Наука: Проблемы и некоторые предложения

Беларусь переживает тяжёлый и ответственный период развития. Ситуация осложняется переходом экономики к рыночным мировым ценам на энергоносители. Переход оказался постепенным, в мягком варианте. Однако экономика страны сразу же начала испытывать трудности.

Наука: Проблемы и некоторые предложения

В этой связи существенно возрастает роль науки. Учёные должны самым активным образом участвовать в научном обеспечении социального и государственно-правового развития страны; в определении стратегии развития экономики, разработке программы действий, а также в реализации программы и организационно и через непосредственный вклад в экономику.

Естественно, что в сложившейся ситуации необходимо искать пути повышения эффективности вклада науки во все сферы жизнедеятельности общества и государства. Что же предпринимается для этого, какие меры предлагаются, насколько они продуманы, что следует предпринимать? Выскажу своё мнение и надеюсь, что это послужит началом дискуссии по этим вопросам.

Считаю, что такие и другие подобные проблемы, существующие в стране, необходимо аргументировано, профессионально и конструктивно обсуждать с широким привлечением общественности. Существующая в государственных средствах массовой информации (следовательно, фактически в стране) практика замалчивания имеющихся проблем, недопущения дискуссии по ним наносит ущерб государственным интересам. Потому что тем самым далеко не полным образом используется самое ценное, чем мы обладаем: интеллектуальный потенциал нации.

Власти поступят в интересах страны и народа, перейдя к практике всестороннего обсуждения имеющихся проблем с широким привлечением общественности.


Состояние и проблемы науки

Финансирование.

Для научной сферы характерны разрушение кадрового потенциала и изношенность оборудования. Сложившееся положение является следствием, прежде всего, недопустимо низкого для страны, подобной нашей, финансирования науки.

За последние одиннадцать (1995-2005 годы) и шесть лет (2000 – 2005 годы) в Беларуси усреднённая по годам наукоёмкость ВВП (отношение расходов на исследования и разработки к валовому внутреннему продукту) равнялась соответственно 0,8% и 0,7% (2,3% в 1990 г.). Среднее ежегодное финансирование науки за 2000 – 2005 годы составляет в Украине 1,2%, в России 1,4% от объёмов их ВВП. В первой двадцатке стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала наукоёмкость ВВП от 1,4% в Ирландии до 4% в Швеции.

Падает доля расходов республиканского бюджета на науку: от 2% к расходной части бюджета в 2001 году до 1,28% в 2005 году. Если бы доля расходов бюджета на науку в 2005 году осталась такой, как в 2001 году, то научная сфера страны получила бы в 2005 году дополнительно ещё 137,96 миллиардов белорусских рублей (млрд б.р.). Заметим для сравнения, что в том же 2005 году все бюджетные учреждения Национальной академии наук Беларуси (в дальнейшем – Академия) расходовали на свою деятельность 144,12 млрд б.р., а собственными силами выполнили работ только на 97,61 млрд б.р.. Таким образом, государство за счёт понижения доли расходов с 2% до 1,28% уменьшило годовое финансирование науки на сумму, превышающую годовой объём финансирования всех академических бюджетных учреждений из всех источников. И это сделано в годы, в которые белорусская экономика развивалась достаточно высокими темпами, а экономическая ситуация была стабильной. Руководство и Государственного комитета по науке и технологиям (ГКНТ) и Академии не предпринимает своевременных и действенных мер для увеличения финансирования научно-технической сферы страны.

Приходится заключить, исходя из ситуации с финансированием и других аргументов, что объявленная в 2001 году приоритетность инновационного пути развития страны остаётся пока декларацией, так как в практической деятельности предпринимаются меры, противодействующие такому развитию. За сиюминутными предпочтениями у принимающих решения теряется видение перспективы.

На общем собрании Академии отмечалось, что при наукоёмкости ВВП менее 1% в год в течение пяти-семи лет начинается разрушение научно-технического потенциала страны. А это влечёт за собой снижение конкурентоспособности экономики. В Беларуси такой низкий уровень финансирования науки сохраняется боле десяти лет. Следовательно, эти отрицательные процессы зашли уже далеко.

Без увеличения наукоёмкости ВВП невозможно ни улучшить ситуацию в науке, ни реализовывать инновационный путь развития. Её увеличение не является сложной задачей для страны. Например, добавление к финансированию науки в 2005 году тех 137,96 млрд б.р., о которых шла речь выше, вывело бы наукоёмкость ВВП на величину, большую 1%. С полным основанием можно утверждать, что немалая доля расходной части бюджета используется или мало эффективно или на финансирование проектов, целесообразность выполнения которых, мягко говоря, весьма сомнительна или несвоевременна.

Кадры

Научные кадры, человеческий потенциал – основной ресурс развития науки, инноваций, высокого уровня образования, как одного из необходимых условий успешной инновационной деятельности.

Число исследователей на 10 тысяч населения (последние данные ООН) в Беларуси равно 18,7 (50 в 1990 г.), в России – 33,2, в Украине – 17,7, в Литве – 21,4, в высокоразвитых странах – примерно на уровне России. В стране уже многие годы это число постоянно уменьшается.

Продолжает ухудшаться возрастной состав исследователей. Доля исследователей в самом творческом возрасте 30 – 49 лет уменьшилась только за четыре года с 49,4% в 2000 году до 41,2% в 2004 году. За этот же период увеличилась доля исследователей в возрастных группах 50 – 59 лет и старше 60 лет. Доля кандидатов наук в возрасте 60 лет и старше в 1994 году составляла 6,7%, в 2004 году – 23,2%, доля докторов наук соответственно: 33,8 и 51,5%. Данные для Академии на 1.01.2007 г. следующие: доля исследователей в возрасте 30 – 49 лет – 35,6%, доля кандидатов наук в возрасте 60 лет и старше – 24,8%, доля докторов наук в возрасте 60 лет и старше – 57,9%. Таким образом, продолжает увеличиваться "провал среднего возраста" в распределении исследователей по возрасту, т.е. разрыв поколений. "Провал среднего возраста" существенным образом ограничивает человеческий потенциал инновационной деятельности. Именно специалисты среднего возраста наиболее активны и успешны в этой деятельности.

Из-за низкой заработной платы, плохого обеспечения приборами, расходными материалами наука не является престижным занятием, молодёжь не может реализовать свой потенциал в научной сфере и не хочет работать в ней. Самые же активные, способные из молодых, приходящих в науку, повысив квалификацию, стремятся уйти в другую сферу деятельности или уехать за рубеж. Потому что там они, во-первых, могут в большей степени реализовать себя и, во-вторых, обеспечить более высокое материальное положение. За рубеж уезжают, прежде всего, специалисты в области естественных наук и почти никогда специалисты в области социальных и гуманитарных наук. Истинной статистики о выехавших за рубеж учёных не существует.

Периодически организуемые в последнее время общереспубликанские конференции молодых учёных проводятся в противоречии с давно отработанными и продемонстрировавшими свою эффективность принципами. А именно: отсутствует разделение на секции по специальностям, поэтому большинству слушателей доклады неинтересны и непонятны; не практикуются ни обзорные проблемные доклады ведущих специалистов, ни вообще участие таких специалистов, что приводит к сильному понижению и научного уровня конференции и ответственности молодых за уровень своих докладов, и т.д. В общем, молодёжь уносит с такой конференции не оценку своего доклада, не новые знания, а, прежде всего, новые впечатления и неверные представления о научной конференции. Если оценивать непредвзято, то можно констатировать, что эти конференции выполняют, в основном, "показушную" функцию, являются имитацией полезной деятельности. Финансы на их проведение – это неэффективно потраченные средства. В таких конференциях негативов больше, чем позитивов. Следует прекратить проведение "показушных" конференций для молодых учёных.

Пока отсутствуют даже попытки принятия каких-либо действенных мер для исправления ситуации с кадрами. Решением о повышении стипендий аспирантам до уровня выше оклада старшего научного сотрудника, что само по себе образец антилогики, и введением системы персональных стипендий ситуацию невозможно исправить. Потому что персональные стипендии охватывают мизерную долю исследователей и краткосрочны. И перед аспирантом стоит задача: как поступить, зная, что после окончания аспирантуры, где стипендия 483 тыс. б.р. в месяц, придётся, если остаться в сфере науки, работать младшим научным сотрудником с окладом 382 тыс. б.р. или в лучшем случае научным сотрудником с окладом 409 тыс. б.р.

В результате всех негативных обстоятельств, имеющих место в научной сфере, происходит постепенное снижение уровня исследований. В совокупности с нерешённостью кадровой проблемы это ведёт к разрушению научной сферы, что будет иметь тяжёлые отрицательные последствия для страны. Восстановление научного потенциала потребует огромных финансовых затрат и времени. Сохранение же и развитие этого потенциала отвечает интересам страны и стоит намного дешевле, чем его восстановление.

