Зинаида Стагурская вернулась на шоссе, чтобы поехать в Пекин

Главная звезда белорусского шоссейного велоспорта Зинаида Стагурская после двухлетней дисквалификации вернулась в большой спорт. Она готовится к «Большой петле», чемпионату мира, мечтает завоевать лицензию и через год в четвертый раз выступить на Олимпийских играх. Теперь у нее, чемпионки мира и победительницы «Тур де Франс», снова светлая полоса в жизни. И пока стоит на педалях, свой шанс не хочет упустить, потому что понимает: другого может уже не быть.

Зинаида Стагурская вернулась на шоссе, чтобы поехать в Пекин

Жизненные передряги потрепали нервы знаменитой гонщице и не раз сбрасывали на обочину спортивной карьеры. Она падала, вставала, опять мчалась вперед, спотыкалась о барьеры и продолжала нарезать километры. Превозмогала боль, усталость, заливалась слезами от горьких и жестких «судилищ», ставивших, казалось, крест на ее выступлениях.

....Первую дисквалификацию Зинаида получила шесть лет назад, после того как выиграла «Джиро д’Италия» — вторую по рейтингу мировую велогонку. Победу у нее отобрали: во взятой пробе обнаружили вещество, маскирующее запрещенные препараты. Расследование показало, что средство содержалось в обычных пищевых добавках. Спортсменку тогда на 10 месяцев лишили велосипеда. Новый допинговый скандал произошел в 2005 году. Теперь наказали на два года. Но даже в вынужденном отпуске Стагурской не давали покоя. В начале января этого года дом, где она проживает в итальянском городке Прато, обыскали сотрудники местного подразделения по борьбе с распространением наркотиков. Пошли слухи, что нашли анаболические стероиды, но там были лекарства от головной боли и диареи.

О допинговых катаклизмах велосипедистка много говорить не любит, нообойти такую тему в беседе мы не могли.

Два года на обочине

— Зинаида, как вы жили два года без соревнований?

— Снова выдержала удар судьбы. Верила в себя и считала дни, когда закончится этот кошмар. Наконец 14 июля срок моей дисквалификации истек и я вернулась на шоссе. Впрочем, я с него не уходила: тренировалась и выступала за команды ветеранов. А еще работала на компьютере. Старалась не слушать о себе всякие небылицы, которые мне передавала дочь. Теперь по поводу «найденных наркотиков» и якобы пожизненной дисквалификации. Чепуха все это! Дочери говорила: не верь никому и слушай только меня. О допинге скажу то, что думаю. Пришла пора разделить лекарственные средства на запрещенные и разрешенные. Доходит до абсурда — аспирин боишься выпить. А ведь порой такие нагрузки получаешь, что потом надо обязательно восстановить организм, иначе превратишься в выжатый лимон.

— О тяжелых гонках вспоминали на досуге или старались о них забыть?

— Когда перед глазами только пьедестал и медали, то все прекрасно. Но это всего лишь маленькие фрагменты большой работы. Самая трудная гонка в моей карьере — одна из самых памятных, такую из головы не выбросишь. Это я о «Большой петле», или, как ее еще называют, — женская «Тур де Франс». За две недели проехала 18 этапов, в некоторые дни выходила на старт дважды. Погода тогда не баловала: холод, ветер, дожди. После гонок не до отдыха. Долгая процедура допинг–контроля, потом садилась в машину, чтобы проехать пару сотен километров к месту очередного этапа. В отель приходила только к полуночи и сразу падала на кровать. Жуткая усталость утром отходила, наверное, еще и потому, что я очень хотела выиграть эту самую престижную женскую гонку. И выиграла!

— С велосипеда часто падали?

— В завалы попадала не раз. На «Большой петле», помню, сильно разодрала ногу, тогда около двадцати человек оказались в куче на дороге, еле разъехались. В том же 2002 году на чемпионате мира тоже могла победить в групповой гонке. Держалась за тройкой лидеров, но неожиданно упала голландка, я притормозила, после чего вылетела из седла, совершила сальто и упала на асфальт. К счастью, обошлось без переломов и до финиша смогла доехать.

