Замкнутый круг дедовщины

После нашумевшей год назад трагической истории рядового российских Вооруженных сил Андрея Сычева, ставшего инвалидом в результате издевательств сослуживцев, в ряде отечественных СМИ раздались громогласные, как орудийный залп, заверения: в белорусской армии дедовщины нет, царят полный порядок и спокойствие. Однако то, что
случилось недавно в одном из подразделений 38-й мобильной бригады ВДВ, заставляет по меньшей мере усомниться в реалистичности вышеназванного утверждения.

Инцидент произошел в конце апреля во время банальной уборки казармы. Кто-то из начальствующего состава высказал недовольство тем, как солдаты справились с поставленной перед ними задачей. После чего один из старослужащих, Николай З., решил проучить младшего коллегу по оружию, который, по его мнению, не слишком старательно трудился. Учил силой своего ботинка. Метил в мягкие ткани, да малость не рассчитал и попал в селезенку. Так, во всяком случае, следует из материалов уголовного дела, возбужденного Брестской межгарнизонной военной прокуратурой.

В результате рядовой-срочник Евгений Бекаревич был госпитализирован с диагнозом «разрыв селезенки». По словам медиков городской больницы скорой помощи, где его прооперировали, жизнь парня висела на волоске - он потерял много крови. Судя по всему, сила удара была неслабой. Сам виновник, нанесший тяжелую травму Евгению, пояснил следствию, что произошло это по неосторожности: он якобы хотел «всего лишь» поддать
«салаге» «пендаля», да тот неудачно увернулся. Мол, стоял бы себе спокойненько, глядишь, и селезенка была бы цела.

К сожалению, за последний год это уже третий подобный случай в данном воинском соединении. Дает ли сие обстоятельство повод говорить о какой-то системе? Или имел место очередной эпизодический случай неуставных взаимоотношений, приведший к столь печальным последствиям? Вот что думает по этому поводу заместитель командира 38-й бригады по идеологической и воспитательной работе подполковник Владимир Юргель:

- Конечно же, это стечение обстоятельств. Ведь к нам, как и в любую другую часть, приходят молодые люди с различными взглядами на жизнь, какими-то устоявшимися стереотипами. Мы, конечно, проводим с ними разъяснительную работу. Но порой очень трудно бывает сгладить недостатки в воспитании. Применяем неординарные меры и приемы. Подобные случаи ведь происходят каждый день: на производстве, в быту, на улицах. Просто об этом меньше принято говорить. А армия - она у всех на виду. Это общественный организм, отражающий состояние всего общества. И если уже говорить о таком явлении, как дедовщина, то истоки его нужно искать не в армии, а в подростковой и молодежной среде, школах, ПТУ. Хотя и мы не снимаем с себя ответственности. Об этом случае практически сразу же стало известно в Министерстве обороны. И все, начиная от министра и заканчивая командиром взвода, заинтересованы в том, чтобы подобных инцидентов впредь не возникало.

Тем не менее родителям Жени руководство бригады почему-то сообщило, уже после проведенной операции по удалению селезенки, что их сын неудачно упал с автомобиля (на службе он был автомехаником). И только после их приезда в часть выяснилась истинная причина происшедшего. Говорят, что сам Евгений был против того, чтобы открыть родителям всю правду. Может, не хотел расстраивать. К сожалению, нам так и не удалось пообщаться с солдатом, который на момент подготовки статьи находился на лечении в бригадной санчасти: руководство части не сочло возможным организовать такую встречу. Но его отец Юрий Бекаревич (с ним автор говорил по телефону) не скрывал своего возмущения:

- То, что произошло, конечно, ужасно. Если подобные вещи случаются в десантных войсках, которые считаются элитными, представляю, что творится в других. Сын явно чего-то недоговаривает. Но лично у меня сложилось впечатление, что его и раньше унижали «деды». Я тоже служил в армии и не верю, что дедовщина может носить единичный характер. Она или есть в части, или ее нет.

Впрочем, как отмечает ведший это дело старший следователь межгарнизонной военной прокуратуры Дмитрий Васильченко, между Николаем и Евгением ранее не возникало никаких конфликтных или неприязненных отношений. Это же нам подтвердили в части. Солдаты фактически ровесники (Николай призывался на полгода раньше) и даже земляки - оба из Гомельской области. Действительно ли Бекаревичу порой доставалось от старших сослуживцев, гадать не будем. Но ни для кого не станет открытием, что «пендали» и подзатыльники как «воспитательный» прием в армии не редкость и не рассматриваются командирами как нечто из ряда вон выходящее.