Необходима действенная программа решения проблемы кадров в сфере науки. Научные учреждения, занимающиеся фундаментальными и поисковыми исследованиями, следует финансировать в объёмах, обеспечивающих: выплату их сотрудникам полной заработной платы, боле высокой, чем сегодня; дифференцированной надбавки к зарплате, зависящей от результативности работы; регулярное обновление экспериментальной базы и закупку расходных материалов. Надо вернуться к аттестационной системе и по результатам аттестации научных сотрудников, заведующих лабораториями (отделами, секторами), принимать решения о размерах надбавок и о продлении трудовых соглашений с ними. Аттестации проводить гласно, прозрачно. Необходимо покончить с позорной крепостнической практикой, когда администратор, иногда слабый или очень слабый профессионал, руководствуясь непонятными для научной общественности принципами, фактически единолично принимает решение о продлении или прекращении контракта с научным сотрудником. Следует определиться с численностью научных сотрудников, занимающихся фундаментальными и поисковыми исследованиями. Полезно изучить и позаимствовать опыт решения кадрового вопроса в РАН, в научных учреждениях других стран.

Рассмотрение будет неполным, если не обратиться к планам и намерениям правительства и высших должностных лиц. Выступая в Академии 25.04.2007г., Премьер-министр Сидорский С.С. сказал: "К 2010 году в 2,5 – 3 раза будут увеличены внутренние затраты на исследования и разработки, возрастёт численность исследователей на 18 – 20 процентов". Правильные, отличные планы, очень напряжённые, хорошо, если реально увеличим в 1,5 раза и на 10 процентов. И, чтобы, подводя итоги, не пришлось констатировать: "Хотели, как лучше, а получилось, как всегда". А то ведь руководство Академии проводит политику, противоречащую планам правительства. Председатель Президиума Академии (в дальнейшем – Председатель) Мясникович М.В. в Приказе № 81 от 14.04.2007 года обязывает академиков-секретарей Отделений, директоров институтов: "Актуализацию и объединение тематики научных исследований предусматривать с сокращением численности". (Стиль уж очень коряво-бюрократический!) Прошу обратить внимание: предусматривается не наращивать научный потенциал, не повышать эффективность работы, а "сокращать численность". И что выполнять директорам: планы правительства или приказ Председателя?

Руководство Академии демонстрирует непонимание сути проблем в научной сфере, путей их решения, а также непрофессиональные, чиновнические подходы, ведущие к разрушению кадрового потенциала, противоречащие интересам государства.

 Международное сотрудничество

В научно-технической сфере самое широкое сотрудничество Беларусь имеет с Российской Федерацией. Реализуются совместные проекты в области космических и информационных технологий, генной инженерии, радиотехники и электроники, истории и др. Финансирование проектов осуществляется из бюджета Союзного государства, фондов фундаментальных исследований обеих стран, бюджетов НАН Беларуси и РАН. Сотрудничество с Россией очень значимо для развития научно-технической сферы страны. Белорусские и российские научные учреждения совместно участвуют также в многосторонних проектах, где задействованы учреждения трёх и более стран.

Существенным фактором, стабилизирующим ситуацию в области естественных и частично технических наук, является поддержка международных научных центров (через гранты) и зарубежных учреждений европейских и других стран, с которыми налажено сотрудничество. Эта поддержка помогает повысить заработки учёных, использовать современные оборудование и реактивы, удерживать сотрудников от ухода из научной сферы и поиска постоянной работы за рубежом. Однако масштабы этой части международного научного сотрудничества сильно ограничиваются долговременной неурегулированностью межгосударственных отношений Беларуси с западными странами и не могут быть расширены без нормализации этих отношений. Для активизации международного сотрудничества надо шире использовать связи с белорусской научной диаспорой, работающей в различных странах.

Полномасштабное включение белорусской науки в систему международного научно-технического сотрудничества окажется сильным положительным фактором в развитии науки и инновационной деятельности в Беларуси.

О государственной системе аттестации научных кадров

В стране существует логически выстроенная система аттестации научных кадров: учёные степени кандидатов наук присуждают кандидаты и доктора, докторов наук – доктора; членов-корреспондентов выбирают академики и члены-корреспонденты, академиков – академики. Она сложилась ещё во времена Советского Союза. На такой же логической основе построены системы аттестации в других странах.

О защите диссертаций

Непонятные изменения произошли недавно в правилах подготовки и защиты диссертаций. Изменения, иногда весьма спорные, иногда явно нелогичные, демонстрирующие непонимание сути проблемы, приняты без всякого обсуждения с научной общественностью, и, как утверждает руководство Высшей аттестационной комиссии (ВАК), без согласования с ним. В общем, чиновнический произвол. Приведу примеры таких изменений в положениях ВАК.

Во-первых, ликвидировано соискательство, что не позволяет защитить кандидатскую диссертацию без обучения в аспирантуре. Обоснование такого решения отсутствует. Оно уменьшает возможности защиты диссертаций работающими сотрудниками и снижает темпы проведения исследований, если сотрудник поступает в аспирантуру.

Во-вторых, экзамену по специальности, сдаваемому при поступлении в аспирантуру, придан статус кандидатского экзамена. Другими словами, "приказано считать" вступительный экзамен выпускным экзаменом. Решение совершенно неверное, аналогов ему нет ни в одном учебном заведении и нигде в мире. Оно не предоставляет возможности определить, освоена ли за время обучения в аспирантуре специальность в объёме, необходимом для кандидата наук. Именно для кандидата, а не для сдающего вступительный экзамен в аспирантуру выпускника ВУЗ’а или магистратуры, где совершенно другие требования к знанию специального предмета. Как же в таком случае присуждать соискателю учёную степень, если он в должном объёме не знает область науки по специальности диссертации? Принятое решение "считать" вступительный экзамен выпускным, на мой взгляд, – типичный пример чиновнического непонимания сути вопроса или пренебрежения интересами дела.

В-третьих, сама ВАК приняла решение (Постановление ВАК №2 от 22.02.2006 года), что объём публикаций, входящих в обязательное число для защиты диссертации, должен, как правило, превышать 14 тысяч печатных знаков. Работающим в области естественных наук известно, что редакции многих самых престижных научных журналов мира ограничивают объём принимаемых для публикации статей меньшим, чем 14 тысяч, числом знаков. И публикации в этих журналах отличаются высокой новизной и важностью результатов. Не числом печатных знаков определяется научная значимость опубликованной статьи.

Необходимо пересмотреть изменения в нормативных документах ВАК и принять решения, не ущемляющие диссертантов и обеспечивающие высокий уровень знаний.

В настоящее время во время обучения в аспирантуре независимо от специальности аспиранта изучаются, как и более пятидесяти лет назад, философия и иностранный язык, а также введённый лет двадцать тому назад курс информатики. Из моих бесед с аспирантами следует, что не менее полутора лет у них уходит на занятия и сдачу зачётов и кандидатских экзаменов по этим трём предметам, т.е. не по специальности. За остающиеся полтора года, конечно же, невозможно выполнить диссертационную работу, а тем более, экспериментальную работу по естественным наукам. Аспирант заведомо поставлен в положение, когда он не в состоянии сделать кандидатскую диссертацию за время обучения в аспирантуре.

В Беларуси ежегодно принимается в аспирантуру около 1500 человек. Следовательно, условно примерно 2250 аспирантов каждый год расходуют всё рабочее время на занятия по философии, иностранному языку и информатике. В это время они почти не занимаются работой по специальности, получают стипендию в размере больше оклада старшего научного сотрудника, а не малое число преподавателей получает заработную плату за обучение их этим предметам. Только на стипендии этим условным 2250 аспирантам тратится в год примерно 13 млрд бел. руб., что равно примерно полному годовому финансированию пяти академических институтов естественнонаучного профиля с численностью 150 сотрудников каждый. Не являются ли эти затраты времени и финансовых средств или большая доля их ненужными?

В Западной Европе и США аспирант во время обучения не изучает философию (если его специальность не философия), иностранный язык и информатику, сдаёт экзамены только по специальности, таких экзаменов может быть несколько. Готовится специалист в определённой области науки, а не просто некий очень образованный человек. И на подготовку диссертации остаётся намного больше времени, чем у нашего аспиранта, при том же трёхгодичном сроке обучения. Экономятся и время и деньги. Мои многочисленные встречи и совместная работа с зарубежными учёными дают основание утверждать, что они не менее развитые личности и не менее хорошие специалисты, чем наши учёные, несмотря на иную программу аспирантуры.

Убеждён, что в аспирантуре не надо учить философию (если аспирант не специализируется по философии). Знаю, что против этого предложения будет возражать лобби, состоящее, прежде всего, из преподавателей философии, поскольку для них уменьшится число рабочих мест. Их основной довод звучит примерно так: надо готовить всесторонне развитого специалиста. На такой довод есть однозначный ответ: делайте это в высшей школе. А после университета тот, кому философия интересна, самостоятельно будет совершенствовать свои знания в ней. Тем же, кому она неинтересна, даже сдача кандидатского экзамена не поможет её усвоить должным образом. Если спросить наших кандидатов, докторов наук, особенно специалистов в естественных и технических науках, помогает ли им сдача кандидатского экзамена по философии в их научной работе, то почти стопроцентно получим отрицательный ответ. Предлагаю исключить философию из программы обучения в аспирантуре. Если где-то кто-то считает, что знание какого-то раздела философии необходимо для успешной работы в избранной области науки, то соответствующий раздел философии можно включить в программу кандидатского экзамена по специальности.