То густо, то пусто

— Не обидно ли, что на Олимпийских играх вы даже не входили в десятку лучших, не говоря уже о призовых местах?

— Причин тут много. В Барселону приехала очень молодой и неопытной, в Атланте же гонка для меня просто не сложилась — случается и такое. Видимо, надо было брать свое в Сиднее, но в 2000–м я, как вам известно, на Олимпиаду не попала.

— А потом через пару недель блестяще выиграли чемпионат мира.

— Тогда только и слышала, что это неожиданная победа, ну и пусть. Я всегда после жизненных и спортивных неурядиц сильно на себя злюсь и на таком эмоциональном фоне могу горы свернуть.

— Да–да, я такое заметил... После первой дисквалификации вы умудрились триумфально вернуться на шоссе: второе место на «Джиро» и первое — на «Тур де Франс». Значит, теперь от вас тоже надо ждать сюрприза?

— Загадывать не стану, но готовлюсь серьезно. И очень хочу попасть на Олимпиаду в Пекин. Знаю, что там будет очень тяжело: духота, жара, влажность. Трасса тоже сложная, один 12–километровый подъем чего стоит. Рассчитываю на место в первой шестерке, но цель — выиграть медаль.

Мать и дочь

— Видел, как в Гродно на чемпионате Беларуси вы сильно переживали за дочь...

— И поэтому она выиграла гонку среди девушек! Я, конечно, рада, что Света всерьез увлеклась велоспортом.

— Любопытно увидеть мать и дочь в какой–нибудь престижной гонке... Вы ведь примерно в таком возрасте, в 21 год, были одной из лучших «шоссейниц» бывшего Союза.

— Света еще слабовата физически, всякие там диеты, подозреваю, мешают ей стать крепче. Но у нее уже есть неплохой опыт, все–таки восемь лет в седле.

— А в каком возрасте вы увлеклись велосипедом?

— Сколько себя помню, столько и кручу педали. В детстве жила в деревне, без отца. Одно было хорошо, что имела велик, а еще в школе занималась легкой атлетикой. Но когда переехали в Витебск, то выбор сделала в пользу велоспорта. Постоянные тренировки начались в 17 лет. Случалось, что завязывала, потом снова начинала. Но с 20 лет благодаря моему тренеру Владимиру Печорину почувствовала себя профессиональной гонщицей.

— С дочерью часто общаетесь?

— В основном больше по телефону — расстояния не позволяют. Я уже десять лет живу в Италии, а она — в Витебске, с моей мамой. Но теперь меньше думаю о возможных ее медалях и достижениях в спорте. Свете 20 лет, пора определяться с учебой. И очень хочу ей помочь сделать правильный выбор.

— Поэтому и приехали в Витебск?

— Да, а еще самой надо немного подлечиться, подремонтировать зубы. И с квартирой нужно разобраться.

— В Беларуси у вас осталось много друзей?

— Я всегда открыта в общении. Но так сложилась жизнь, что друзей теперь больше в Италии. В дом, где я живу с Марко, заходят многие. Нам есть о чем поговорить, потому что почти всех сблизил велосипед.

....С Марко Зинаида познакомилась пять лет назад. Просто каталась на велосипеде — и он тоже. Разговорились: к тому времени белорусская спортсменка хорошо понимала итальянский язык. Потом Марко часто ей звонил, а когда построил дом, то пригласил к себе: раньше Стагурская снимала квартиру. Теперь они живут вместе. В следующем году, как призналась наша велоприма, они решили сыграть свадьбу. А еще Зинаида хочет родить ребенка, а потом забрать в Италию дочь...

Справка.
Зинаида Стагурская родилась 9 февраля 1971 года в Витебской области. Велоспорт. Чемпионка мира в групповой гонке (2000 г.), победительница самой престижной международной велогонки «Большая петля» (2002 г.). Участница Олимпийских игр (1992 г. — 16–е место, 1996 г. — 14–е место, 2004 г. — 19–е место). С 1997 г. живет в Италии.

12:19 19/07/2007




Loading...


загружаются комментарии