Как рассказал мне один из тех, кто совсем недавно проходил срочную службу в 38-й бригаде, неуставные взаимоотношения - неизменный атрибут практически любого воинского подразделения, иное дело, в какой степени они выражены. Попадая на службу, молодой человек зачастую становится заложником порядочности командиров. Очень многое зависит от того, насколько они профессионально подготовлены и могут ли держать дисциплину, не прибегая к физическому насилию. Нехватка профессионализма с лихвой компенсируется руками, а нередко и ногами так называемых «дедов», готовых терпеть унижение всю первую половину срока службы, лишь бы потом отыграться на новичках, почувствовать прелесть неограниченной власти. И так дальше, по замкнутому кругу, вывести из которого могли бы только некие кардинальные решения.

Проблема серьезная, и она, несомненно, должна волновать все общество. Ибо может ли стать боеготовной армия, если воинское братство в ней попирается низменными человеческими инстинктами? Вместе с тем трудно не согласиться с подполковником Владимиром Юргелем в том смысле, что дедовщина начинается не в воинских частях. Она незримо присутствует во всем нашем обществе, едва ли не с детского сада, а в армии просто ложится на благодатную почву беспрекословного подчинения. И разорвать
сей порочный круг очень сложно, в особенности если считать такое положение дел закономерным и естественным.

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА (Лидия ЛЫСЮК, профессор кафедры психологии БрГУ):

- За подобными фактами, которые действительно имеют место не только в армии, могут стоять разные причины, но чаще всего в основе такого поведения лежит нечеловеческое отношение к человеку, когда другой становится объектом, на котором можно снять свое внутреннее напряжение. Хотя бы на миг почувствовать себя героем, чтобы потом опять впасть в озлобленность на весь белый свет. Для любого, кто оказался в подобной ситуации, это не проходит бесследно, а, как правило, формирует комплекс приобретенной ущербности. Чтобы разорвать этот замкнутый круг, необходимо помочь молодым людям жить по совести, с заботой о ближнем, с готовностью поддержать слабого, помочь нуждающемуся. Кто-то усомнится в том, что это возможно и нужно в армии. Я думаю, что это нужно каждому из нас, где бы мы ни находились. И если командованию части небезразлична судьба вверенных им молодых ребят, то они будут стремиться научить их не только военному искусству, но и искусству ценить нравственные человеческие отношения.

Из письма Ольги ФЕДОРЕНКО, тети рядового Евгения Бекаревича, в редакцию газеты «Вечерний Брест»:

«Брестская крепость. Военная присяга. И гордость за племянника, который дает клятву на верность Отечеству. Служба в белорусских десантных войсках, в доблестном элитном соединении 38-й отдельной мобильной бригады. Продолжение славной традиции дедов и отцов. Разве эти минуты не могли вызвать у меня, тети призывника, приехавшей с Украины в эти священные места, иные чувства, кроме гордости, уважения и трепетного
восторга?

....Дедовщина - вопрос старый, как сама армия. До апреля 2007 года он оставался для меня, матери будущего защитника Отечества, важным, но все-таки больше теоретическим. Сейчас, когда коснулся и нашей семьи, все изменилось. Я уже знаю, что случай с моим племянником - не единственный в 38-й бригаде. Но больше всего удручает то, как относятся к этому военные мужи, даже не пытаясь скрыть своего цинизма: мол, без селезенки можно жить на гражданке. Жить можно и без руки, и без ноги, и совсем уж
легко жить без совести. В свою очередь, мы, родные солдата, не только уповаем на милость Божью, но и сами будем искать правду, поддержку среди людей, организаций, готовых подать руку помощи.

Как гражданка Украины и белоруска по происхождению, я обращаюсь к президенту Беларуси, Главнокомандующему Вооруженными силами страны Александру Григорьевичу Лукашенко, с просьбой помочь разобраться в этом деле, наказать виновных и комиссовать Е. Бекаревича, определив ему группу инвалидности, выплатить страховую помощь. Как мать, я обращаюсь к комитетам солдатских матерей, ко всем матерям. Как журналист, обращаюсь к своим коллегам с просьбой помочь в правдивом освещении этого вопроса в белорусских СМИ. Чтобы этот, далеко не единичный случай вызвал максимально возможный общественный резонанс. Как человек, обращаюсь к командирам в/ч 92800 с призывом не защищать чистоту мундира и свои погоны, а вспомнить о своей воинской чести и чести доблестных защитников Брестской крепости».

08:20 04/07/2007




Loading...


загружаются комментарии