Изучение информатики введено в аспирантскую программу в начале эры компьютеризации. Тогда это было оправданным. Сегодня компьютерной техникой и в разной степени основами информатики владеют выпускники и средней и высшей школы. Обсуждения с аспирантами Академии наук показывают, что большинство материалов из этой программы не нужно для аспирантов и их научной работы. Информатику в аспирантуре надо изучать только применительно к задачам, которые решаются в диссертационной теме и в соответствующей ей области наук. Следует исключить информатику, как самостоятельный предмет, из аспирантской программы и изучать её, в случае необходимости, в рамках подготовки экзамена по специальности.

Из-за низкого уровня знания иностранного языка у выпускников нашей высшей школы целесообразно пока оставить в программе аспирантуры этот предмет. В дальнейшем следует изыскать возможности повысить уровень подготовки студентов университетов по этому предмету и затем исключить его из программы аспирантуры.

Изменения в аспирантской программе: исключение философии, специализация информатики – позволят использовать ещё около года из аспирантского срока обучения для работы над диссертационной темой. Это сократит сроки подготовки диссертации, приведёт к увеличению доли аспирантов, успешно окончивших аспирантуру. Изменения повысят эффективность использования финансовых средств, выделяемых на аспирантуру.

Об академических учёных званиях

Приходится констатировать, что в последнее время в Академии предпринимаются попытки сломать государственную систему аттестации научных кадров. Эти очень настойчивые попытки начались после назначения Президиума в 2001 году.

Руководством Академии было предложено изменить Устав Академии таким образом, чтобы в избрании академиков и членов-корреспондентов с правом решающего голоса принимали участие все члены Общего собрания Академии, в том числе не имеющие академического звания и даже не имеющие учёной степени, т.е. не являющиеся фактически учёными. Следует заметить, что и состав Общего собрания сформирован таким образом, что члены Академии, академики и члены-корреспонденты, находятся в нём в меньшинстве. Вероятно, это специально сделано руководством Академии с целью обеспечения прохождения желаемых поправок. Как видим, люди, не получившие признания в науке, сами хотят выбирать себя академиками. Подобное нигде в мире не практикуется. Такая процедура означает разрушение государственной системы аттестации научных кадров.

Принятие желанных для чиновников правил выборов девальвировало бы академические звания, привело бы к быстрому увеличению в составе членов Академии доли слабо компетентных в науке людей и самым отрицательным образом повлияло бы на науку. Особенно опасны некомпетентные в науке люди, непрофессионалы, в креслах начальников, управляющих наукой. Критерии оценки научных результатов совершенно другие, чем результатов производственной деятельности. Значимость научных результатов оценивается не через прибыль, рентабельность и т.д., а экспертным образом. Оценка невозможна без глубоких научных знаний. Поэтому некомпетентный начальник не может быть хорошим управленцем в науке. Он не в состоянии должным образом оценивать научные результаты, определять прорывные точки роста, находить перспективные направления разработок.

Большая группа членов Академии, около 70 человек (около одной трети всего состава), в январе 2005 года обратилась с письмом к Президенту страны, поскольку теперь он назначает и Председателя и Президиум Академии. В письме члены Академии обосновали своё несогласие с уже указанной и двумя другими поправками в Устав, и просили Президента принять меры, чтобы "незамедлительно прекратить разрушительную работу, проводимую в академии её нынешним руководством". Ответ на письмо был дан Главой Администрации Президента только 31 марта (с нарушением Закона "Об обращениях граждан"), после того, как уже состоялось сессия Общего собрания Академии, на которой поправка в первый раз была рассмотрена и не принята. Скорее всего, чиновники выжидали с надеждой, что поправка пройдёт. В ответе сказано: "Ваше письмо доложено Президенту Республики Беларусь". Это означает, что Президент письмо не прочитал. А что касается того, что "доложено", так "доложить" можно очень по-разному. И можно представить как, если "докладчики" очень заинтересованы, чтобы получить желаемое изменение правил выборов, открывающее доступ в члены Академии чиновникам от науки. В ответе на письмо членов Академии также сказано: "Замечания, высказанные по проекту Устава Национальной академии наук Беларуси, ... учтены при подготовке окончательной редакции проекта этого документа". Это утверждение в части, касающейся изменения правил выборов, не соответствует действительности. Дважды, 3 февраля и 21 апреля 2005 года, т.е. последний раз уже после того, как якобы предложения членов Академии "учтены", поправка об изменении правил выборов выносилась Президиумом на голосование Общего собрания Академии и оба раза не прошла.

Позволю себе замечание. В своей практике работы и в Академии и вне Академии я впервые в письме такого высокого чиновника встретил утверждение, явно не соответствующее действительности. Это свидетельство полной безответственности чиновников и неблагополучия в государственном аппарате.
Научная общественность смогла не допустить разрушительного изменения системы аттестации научных кадров. Государственный интерес состоит в высоких критериях, предъявляемых при аттестации. Поэтому государственные органы должны противодействовать попыткам разрушения системы аттестации. А также принять меры для недопущения чиновнического произвола.

Была предпринята также ещё одна попытка существенного изменения системы аттестации. Председатель впервые заявил о своём намерении провести это изменение на сессии Общего собрания Академии 24.10.2003 г.: "… следует продумать и возможно внести на очередное Общее собрание вопросы по отзыву членов Академии. Ведь многие потеряли связь с Академией наук". В тридцатые годы прошлого века действовали, как известно, и "покруче". Но и сегодня предлагается поступать решительно и "мужественно": больных, пожилых или просто изменивших род занятий лишать званий академиков, членов-корреспондентов. Ну а завтра за "потерю связи", возможно, и званий народных, заслуженных, учёных степеней докторов, кандидатов, а то и дипломов об окончании университетов. Хотя эти звания, степени, дипломы присуждались, присваивались, выдавались за результаты работы, а не как аванс.

Для реализации заявленного намерения было предложено внести в Устав Академии норму, позволяющую Общему собранию "по представлению Президиума Академии … простым большинством голосов присутствующих членов Общего собрания тайным голосованием" лишать академиков и членов-корреспондентов академических учёных званий. В уже цитированном письме 70 членов Академии это предложение, в частности, прокомментировано следующим образом: "Принятие этой поправки неминуемо породит соблазн "истребления" неугодных. … Заметим: новейшая история цивилизованных стран в последние 60 лет не знает случаев лишения академиков и членов-корреспондентов академических званий". Поправка о лишении званий в случае включения её в Устав несомненно была бы использована для устрашения членов Академии, превращению их из творческих личностей в послушных исполнителей.

При рассмотрении вопроса на заседании Президиума внесение поправки о лишении званий было расценено некоторыми выступавшими, как попытка возродить репрессии, которым подвергались учёные в 30-х годах прошлого столетия. Высказывалось резкое неприятие восстановления подобной практики в Беларуси. Подчёркивалась её антигосударственная сущность.

Научной общественности удалось не допустить введения репрессивных норм в Устав Академии. Она поступила по государственному мудро, гуманно, лишила Президиум возможности "истреблять неугодных", предотвратила нанесение урона имиджу страны.

Предпринятые попытки и слома государственной системы присуждения академических званий и введения нормы о лишении таких званий специально изложены подробно. Потому что вся история с поправками в Устав – прекрасный пример, демонстрирующий, какое решение может принимать чиновник, когда стоит перед выбором: соблюдать государственный интерес или некий иной, вероятно, более важный для него. Другие примеры такой "работы" ещё будут приведены ниже.


Ситуация и "реформы" в Академии наук

Из занятых в научной сфере примерно одна треть всех работников, а также две трети докторов и кандидатов наук сосредоточены в Национальной Академии наук (на 1.01.2006 г.). Этот огромный интеллектуальный потенциал должен быть самым эффективным образом задействован для решения проблем, стоящих перед страной.

Аграрная наука

В Советском Союзе было пять всесоюзных государственных академий. В Беларуси работали Академия наук БССР (в 90-ые годы преобразована в Национальную академию наук Беларуси) и Западное отделение Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук (преобразовано в Академию аграрных наук Беларуси). После обретения страной суверенитета встал вопрос об объединении Национальной академии наук и Академии аграрных наук. В 1998 – 1999 годах этот вопрос неоднократно обсуждался в обеих академиях. Было сделано заключение, что надо двигаться в этом направлении.

Декретом №7 от 05.03.2002 г. Академия аграрных наук включена в состав НАН Беларуси в качестве отделения аграрных наук. Академия аграрных наук представляла собой типичную организацию отраслевой науки. Основной её задачей являлось научное обеспечение развития сельского хозяйства. Поэтому её структура соответствовала отраслевой структуре сельского хозяйства. Она состояла из отделений: земледелия и растениеводства, животноводства и ветеринарной медицины и др. Это было логично и функционально правильно. Но Декретом №7 ликвидировались отделения аграрной науки и, тем самым, существенным образом ухудшалось её взаимодействие с отраслью. Следовало сразу после издания декрета создать в отделении аграрных наук или соответствующие секции, или координационные советы с сильными полномочиями, или что-нибудь подобное.

