«Содра» и другие

Моя мать – бывшая учительница русского языка и литературы – получает пенсию в сумме 400 долларов в месяц. Ее коллега, тоже учительница, работавшая когда-то в одной с ней школе под Видзами в Браславском районе и имеющая такой же стаж, получает пенсию в 330 000 белорусских рублей. Разница между ними в том, что моя мать живет в литовском городе Игналина, а ее коллега - в белорусском поселке Видзы Ловчинские.

«Содра» и другие

…Много лет назад они работали вместе. А потом, в те времена, когда никто еще и в самых кошмарных снах не мог представить себе суверенную Литву, наша семья туда переехала. Что было, между прочим, непросто. Потому что даже в едином государстве, которое называлось СССР, чтобы переехать с белорусской территории на литовскую требовалось позволение начальства. Для колхозников это было общее собрание, которое должно было отпустить члена колхоза. Для учителей – бюро местного райкома.

Но чаще всего никого никуда не отпускали. Потому что на колхозных собраниях, к примеру, срабатывал коллективный эгоизм. Почему это он поедет в Литву, где жизнь всегда была лучше? И даже во времена самых суровых дефицитов на прилавках магазинов были вареная колбаса и импортный ширпотреб. А мы останемся бедовать тут, под Видзами ( или Сморгонью, или Ошмянами…).

В таких случаях решившие уехать ( чаще всего к родственникам на той стороне), договаривались там с машиной и исчезали ночами. Если, конечно, об этой операции не узнавали каким-то образом секретарь колхозного парткома или председатель. Тогда привлекалась милиция, машину с позором и скандалом разгружали, а главу семьи из трактористов переводили в скотники…

На бюро райкома в дело вступали материи высокие. Решившим уехать объясняли, что решения очередного съезда КПСС он должен выполнять именно на этой белорусской территории. На чем все мечты о переезде и кончались. Если, конечно, не удавалось договориться с секретарем райкома как – то приватно. Моему отцу это каким-то образом удалось. Подозреваю, что на почве совместной рыбалки, страстью к которой в Браславском районе всегда было подвержено все местное начальство.

Помню как уже значительно позже, на совещании в Витебске тогдашний первый секретарь обкома Владимир Григорьев упрекал коллег из Браслава: у вас сельское хозяйство не развивается потому, что вы первый раз закидываете удочки в свои озера еще до завтрака…

Словом, удалось договориться и семья уехала в Игналину. Теперь отец похоронен на местном, очень красивом кладбище, а мать живет в однокомнатной квартире. И получает пенсию в 1000 литов ( те самые 400 долларов).

Зимой на коммунальные услуги у нее уходит, где-то, 230 литов. Летом, естественно, меньше. Большинство лекарств, без которых пожилому человек не обойтись, оплачивает государство. А продукты, в большинстве своем, дешевле чем в Беларуси.

Трижды в неделю к ней приходит социальная работница некто Стася, которая убирает в доме и ходит в магазин за продуктами. Раньше за это полагалось платить 24 лита в месяц. Со следующего месяца ставки изменились – оплата услуг Стаси будет стоить только 13 литов. То есть, около 5 долларов.

А перед Новым годом к ней пришли тяжело нагруженные люди из «Содры» - районной социальной службы. Они притащили новый унитаз для туалета, печку СВЧ, электрочайник, электроутюг и два больших пакета с продуктами:

- Это вам от «Содры» к празднику…

Предполагается, что скоро пенсии в Литве станут еще больше, потому что принято решение доплачивать за каждый год стажа после 30 лет.

Остается только добавить, что и отец, и мать всю жизнь были членами КПСС, активными в общественной жизни. Но проблем с гражданством и равными правами у них никогда не возникало.

 

 

12:56 13/07/2007




Loading...


загружаются комментарии