Вычеркнутый абзац. Мог ли он стать причиной гибели Янки Купалы?

28 июня 1942 года — «черный день»в истории белорусской литературы. Поздним вечером в московской гостинице «Москва» трагически погиб Иван Доминикович Луцевич — Янка Купала. При загадочных обстоятельствах упал в лестничный пролет... Самоубийство? Убийство? Эта смерть окутана тайной и по сей день.

За несколько месяцев до трагедии, в марте, поэт выступал на выездной сессии Академии наук Беларуси, которая прошла в Казани, с докладом «Айчынная вайна і беларуская інтэлігенцыя». И с этим докладом также связан ряд загадок. В частности, на машинописном тексте, исследованном недавно сотрудниками музея Янки Купалы, карандашом были сделаны исправления, некоторые «куски» вычеркнуты. По словам заведующего отделом публикаций документов Национального архива Республики Беларусь, кандидата исторических наук Виталия Скалабана, доклад, который должен
был зачитать поэт, по поручению ЦК партии готовил тогдашний директор Института литературы и языка АН БССР В.В.Борисенко. Можно было предположить, что поправки в текст были внесены рукой Купалы. Но одно дело — предположения, а другое — полная уверенность. Помочь мог опытный эксперт-почерковед. Так текст доклада попал на исследование к заведующей лабораторией судебно-почерковедческих исследований НИИ проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы Министерства юстиции
Республики Беларусь Анне Куприяновой.

«На 20 машинописных страницах имелись карандашные исправления и пометки, касающиеся отдельных слов и предложений, многое в докладе было вычеркнуто. Моя задача, — говорит Анна Антоновна, — состояла в том, чтобы установить: это выполнил Янка Купала или другой человек? В качестве образца для сравнительного анализа были представлены рукописные тексты стихотворений, выполненные, несомненно, поэтом. Это «Хлопчык і лётчык на вайне» (1942), «Беларускім партызанам» (1941) и «Грабежнік»(1941). Мне предоставилась счастливая возможность увидеть в оригинале произведения, написанные рукой автора, как говорят, «заглянуть» в его творческую лабораторию».

Вмешательства в текст в виде исправлений, рукописные записи отдельных слов, письменных знаков, например знака вопроса на полях, — сыграли главную роль в идентификации их автора. Содержащиеся в них признаки (характер движений руки, направление, наклон букв и пр.) однозначно указывали на руку Купалы. Что касается вычеркиваний, то здесь эксперт категоричного вывода о том, что они принадлежат поэту, дать не могла. «Прежде всего, я обратила внимание, что автор пометок вычеркивал из
текста фрагменты, которые были агрессивными по своей форме, духу...».

Ну что может сказать о человеке проведенная им карандашом по бумаге прямая линия? Ведь она практически не содержит или содержит крайне мало информационных признаков, по которым можно объективизировать, подтвердить свое внутреннее убеждение. По крайней мере, так казалось мне, неспециалисту. Но специалист и здесь отыщет зацепку, за которую можно ухватиться. Такой зацепкой оказалось качество штриха. «Всем исправлениям, вписанным в текст буквам, словам была присуща неровность штриха, незначительное его дрожание. Так вот, линии вычерков тоже
содержали эту неровность». Поэтому эксперт сделала вывод, что, вероятно,и вычеркивания были сделаны рукой Купалы. «Это дрожание отражает то, что мы называем «снижением координации движений 1-й группы». А причины дрожания руки могли быть разные, начиная от непосредственных повреждений руки и кончая какими-то внутренними состояниями». Известно, что в это время Купала был серьезно болен,
болела у него и рука...

За проведенное исследование Анна Антоновна была награждена грамотой Министерства юстиции. О том, какую роль этот доклад, точнее, сделанные в нем правки, могли сыграть в судьбе поэта, в процессе работы эксперт не задумывалась. Но отмечала про себя, что он проявил большое мужество.

Так что же вычеркнул поэт? Мы обратились в Национальный архив Республики Беларусь, где готовится к изданию сборник документов «Купала і Колас, вы нас гадавалі», куда войдет и этот доклад. Вот что сказал Виталий Владимирович Скалабан: «Я уверен, что этот абзац вычеркнут рукой Купалы. Фактически поэт отказался озвучивать слухи о том, что одна из улиц Минска названа фашистами его именем. В то время как на самом деле одна из минских улиц (нынешняя Толстого) была названа именем Ивана Луцкевича,
одного из основателей газеты «Наша Ніва». Созвучие имен могло ввести в заблуждение, в Москве могли подумать, что улица названа именем Купалы. Мы до сих пор не знаем, откуда, от кого и какая информация поступила к Борисенко, который писал эти материалы...».

Я спросил известного историка, как он относится к версии, что, вычеркнув этот абзац, поэт мог подписать себе смертный приговор, поскольку тем самым снизил патриотический, контрпропагандистский «накал» доклада, чему партийное руководство придавало огромное значение. «Это преувеличение, — ответил он. — Причину его гибели я сформулировал в 2002 году в гостинице «Москва»: 28 июня «взорвался компромат», имевшийся на Купалу, который к тому же плохо себя чувствовал, ему было тяжело психологически.

Приближался его 60-летний юбилей, а правительственная комиссия по подготовке празднования создана не была; юбилей же Коласа отмечать собирались... Еще раньше, в 1940 году, исполком Минского горсовета принял решение о переименовании одной из столичных улиц в улицу имени Купалы. А в марте 41-го в ЦК КП(б)Б «переиграли». Что мог чувствовать поэт?..». Исключает связь вычеркнутого абзаца с гибелью поэта и главный хранитель фондов Государственного литературного музея Янки Купалы Мария
Кондратьевна Чеботаревич: «Мы не имеем никаких оснований делать подобный вывод».

В истории белорусской литературы, как и вообще в истории страны, немало «белых пятен». Усилиями исследователей, энтузиастов их становится меньше. Но еще множество тайн и загадок скрыто за туманным покровом Клио. Это относится и к судьбе белорусского песняра.

Что вычеркнул Купала:

(орфография сохранена) «...Гэтыя крывавыя дзяблы яшчэ прабуюць прыкідвацца нявіннымі авечкамі і спекуляваць сумленнымі і чыстымі іменамі! Кажуць нават, што яны вуліцу па якой я жыў у Мінску назвалі маім імем. Таксама, бачыце, паважаюць пісьменніка. Але будзьце вы прокляты крывавыя вырадкі — за такую павагу! Спачатку вы паслалі сотні самалётаў. Спалілі гэтую вуліцу дашчэнту, кінулі дзесяткі бомбаў на мой
дом, спалілі яго разам з маімі рукапісамі, — а цяпер вы прыкідваецеся пры-хільнікамі культуры. Такой надругі над культурай свет яшчэ не бачыў. І я сумленны савецкі пісьменнік — плюю ў ваша агіднае крывавае фашысцкае рыла і ўсім сэрцам сваім жадаю пагібелі вам, катам беларускага народа, катам беларускай культуры».

 

10:42 28/06/2007




Loading...


загружаются комментарии