Однако из-за непрофессионализма, безответственности решение очевидной проблемы затянулось на четыре года. И только 18.04.2006 г. Указом №242 она была решена путём создания научно-практических центров по основным направлениям, соответствующим отделениям бывшей Аграрной академии наук и отраслевой структуре сельского хозяйства.

Принципиально проблема как будто решена. Не так важно, как называются структуры. Но, как говорят, дьявол прячется в деталях, которые, возможно, из-за наличия дьявола, оказываются уже и не деталями.

Генеральными директорами некоторых центров и фактически научно-исследовательских организаций, на базе которых созданы центры, назначены люди, которые вообще не работали в науке или когда-то давно выполнили кандидатскую диссертацию и после этого не занимались научной работой. Возможно, они хорошо проявили себя па прежних должностях в министерстве или председателями райисполкомов. Однако они не являются профессионалами в науке и не в состоянии при всём их желании адекватно оценивать научные результаты и особенно перспективность исследований в их начальной стадии. А ведь в соответствии с Положением о центрах они обеспечивают "контроль за научной …деятельностью научно-практических центров и его организаций; …заслушивают отчёты руководителей организаций научно-практического центра о ходе и результатах выполнения научных исследований". К сожалению, они будут не в состоянии выполнять эти перечисленные и некоторые другие свои должностные функции.

Необходимо прекратить практику назначения непрофессионалов на должности, для исполнения которых требуется научная квалификация.

При образовании научно-практических центров аграрной науки приняты организационные решения, не только логически трудно объяснимые, но наносящие ущерб науке и использованию её результатов. Как говорится: лес рубят – щепки летят. Но то, что творят чиновники, это не потеря щепок: пускается под бульдозер, образно говоря, целый лес вековых, превосходного качества деревьев. У института земледелия и селекции отнимают поля на базе в Зазерье, на которых его сотрудники много лет проводили селекционные работы. Именно в Зазерье создано 16 сортов озимой и 4 сорта яровой пшеницы, 5 сортов озимой тетраплоидной ржи и т.д. Сотрудники обустроили эти поля, довели балльность почвы до 50, в общем, привели их в состояние, удовлетворяющее требованиям успешной селекционной работы. Чтобы создать подобные условия на другом участке, необходимо немало лет и немало средств. Фактически чиновники изъяли у научных работников научно-исследовательскую лабораторию, изъяли без обоснования и аргументов. И создали большие трудности для селекции новых сортов растений, этой самой трудоёмкой и высокотехнологичной области в земледельческой науке. Чиновническая логика слабо постижима простыми людьми. Возможно, чиновники рассуждают элементарно: ну не будет отечественных сортов, поедем за рубеж покупать элитные семена новых сортов, будем "при деле" да ещё и получать командировочные и т.д. А на изъятом поле, ухоженном и досмотренном, смотришь, через несколько лет могут вырасти красивые коттеджи, ведь поле рядом с Минском.

Следует вернуть экспериментальную селекционную базу институту земледелия и селекции или его юридическому преемнику, а также положить конец чиновническому произволу.

Генеральные директора центров назначаются "на должность Председателем Президиума Академии наук по согласованию с Президентом Республики Беларусь". Слишком централизованная процедура исключает всякое участие в ней профессионалов. Неудивительно, что и назначаются непрофессионалы. При принятии решений совершенно не советуются с коллективами учёных, судьба которых решается. Их доводы, аргументы не заслушиваются и не принимаются во внимание. С ними поступают подобно тому, как ранее поступали с крепостными крестьянами. Чиновники считают, что мудрее и прозорливее их нет никого. Это порочная практика.

Излишняя централизация принятия решений, пренебрежение мнением коллективов, по которым принимаются решения, - один из основных недостатков созданной в стране системы управления.

О "реформах" в Академии наук

Как видно на примере аграрных наук, непрофессионалы действуют хаотически, бессистемно. Сначала "реформируют", разрушая структуры, целесообразность существования которых доказана многолетней практикой. Через несколько лет приходят к выводу, что их всё же следует снова создать, и восстанавливают. В процессе восстановления принимают неподдающиеся логическому объяснению решения.

Подобные "реформы" проводятся, не прекращаясь, и в других областях наук.

В Академии успешно работало объединение "Кибернетика", состоящее из Института технической кибернетики (головная организация), предприятий "Информационные технологии", "Геоинформационные системы" и "Научное приборостроение". Это была структура, связывающая научное и внедренческие предприятия с целью эффективного и быстрого продвижения научных результатов в практику. Фактически свою деятельность в Академии Председатель в 2001 году начал с разрушения этой инновационной структуры: внедренческие предприятия были изъяты из объединения и переподчинены Президиуму (реально Председателю). Без всякого обоснования целесообразности этого действия. Да никакой целесообразности в нём и не было. Действовали непрофессионализм, чиновничье желание продемонстрировать решительность, деловитость. Как обычно в таких случаях, получилась имитация деятельности. И в результате создан убедительный образчик чиновнического, не мотивированного интересами дела "реформирования".

Вся эта "операция" была проведена без рассмотрения в Отделении наук, т.е. с нарушением ст.93 Устава, действовавшего в то время. Академическое сообщество, привыкшее полагать, что Устав – это Конституция Академии, соблюдение которой обязательно и не подлежит обсуждению, не успело среагировать на эту "акцию", не имевшую ранее в Академии прецедентов.

Глубоко переживал не отвечающее интересам государства разрушение объединения его генеральный директор, директор Института технической кибернетики академик Танаев В.С. Его доводы не захотели выслушивать. Он ушёл из жизни в день, когда завершалось рарушение.

Подчинение предприятий, изъятых из объединения "Кибернетика", Президиуму привело к неожиданным дополнительным последствиям. В Национальном центре информационных ресурсов и технологий, образованном на базе предприятия "Информационные технологии", и в некоторых других "руководители стратегический государственный заказ превратили в своеобразный бизнес", как писала пресса. Огромные финансовые суммы растрачивались под задания, которые не сделаны. Руководители входили одновременно аж в шесть временных творческих коллективов. Вот какие появились члены Президиума: "многостаночники". Неизвестный прежде феномен. Почему-то наблюдаемый только около Президиума. Комитет госконтроля при этом увидел, скорее всего, только надводную часть айсберга.

Необходимо воссоздать объединение "Кибернетика" (суть, естественно, не в названии, а в содержании), так как это позволит улучшить условия для развития информационных технологий.

Как известно, в июне 1998 года белорусской и российской сторонами было заключено соглашение о выполнении совместного проекта. С белорусской стороны инициатором соглашения была НАН Беларуси. Предусматривалось разработать и организовать производство ряда суперкомпьютеров, создать соответствующие программные средства для решения на их основе прикладных задач. В результате суперкомпьютеры и программное обеспечение созданы. Работа удостоена премии Совета Министров РФ и в её авторский коллектив входят два сотрудника Объединённого института проблем информатики НАН Беларуси (правопреемника Института технической кибернетики). В России образовано предприятие, которое занимается коммерциализацией результатов проекта. Оно выполняет заказы и получает прибыль. Наш Объединённый институт проблем информатики, лишённый своей внедренческой базы, не мог организовать такую работу. Разрушители объединения "Кибернетика" не озаботились должным образом коммерциализацией новейшей инновационной разработки. Последний этап в инновационной цепочке не завершён полностью, страна теряет дивиденды.

Таким образом, разрушение объединения "Кибернетика" уже сказалось отрицательным образом на инновационной деятельности в области информационных технологий. И это результат непрофессионализма Председателя и созданного им нетворческого, просто исполнительского принципа работы Президиума.

Планы по "реформации" информатики не ограничились разрушением объединения "Кибернетика". Председатель внёс предложение перевести Институт технической кибернетики из Отделения физики, математики и информатики в Отделение, где занимаются экономикой и управлением. Как видим, явно прослеживается стремление Председателя управлять и руководить информационными технологиями и ресурсами. Остаётся не ясным, какие идеи он при этом собирался реализовывать. Научных и технологических у него быть не могло. Остаются коммерческие или какие-то иные, о которых сказать нельзя. И не говорилось. Целесообразность предложения не обосновывалась. Реализация внесённого предложения о переводе оторвало бы головной по развитию информационных технологий институт от базовых для него наук: математики и физики, привело бы к его деградации, подорвало бы базу развития информационных технологий в стране. Отделение физики, математики и информатики в этот раз решительно воспротивилось такой "реформе". Бюро Отделения приняло решение, в котором аргументированы вредность и неприемлемость предложения. Перевод не состоялся. Ясно и твёрдо высказанное мнение научной общественности остановило разрушительную "реформу".

Однако такого рода "реформы" продолжаются. Недавно, 12.04.2007г. принято Постановление Президиума "О некоторых вопросах совершенствования организационной структуры Национальной академии наук Беларуси". Его было бы правильным назвать постановлением о тотальном изменении организационной структуры Отделений естественных и технических наук.

"Постановляется", в частности, создать научно-практический центр Академии по материаловедению. В состав центра включаются 7 институтов, общая численность сотрудников которых около 1100 человек, и 5 предприятий Академии. Неясно, какие цели предполагается достичь созданием такого объединения. На заседаниях и Бюро Президиума и Президиума, где рассматривался вопрос о центре, никакого обоснования целесообразности его образования не приводилось. Звучали заявления Председателя: наверху поручили; если не сделаем, то для Академии будет очень плохо. То есть, имеется единственный "аргумент" – запугивание. Такого рода "обоснований" важных решений в научно-технической, инновационной сфере я ни разу не встречал за 47 лет работы в этой сфере.

