкви.

Не следует забывать и о том, что Православная Церковь в Беларуси уже объявлялась автокефальной в 1927 году на т.н. съезде православного священства и верующих Беларуси. Было в истории и обращение Всебелорусского Православного Собора во главе с архиепископом Могилевским и Мстиславским Филофеем, собравшемся в оккупированном немецко-фашистскими войсками Минске в 1942 г., к Константинопольскому патриарху с просьбой признать «Белорусскую Православную Церковь» автокефальной. И сегодня, возможно, некие идейные наследники автокефализма БПЦ, проповедуемого некогда «архиепископом» Сергием (Охотенко), мечтают об отрыве Белорусского Экзархата от Московской Патриархии.

Отдельные страны на постсоветском пространстве уже испытали драму церковного раскола, инициируемую поддержкой неких альтернативных, часто с национальным окрасом, групп внутри Русской Православной Церкви со стороны новых правящих элит. Так, в Украине «филаретовский» раскол во многом был инспирирован режимом президента Леонида Кравчука, а ныне «филаретовцев» еще более активно поддерживает нынешний президент Виктор Ющенко. Продолжают действовать в Украине и автокефалисты ОПЦ, последователи порожденного и поддерживаемого в межвоенный период большевиками течения обновленчества, нацеленного на раскол и ослабление
РПЦ. В Эстонии много лет вообще отказывали Русской Православной Церкви в признании ее юридических прав, одновременно закулисно поддерживая усилия Константинопольского патриарха по утверждению автономной Церкви на территории этого прибалтийского государства.

Подчеркнем, что Русская Православная Церковь всегда была и остается многонациональной Церковью. Среди всех 15-ти автокефальных Поместных Православных Церквей (при всем их равенстве) нет сейчас более авторитетной, многочисленной и влиятельной. В лоне РПЦ состоит больше половины из 300 миллионов православных христиан. Экзархаты, епархии, округа, лавры, монастыри и храмы в структуре управления Московского Патриархата пользуются традиционными, широкими правами общинного самоуправления. Бесценные для православных христиан святыни бережно хранятся в Троице-Сергиевой Лавре, Почаевской Лавре, Псковско-Печерском,
Жировицком, Успенском, Горницком и других монастырях и храмах.

Отметим и то, что в основу догматического вероучения РПЦ положены Никеоцарьградский символ веры и духовные догматы первых семи Вселенских Соборов. Ортодоксальность, верность духовному наследию первоначальной Вселенской Христианской Церкви, истинность вероучения отличают Русскую Православную Церковь от Грузинской, Румынской и Болгарской Церквей. Исторический акт восстановления евхаристического, канонического общения между Московским Патриархатом и РПЦ Заграницей (которая никогда не выходила из состава Русской Православной Церкви) при содействии российского президента еще в большей степени укрепил авторитет РПЦ и еще
раз показал, где находится мировой духовный центр Православия.

Возвращаясь к непростым взаимоотношениям РПЦ со светской властью в Беларуси, необходимо отметить, что на них отражается как политика правящего режима республики по формированию сверху национальной государственности и белорусской гражданской нации, неотъемлемой частью которой выступает насаждение государственной идеологии, так и двойственность, противоречивость, конъюнктурное лавирование в процессе
утверждения на практике этих институтов. Заметна тенденция усиления идеологической и моральной диктатуры государственного аппарата, объективно препятствующая становлению гражданского общества, и к тому же постоянно осложняемая необходимостью корректировки в соответствии с указаниями президента пропагандируемой системы ценностей.

Правящей элите республики тяжело примириться с мыслью о том, что Московский Патриархат нарушает ее монополию в идеологической сфере, окормляет миллионы православных в Белоруссии, помогает поддерживать духовную и культурную связь православных верующих русского рассеяния на ее территории с исторической Родиной. Президент Александр Лукашенко постоянно декларирует лишь озабоченность за сохранение «хрупкого мира» между различными конфессиями на территории Беларуси, но всячески уходит от признания наличия в республике религиозного большинства – православных верующих – и роли РПЦ в институализации и выработке моральных ценностей белорусского общества. С таких позиций диалог власти с Белорусским Экзархатом РПЦ лишен содержания.


Александр ФАДЕЕВ, Владислав ЛОСЕВ, "Материк"

От себя добавим: тот факт, что как минимум 70% верующих являются прихожанами церкви другого государства по международным методикам оценки является таким же фактором национальной безопасности, как зависимость от поставок энергоносителей или, например, неспособность обеспечить собственные потребности в продовольствии. Естественно, белорусские власти знают об этом, однако, на наш взгляд, российские эксперты преувеличивают решительность Минска в создании церковной автокефалии - "Белорусский партизан". 

12:01 14/06/2007




Loading...


загружаются комментарии