Для научного сообщества остаётся неизвестной степень корреляции мнения "наверху" и действий Председателя. Возможно, она такая же, как между планами правительства увеличить к 2010 году "численность исследователей на 18 – 20 процентов" и приказом Председателя "актуализацию и объединение тематики … предусматривать с сокращением численности". Но если решение действительно принималось "наверху", то "оттуда" обязаны были, исходя из государственных интересов, прийти к учёным, изложить свои доводы, выслушать их аргументы. И совместно выработать оптимальные варианты действий. Это был бы государственный, взвешенный подход.

Рассмотрим некоторые аспекты создания указанного центра и очередной "реформы".

1. Конгломераты научного профиля с численностями в тысячи человек формируются только для решения крупных научных, научно-технических и научно-прикладных проблем, объединённых одной целью и замыслом. Например, создание и эксплуатация ускорителей элементарных частиц, создание космической техники, разработка и обеспечение безопасной работы атомных энергетических объектов и т.п. В других ситуациях они неэффективны. Формируемый центр по материаловедению не имеет для себя проблемы подобного плана.
2. Центр состоит из институтов, специализирующихся в различных областях науки. Например, институт физики твёрдого тела и полупроводников. Основные направления его исследований: изучение межатомных взаимодействий в твёрдых телах, создание новых полупроводниковых, магнитных, сегнетоэлектрических, сверхтвёрдых материалов; методы исследований: в основном физические; основные области применения результатов: радиотехника, электроника. В институте химии новых материалов используются химические технологии. В институте технологии металлов исследуются процессы формирования структуры и свойств металлов и сплавов при кристаллизации и затвердевании, в результате создаются технологии литья чёрных и цветных металлов. И так далее.

Как видно, институты так далеки по тематике, что сотрудникам одного института непонятны и неинтересны исследования сотрудников другого. Институты не будут взаимодействовать друг с другом ни тематически, ни через согласование этапов работы для решения единой задачи. Сформировано искусственное образование. По подобной логике можно создать производственное объединение с единым генеральным директором, состоящее из "Интеграла" (электронная промышленность), нефтеперерабатывающего завода и металлургического предприятия. Естественно, что на практике никто в мире такой логике не следует ни в производственной сфере, ни при решении научно-организационных вопросов.

3. Включение институтов, например, института твёрдого тела и полупроводников, института химии новых материалов, в разнородный по тематике центр, где другие учреждения не специализируются в физике и химии, отрыв этих институтов от соответствующих профильных по тематике Отделений, в которые они теперь входят, неизбежно приведёт к понижению уровня исследований в этих институтах.

4. Созданием центра не решается задача невосприимчивости экономики к инновациям.

5. Даже если генеральным директором создаваемого центра станет работающий в науке, высокого уровня специалист (что маловероятно), он не будет профессионалом в тематике центра в целом. Он не сможет выполнять свои функции в рамках, изложенных в Положении о центрах. Единого крупного проекта, выполнение которого координировала бы дирекция центра, не будет. Поэтому в лице дирекции центра будет образована ненужная бюрократическая структура, понапрасну "проедающая" деньги, предназначенные для науки, и своим формализмом мешающая учёным работать.

Можно с полным основанием заключить, что формирование такого центра свидетельствует о непрофессионализме принимавших решение, является имитацией активной деятельности, будет иметь негативные последствия.

На уровне дирекций академических институтов в определённой степени существует заинтересованность в организации освоения новых разработок, производства новой продукции. Институты стремятся организовать при себе малые предприятия. Некоторым это удаётся. И вот теперь созданные институтами предприятия передаются центру. Как всякая лишняя бюрократическая структура, центр со своей дирекцией уменьшит заинтересованность и учёных и администраций институтов в инновационном процессе. В случаях, когда не имеется единого крупного проекта, когда институты сильно разнородны по тематике, гораздо эффективнее развивать инновационный процесс непосредственно на базе институтов, а не в дополнительной бюрократической структуре. При этом на базе институтов целесообразно создавать объединения, подобные объединению "Кибернетика", ранее необоснованно разрушенному.

Почти всё, что сказано о центре по материаловедению, можно отнести и к созданному центру по биоресурсам, конгломерату с численностью около 1000 человек. Обоснование целесообразности его создания отсутствует. Примерно половина из этих почти 1000 человек сосредоточена в институте леса и в трёх его экспериментальных базах. Их научные исследования и работы ведутся в направлениях, которые можно отнести к научному обеспечению лесного хозяйства и экологическим проблемам. Очень естественным и полезным было бы образование объединения, состоящего из этих четырёх юридических лиц и тесно взаимодействующего с лесным хозяйством страны. А если этому объединению для решения каких-то вопросов понадобится сотрудничество с другими академическими институтами, то эту проблему можно решить очень просто через Отделение или Президиум Академии.

Не стану, сберегая время, комментировать другие пункты Постановления Президиума от 12.04.2007г. Постановление свидетельствует о том, что в сравнительно небольшой стране некоторые чиновники страдают гигантоманией. Всё оно в целом принято без обоснования эффективности содержащихся в нём решений. Целесообразность объявленных образований центров и объединений, реорганизаций институтов нигде никогда публично перед академической общественностью не озвучивалась. Потому что в этих решениях нет государственной целесообразности.

Руководство Академии неоднократно заявляло, что оно ввело программно-целевой метод планирования. Это подаётся как какое-то достижение. На уровне лаборатории, основной научной ячейки, неизвестно, в чём состоит суть достижения. А воспринимается в лабораториях новая система планирования, введённая Президиумом, резко негативно. В результате нововведения на выполнение одного задания по какой-либо из государственных программ фундаментальных или прикладных исследований на год выделяется финансирование в пределах 8,0 – 26,9 млн б.р. (взят пример конкретного института). Если такие суммы полностью расходовать только на зарплату (чего не бывает), то с учётом накладных расходов и различных сборов можно выплатить за год зарплаты в пределах 3,6 – 12,2 млн б.р. Таким образом, в выполнении задания может участвовать один или менее одного(некая часть, трудно представить) сотрудника. Число выполняемых институтом заданий в таком случае, естественно, должно примерно равняться численности исследователей в нём. Только на оформление заявок на такое число заданий неэффективно тратится много ресурсов, в том числе времени высоко квалифицированных учёных.

Итак, культивируется мелкотемье, доведенное до абсурда. А в итоге выполнения "мелких" тем и результаты получаются мелкие. Тут Президиум в полной мере продемонстрировал отсутствие профессионализма. Но на этом "новация" не заканчивается. Установлен порядок: по каждой теме требуется ежеквартальный отчёт. И каждый сотрудник бросает работать и пишет отчёт, несмотря на то, что за квартал можно получить значимый результат только на завершающей стадии исследования. Страшный чиновнический формализм и бумаготворчество, и искусственно создаваемые препятствия для работы. А где-то там, за пределами Академии, всё это подаётся, как эффективная "реформа".

Лишённое целесообразности реформирование, мелкотемье, формализм, бюрократизм, а также (как увидим далее) регулярно совершаемые руководством несоблюдения Устава Академии и нормативных актов, оскорбительные высказывания в адрес сотрудников, действия, нарушающие права сотрудников, разрушают Академию.

Выводы из "реформаторской" деятельности. Некоторые предложения

Проводимые "реформы" – имитация активной, якобы созидательной деятельности. Однако результат этих "реформ" хуже, чем от перестановки слагаемых, при которой сумма не меняется и новое качество не возникает. От таких "реформ", образно говоря, сумма уменьшается, они несут негативные последствия. Организация инновационного процесса, формирование инновационного климата заменяются волевыми необоснованными решениями, антагонистическими инновациям по духу и содержанию. Лишённые целесообразности перестановки приводят к уменьшению сил и средств. Потому что в добавление к существующим создают дополнительные отрицательно действующие факторы: отвлечение кадровых и финансовых ресурсов для обеспечения работы новых, ненужных, а значит бюрократических, структур. А эти структуры к тому же ещё и отнимают массу времени у реально работающих институтов своей "творческой" деятельностью: бессодержательными заседаниями и собиранием ненужных отчётов и справок. В результате и время, и силы, и средства, и мотивация, и рабочее окружение – всё меньше, всё хуже.

"Реформы" проводятся по такому принципу, что, образно говоря, телега ставится впереди лошади. Вместо определения задач и затем создания (если необходимо) структур для их реализации изначально, без обоснования целесообразности формируются некие бюрократические "центры". В действительности, для реализации даже крупных инновационных предложений не обязательно сразу образовывать специальные структуры в форме юридического лица. Чаще всего как раз и не надо. Потому что, во-первых, их создание отнимает много времени и других ресурсов. Во-вторых, после выполнения проекта они стремятся всяческими способами сохраниться, когда уже и актуальных задач у них не остаётся. И сохраняются, и ещё более неэффективно используют немаленькие ресурсы.

Один конкретный пример. Разработка суперкомпьютеров и программного обеспечения для них выполнена очень быстро и без формирования для этого специального "центра". Был определён головной исполнитель и организована кооперация учреждений-исполнителей. Не понадобилось никаких специальных бюрократических надстроек. В большинстве случаев на первом этапе реализации инновационных проектов именно таким образом и надо действовать. А потом, если необходимо, организовывать предприятие для коммерциализации разработки.

Нужны конкретные идеи, проекты, а затем, если необходимо, под них структуры. Отсутствие идей невозможно заменить никакими структурами-"центрами". Если Председатель и Президиум не в состоянии генерировать идеи, так надо слушать предложения других. Из собственного опыта знаю, что академик всегда приходит на приём к руководству Академии с рабочими предложениями. Но Председатель почти не принимает учёных, даже и академиков, может быть, профессиональные разговоры вести затруднительно, может быть, ему наука неинтересна или он постоянно чем-то другим страшно занятой. Вот и нет идей, а, возможно, многие уже безвозвратно упущены, потеряны.

Назначенные к руководству Академией люди, ранее профессионально наукой не занимавшиеся, не используют положительный опыт, наработанный в Академии. Не продолжено хорошее начинание, введённое Президентом Академии академиком Сущеней Л.М.: на Общем собрании Академии, с широким привлечением научного сообщества, с очерёдностью в пять лет анализировать состояние научной сферы страны, рассматривать результаты пятилетней деятельности Академии, определять ориентиры, перспективы и программы дальнейшей работы.

Как известно, Президиум Академии, избранный в 1997 году, начал свою деятельность с разработки "Основных направлений повышения эффективности использования научного потенциала НАН Беларуси". Созданная в результате программа действий с конкретными идеями, мероприятиями и сроками их исполнения была обсуждена и одобрена Президиумом, Общим собранием, а затем в 1998 году утверждена вице-премьером. Это был план конкретных действий, рассчитанный на долгосрочную перспективу. Такие мероприятия и направления действий, запланированные в то время, как инновационный путь развития экономики, разработка энергетической политики страны, всемерное использование местных топливных и энергетических ресурсов, образование Парка высоких технологий, развитие малотоннажной химии, создание суперкомпьютеров, селекция стада трансгенных животных, кооперация с Россией в космических исследованиях и др., фактически до сих пор остаются среди важнейших в программе работ страны и Академии.

Новому Президиуму следовало сразу же разработать, широко обсудить и принять обновлённый вариант программы действий по повышению эффективности использования научного потенциала. И начать её выполнять. Вместо решения этой задачи в Академии в 2002 – 2005 годах затрачено огромное количество человекочасов на разработку и принятие "Концепции дальнейшего развития науки в Республике Беларусь" и в результате получена некая компиляция хорошо известных положений, из которой не вытекает никаких позитивных действенных последствий. В общем, вместо дела – чиновничья имитация деятельности. Таковы скорость и оперативность ответов непрофесионалов на вызовы современности.
Только в 2007 году, почти через шесть лет после назначения нового Президиума, наконец, появилась новая программа действий. Не стану здесь анализировать её содержание. Это отдельная конкретная тема. Удивляет название, где звучат слова: “инновационное развитие”, хотя большинство проектов представляют собой развитие лабораторной базы, имеющихся производств, производств по известным технологиям. Например, планируется увеличение стада быков-производителей и улучшение условий их содержания. Хорошие планы. Но где же здесь инновация академического уровня? Изделия подобных инноваций не востребуются на мировом рынке, остаётся постараться, чтобы они нашли спрос на внутреннем.

Отделение аграрных наук (ранее Академия) чётко ориентировано на научное обеспечение сельского хозяйства. Подобную ориентацию на промышленность следует придать той части Отделения физико-технических наук (и возможно других), которая не занимается фундаментальными исследованиями. У них должны быть свои, соответствующие решаемым задачам принципы финансирования. Можно позаимствовать опыт Германии, где имеются различные схемы финансирования Общества Макса Планка (фундаментальные исследования) и Общества Фраунгофера (прикладные исследования).

Несоблюдение нормативных актов, моральные аспекты в деятельности руководства Академии

Руководство Академии препятствует исполнению основных уставных задач, попыткам обсудить результаты деятельности Академии, рассмотреть возможности увеличения её вклада в развитие страны в институтах, в Отделениях наук. Это вызывает огромную обеспокоенность. Потому что фактически тем самым руководство Академии препятствует использованию научного и интеллектуального потенциала страны.

На сессии Общего собрания Академии 7.02.2007г. было внесено предложение: обсудить в институтах, в Отделениях перспективы развития научной и инновационной деятельности в стране, резервы повышения вклада Академии в развитие страны, т.е. приступить к формированию развёрнутой программы действий. Председатель выступил против этого предложения. Фантастическим выглядело его обоснование собственной позиции ссылкой на то, что рассмотрение этих вопросов приведёт к плохим последствиям для Академии. Фактически его обоснование звучало указанием на то, что где-то существуют очень влиятельные и мощные силы, которые начнут вредить Академии, если она попробует увеличить свой вклад в развитие страны. Следует прекратить создание и распространение мифов и попытки запугивать с их помощью академическую общественность.

При голосовании по внесённому предложению Председатель сделал поручение записать в протокол сессии фамилии членов Общего собрания, голосовавших вопреки его мнению, и вслух перечислил фамилии, которые надо "записать". Тем самым он, во-первых, нарушил Устав Академии (который является законодательным актом). Во-вторых, он нарушил конституционные права граждан (ст. 22 и 33 Конституции) и международные соглашения, к которым присоединилась страна. Несмотря на требования, Председатель не объявил результаты голосования по внесённому предложению, но заключил, что оно не принято. Тем самым он нарушил требование ст.30 Регламента Общего собрания, утверждённого Общим собранием и являющегося обязательным для исполнения Председателем согласно ст.44 Устава Академии. Вопрос, почему Председатель совершает противоречащие законам действия, чтобы не допустить принятия предложения, направленного на выполнение Академией её уставных задач и отвечающего государственным интересам, требует ответа. Действиям Председателя должна быть дана оценка.

Следует отметить, что требования "записать" выглядели, как запугивание членов собрания, голосующих не угодным образом. Является ли в этой связи просто совпадением, что член-корреспондент Лавшук С.С., чья фамилия была также "записана", примерно через две недели после собрания был уволен? И сделано это в нарушение ст. 25 Устава Академии (и Указа Президента) и ст. 10 (часть 6) Закона "О Национальной академии наук Беларуси". Более того, чиновник-администратор приказал постовому не пропускать Лавшука С.С., члена Академии и её Общего собрания, в здание Академии. Творится невиданный чиновничий произвол. Чиновники не несут никакой ответственности за него. Профсоюз не защищает права своих членов.
 
Регламент (ст.22) Общего собрания устанавливает, что "председательствующий способствует выявлению и изложению различных мнений по обсуждаемому вопросу". Вопреки этому требованию председательствующий обвинил выступавшего 7.02.2007 года на сессии Общего собрания в недостатке патриотизма только потому, что мнение выступавшего не совпадало с мнением Председателя. Даже Общее собрание в целом "заслужило" упрёка Председателя за то, что оно отмечает аплодисментами не "те высказывания", не "те" по тому принципу, что они не совпадают с мнением Председателя. Очевидно, что такими действиями нарушаются не только нормы законов, но и нормы морали. К сожалению, в Академии сегодня устанавливаются новые "нормы". Никогда такого в Академии не было, по крайней мере, в последние пятьдесят лет. Потому что единогласие в науке, монополия на истину – это застой и потеря науки. Неужели история повторяется на новом витке? Ведь уже "проходили" борьбу с генетикой и кибернетикой, последствия известны: плачевные.

Председатель обязан понимать, что такими действиями чинятся препятствия использованию научного потенциала и, я думаю, он это понимает. Значит, можно полагать, что существуют некие причины таких действий. Не стану рассматривать факторы, обусловленные личностными качествами. Полагаю, что действуют две основные причины. Первая: принудить всех к беспрекословному послушанию. Множество фактов свидетельствует в пользу правильности этого предположения. Вторая: найти и представить общественности виновников отсутствия заметных достижений. О наличии этой причины очень наглядно и убедительно свидетельствует следующий факт.

На сессии Общего собрания 24.10.2003 года Председатель заявил: "Академик есть лицо государственное. … А это предполагает принципиальность, именно государственный, а не конъюнктурный подход. Нет этого в Вашей деятельности, уважаемые члены Академии". Вот и указаны с высокой трибуны виновники неудач. Указаны ясно и недвусмысленно: академики. В качестве справки: среди 95 академиков (на 24.10.2003г.) 3 являются лауреатами Ленинской премии, 10 – лауреатами Государственной премии СССР, 59 раз эти академики удостоены звания лауреатов Государственной премии БССР и Республики Беларусь. Несомненно, что они в своей деятельности использовали государственные подходы, руководствовались государственными интересами. Они создавали тот научный потенциал, который работает сегодня на страну. Заявление Председателя не соответствует действительности и оскорбительное. Он не понёс никакой ответственности за него. Пусть оно хотя бы станет широко доступным для общественности.

В стране установлена система доплат за учёные степени и академические звания. Статьёй 24 Устава и ст.5 Закона "О Национальной академии…" определяется, что академикам и членам-корреспондентам "устанавливаются ежемесячные доплаты за академические учёные звания" (подчёркнуто мною). Однако уже в течение семи лет эти доплаты не выплачиваются ежемесячно, задерживаются на четыре – шесть месяцев. Так академическое руководство и за пределами Академии чиновники совершенно безнаказанно регулярно нарушают закон. Для них закон – не норма действия. Для них норма – безответственность, пренебрежение законом. Молчит профсоюз. Необходимо принять безотлагательные меры для неукоснительного исполнения закона и законных прав учёных.

Приведу ещё несколько примеров нарушения установленных положений. Правилами для авторов журнала "Доклады Национальной Академии наук Беларуси" предусмотрено, что представлять статьи в журнал могут только члены Академии: академики и члены-корреспонденты. Однако Председатель, не являясь членом Академии, узурпировал право представления для себя (см. указанный журнал, 2006, т. 50, № 2, стр. 108 и правила для авторов, там же, третья стр. обложки).

К сожалению, и Бюро Президиума и Президиум также нарушают Устав Академии. Например, Бюро Президиума 24.04.2003г. в связи с предстоящими выборами членов Академии приняло Постановление № 187, которым распределило имеющиеся вакансии академиков по Отделениям наук. Ст. 3 "Положения о выборах…" право распределения вакансий предоставляет только Президиуму. ("Положение о выборах…" принято решением Общего собрания и в соответствии с Уставом (ст. 44) "обязательно для выполнения Президиумом, Бюро Президиума, Председателем Президиума".) Президиум Академии при проведении выборов академиков в 2003 году без должных оснований не зарегистрировал кандидатом в академики по специальности "Медицинские технологии" члена-корреспондента Белоенко Е.Д. (тем самым нарушил ст. 6 "Положения о выборах…"). Тогда же Президиум своим решением изменил наименование специальности одного из кандидатов в академики, что является нарушением ст. 30 Устава Академии. Академическая общественность настояла на отмене незаконных решений. Приведенные и подобные им случаи, а также выводы из участия в заседаниях Президиума позволяют заключить, что членам и Бюро и Президиума необходимо проявлять больше самостоятельности, работать более активно и ответственно, не отмалчиваться, высказывать собственное мнение.

Почему руководство Академии препятствует рассмотрению возможностей увеличения вклада Академии в развитие страны? Почему оно считает возможным без всякого обоснования целесообразности проводить "реформы", которые могут привести к разрушительным последствиям? Почему оно пытается сломать государственную систему аттестации научных кадров? Почему культивирует мелкотемье? Почему в Академии нарушаются правовые нормативные акты? Почему Председатель нарушает конституционные права членов Общего собрания, неуважительно, оскорбительно высказывается в их адрес? Почему в каждом номере газеты "Веды", единственной в стране научной информационно-аналитической газеты, и в ежегодном Отчёте о деятельности Академии помещается несколько фотографий Председателя вместо того, чтобы давать там больше материалов по научно-технической тематике? Зачем в номере № 5 (2003 год) той же газеты, посвященном Международному женскому дню, всю первую страницу занимает портрет Председателя в полный рост? Почему в третьем, юбилейном издании книги "Национальная академия наук Беларуси. Персональный состав", где приводятся сведения о членах Академии за все годы её существования, в нарушение традиции помещена (и притом первой и притом размером в четыре раза больше, чем другие) фотография г-на Мясниковича М.В., хотя он не является членом Академии? Или он самый выдающийся сотрудник Академии за 75 лет её истории?

Вопросов возникает множество. Ситуация в действительности оказалась намного хуже, чем я её прогнозировал, когда был издан Декрет № 25 от 17.10.2001г. "О повышении роли науки и реформировании Национальной академии наук Беларуси" (см. интервью в газете "Звязда" от 24.10.2001г.). Правильные ответы на возникшие вопросы – извлечение уроков на будущее и первый шаг к улучшению ситуации в Академии и научной сфере. Относительно фотографий и "больших" благодарностей в адрес Председателя, высказанных генеральными директорами научно-практических центров на сессии Общего собрания (выглядело очень похоже на партийный съезд поздней эпохи Брежнева, ничего подобного ранее в Академии не было). Такие действия типичны для попыток создания "культика" личности. Их негативное влияние на ситуацию можно существенно ослабить и даже почти полностью исключить, если устранить воздействие других факторов.

Среди этих других факторов – непрофессионализм руководителя Академии. Назначение такого руководителя при определённых обстоятельствах даёт начало "цепной реакции". В результате число некомпетентных руководителей начинает быстро увеличиваться: первый приводит за собой других и т.д. В Академии уже директорами институтов назначаются люди, не являющиеся специалистами в тематике исследований этих институтов или профессионально слабые. Это очень негативно влияет на результативность науки. Но этим негативные последствия не исчерпываются. Такой руководитель, если он не начинает упорно учиться (а некоторые уже не в состоянии), совершенствоваться в сути дела, которое возглавляет, неизбежно скатывается к бюрократическим методам управления наукой. Тогда начинается чиновническая имитация деятельности. Чиновники придумывают некие "новые методы", разъединяют, соединяют, "расцентровывают", сводят в центры и т.п., не считая нужным обосновывать и доказывать целесообразность этих действий. Но зато они при деле и начальству демонстрируют свою деловитость. Конечно, для человека, ответственного перед самим собой и государством, имеется выход из складывающейся ситуации. Он состоит в том, чтобы просто сказать: "Я не могу работать на этой должности".

Бюрократизация, её составляющая – бумаготворчество в Академии приняли грандиозные масштабы. Примеры уже приводились. Количество входящих и исходящих бумаг в институтах при новом руководстве увеличилось примерно в десять раз. Большой ресурс времени эта бумажная карусель отнимает уже и в лабораториях. Академия, в которой в организациях науки и научного обслуживания работает около 10 тысяч человек, ежегодно направляет в органы государственного управления более 5 тысяч документов (без учёта отправляемых институтами). Пять тысяч – это 20-25 бумаг за рабочий день. (Есть, оказывается, область деятельности Академии, где успехи потрясающие).

Все негативы чиновнического непрофессионального управления неизбежно проявляются. Некоторые из них не сразу, через какой-то промежуток времени, потому что коллективы работают и системы консервативны. Часто разрушительные последствия такого управления наносят большой урон обществу и бывают трудно преодолимыми.

Необходимо сделать краткую ремарку. Когда я здесь говорю о чиновниках, то не отождествляю их с госслужащими. Знаю множество государственных служащих, профессионально хорошо подготовленных к исполнению своих должностных обязанностей, они действительно служат государству. Чиновник же, прежде всего, или маскирует свою некомпетентность или преследует некие собственные интересы. При этом его действия часто не ведут вообще или ведут к слабому положительному эффекту, а иногда разрушительны. Чиновник подавляет, нередко в грубой форме, всякую инициативу, попытку проанализировать ситуацию, выделить проблемы и найти пути их решения, потому что при этом становится очевидным его непрофессионализм. От своих ближайших подчинённых он требует неукоснительного подчинения, при любом проявлении ими самостоятельности "ставит их на место". Это приводит к тому, что коллегиальный орган, который он возглавляет, становится несамостоятельным, неким придатком, с которым можно не очень считаться. Расставляет на основные должности послушных ему людей, при этом их профессионализм остаётся второстепенным фактором. Для профессионалов очевидно, что принципиальные вопросы замалчиваются, предлагаемые "реформы" не решают проблем. Поэтому чиновник предпринимает всё возможное, чтобы их мнение не доходило до его начальства или стремится представить это мнение в искажённом виде.

Следующим фактором является безответственность. Пренебрежение обоснованием целесообразности своих действий, неуважительное отношение к сотрудникам Академии были бы невозможны или тщательно скрывались бы, если бы Председатель чувствовал ответственность перед коллективом, если бы его пребывание в занимаемой должности хоть как-то зависело от мнения коллектива. Но ситуация такова, что он полностью выведен из этой зависимости. Потому и позволяет себе действовать по принципу: "что хочу, то и ворочу, до бога высоко, до царя далеко". Безответственность плодит бюрократизм, пренебрежение достоинством и законными правами людей.

Как будто бы остаётся ещё ответственность перед начальством. Но высокому начальству, которое действительно далеко от проблем науки, с помощью приближённых к нему собратьев из сплочённой гильдии чиновников, искушённых "докладчиков", можно долго рисовать благостные и розовые картины успехов собственной деятельности.
Ситуация в Академии убедительно демонстрирует, какого уровня могут достигать засилье чиновничества и бюрократизм, если руководство выведено из-под контроля общественности. Необходимо вернуть в руководство Академии профессионализм и ответственность.

О гуманитарных науках

Как известно, 30.12.1922г. был создан Институт белорусской культуры, позже преобразованный в Академию наук. Он состоял из гуманитарной и природоведческой секций. Ему поручалось, в частности, проведение исследований языка, литературы, истории, этнографии, культуры белорусов. Конечно, результаты, получаемые при выполнении этих исследований, представляли несомненный научный интерес. Но одновременно они образовывали базу, позволяющую глубоко аргументировано обосновывать самобытность белорусской нации. Это было исторически и политически очень важным, поскольку после отсутствия белорусской государственности на протяжении примерно трёх с половиной столетий громко звучали голоса, не признающие вообще существования белорусской нации. Белорусское правительство 20-ых годов прошлого столетия понимало эту проблему.
 
Сегодня строится суверенное белорусское государство. И мы обязаны исследовать белорусские язык, культуру, литературу, историю, этнографию. Результаты этих исследований, их популяризация могут стать сильным фактором сплочения белорусского общества, т.е. решения задачи государственной важности. Эти результаты следует также распространять и сделать доступными всему миру.

Страны с историей государственности гораздо большей, чем имеют белорусы, придают огромное значение сохранению и распространению своего языка, популяризации своей культуры. Они понимают политическую значимость этой работы, ведут её на государственном уровне. Можно назвать для примера Германию с её Институтом Гёте, Францию, Россию и др.

В Беларуси институты гуманитарного профиля не должны быть рассеяны по университетам, министерствам и ведомствам. Их концентрация в Академии наук позволяет решать государственные задачи гораздо эффективнее. Это понимало белорусское правительство в 1922 году, необходимо это понимать правительству сегодня.

Коротко о ситуации с белорусским языком. С сожалением приходится констатировать, что в Беларуси белорусский язык подвергается дискриминации на государственном уровне. Статья 17 Конституции устанавливает: "Государственными языками в Республике Беларусь являются белорусский и русский языки". Буква и дух Конституции свидетельствуют о полном равенстве обоих государственных языков. Однако законы, декреты, указы принимаются только на русском языке. Таким образом, отсутствует правовая база на белорусском языке. Переводы законодательных актов на белорусский язык не имеют юридической силы без прохождения необходимых законотворческих процедур. Тем самым из судебной, прокурорской практики выводится белорусский язык, ограничивается его использование, ущемляются права белорусско-язычной части населения. Ко всему этому добавляется ещё чиновническая дискриминация. Нет в мире ни одного примера страны, где бы так дискриминировался государственный язык, тем более язык титульной нации. Необходимо в срочном порядке предпринять меры, чтобы устранить противоречащую Конституции дискриминацию белорусского языка. Вопрос должен быть рассмотрен Конституционным Судом. Необходимо прекратить необоснованные выпады высоких должностных лиц против белорусского языка. Государство обязано принимать действенные меры для сохранения и развития белорусского языка. Это очень важно для государства. Это также долг живущих теперь перед создавшими язык и ушедшими из жизни и перед нашими потомками. Наконец, это наша обязанность по отношению к мировому сообществу: сохранить белорусский язык как часть культурного достояния человечества.
 
Такова ситуация, таковы проблемы и некоторые возможные пути их решения в научной сфере и в Академии наук. Отрицательные тенденции не преодолены. Влияние объективно действующих негативных факторов отягощено недостаточным пониманием роли науки и специфики этого вида деятельности властными структурами, непрофессионализмом и безответственностью отдельных руководителей научной сферы. Для улучшения ситуации необходима реализация комплекса мер.

Понимаю, что изложение неполное. Надеюсь, что оно стимулирует проведение расширенного анализа, реализацию конкретных мер по улучшению ситуации.

В заключение остановлюсь ещё на вопросах инновационной деятельности. Очень коротко, потому что тема огромная и требует отдельного, специального анализа.
 
Об инновационной деятельности

Судьбы развития экономики Беларуси, переходящей сейчас на мировые цены и в ближайшем будущем на торговлю по правилам ВТО, станут определяться возможностями и темпами перехода на инновационный путь, освоения высоких технологий и наукоёмких производств мирового уровня, интеграции в мировые хозяйственные структуры и экономику.
Академия первой в стране осознала необходимость инновационного пути развития для Беларуси и в конце 90-х годов начала широко пропагандировать такой путь. Власти в начале нового столетия признали инновационную деятельность "основой всех приоритетов" и затем много раз подтверждали этот выбор. К сожалению, приходится констатировать, что правильные заявления не трансформировались в действия и конкретные результаты. По данным ГКНТ в 2007 году "в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве удельный вес накопленной амортизации в первоначальной стоимости машин и оборудования превысил 80%, вдвое обойдя критический показатель". Низкие цены на энергоносители, которыми более десяти лет пользовалась страна, не были использованы для модернизации технологических процессов. Упущена благоприятнейшая возможность технологического обновления.

Поэтому в стране неудовлетворительное положение с производством и продажей высоко технологической продукции. Например, по данным ООН в 2004 году доля высоко технологической продукции в нашем экспорте промышленных товаров составляла только 3% (для сравнения: в Эстонии – 14%, России – 9%, Украине, Литве, Латвии – по 5%). Это свидетельство технологической отсталости экономики, недостаточной инновационной активности наших ведущих промышленных предприятий.

В инновационной деятельности очень значима роль малых инновационных предприятий. Они являются разведчиками на рынке инноваций. Если такое предприятие демонстрирует успех каких-то новых изделий на рынке, то в дальнейшем производством этих изделий и насыщением ими рынка начинают заниматься крупные кампании. Так было с персональными компьютерами. В стране количество малых инновационных предприятий с 1997 года уменьшилось в 2,2 раза, с 600 до 275. Таким образом, малое инновационное предпринимательство не только развито недостаточно, оно фактически "умирает".

Для построения экономики инновационного типа необходимо обеспечить создание и комплексное функционирование ряда определенных условий. Необходимы соответствующие: законодательная база, рыночные отношения, финансовые ресурсы, научно-технический потенциал, кадры, инфраструктура. Не стану подробно останавливаться на рассмотрении каждого из этих условий: они обсуждаются в СМИ.

Системная законодательная база, необходимая для создания благоприятного климата для инновационной деятельности, в стране отсутствует. База к тому же нестабильна. Инвесторов и менеджеров "отпугивает" золотая акция. Можно приводить и другие особенности существующей базы, негативно влияющие на инновационный климат.

До сих пор не осознаётся в должной степени роль рыночных отношений для развития инновационной деятельности. Например, руководитель высокого ранга заявляет, что "высокая степень управляемости экономикой" – одна из "основных предпосылок" ускорения инновационного развития. На самом же деле недостаточная развитость рыночных отношений и избыток так называемых "командных методов" оказывают на него негативное влияние. Сравним для примера один из показателей Беларуси и наших соседей, у которых эти методы применяются в гораздо меньшей степени, чем у нас. Рассмотрим, как обстоят дела с энергосбережением. По данным ООН в 1998 году на 1 килограмм условного топлива Беларусь производила товаров на сумму в 2,5 доллара (по паритету покупательной способности); Россия – 1,7; Украина – 1,2; Литва – 2,7; Латвия – 3,4; Эстония – 2,5 доллара. В 2003 году на тот же килограмм Беларусь производила товаров на сумму в 2,2 доллара (меньше, чем пять лет назад); Россия – 1,9; Украина – 1,9; Литва – 4,3; Латвия – 5,3; Эстония – 3,4; Польша – 4,6 доллара! Как видим, наши соседи действительно всё экономнее расходуют энергию. А мы всё больше её неэффективно транжирим, несмотря на планы, задания по её сбережению. Ещё один пример приведен в начале этого раздела. Можно приводить и другие примеры.

Советский Союз, обладавший огромными ресурсами, так и не смог создать экономику инновационного типа, хотя тогда много раз и объявлялось о таких намерениях и планировалось развить наукоёмкие производства. Мешала командная система, отсутствие должной мотивации у непосредственных участников инновационного процесса. Наша система управления очень похожа на советскую систему и будет служить препятствием для развития инноваций. Только взвешенное сочетание грамотного и эффективного государственного регулирования и частной инициативы, частного предпринимательства, обеспечивающего мотивацию и нужную степень заинтересованности в результатах, позволит "запустить" инновационный процесс. Не стану приводить конкретные примеры, подтверждающие этот тезис, хотя они и очень показательны.

Внутренний белорусский рынок наукоёмких инновационных изделий, на разработку и освоение производства которых требуются немалые средства, сравнительно небольшой. Поэтому развитие инновационной экономики непременно предполагает и требует выхода инновационных товаров на мировой рынок и интеграции страны в мировую экономику. А для этого понадобятся и определённая законодательная база, приемлемая для партнёров, и доверие партнёров, и, не надо закрывать на это глаза, увеличение доли частной собственности, изменение системы управления, действующей сегодня в стране. Если эти перемены в стране не состоятся, то не состоится и переход на инновационный путь развития.

Переход на рыночные цены на энергоносители вынудил правительство приступить к разработке программы инновационного развития. Действительно, это тот путь, по которому должна следовать страна. Чтобы успешно начать движение по этому пути, следует создать необходимые условия. Если такие условия не будут созданы, то инновационная программа останется программой замещения импорта. Одно из условий – эффективное использование и развитие научного потенциала. Очень значимая роль науки в развитии страны стимулировала меня выполнить приведенный здесь обзор состояния и проблем научной сферы.


А.П. Войтович, академик, Президент Национальной академии наук
Беларуси (май 1997г. – декабрь 2000г.)

www.voitovich.com
 

09:46 21/06/2007




Loading...


загружаются комментарии