Материк Рогволода

В  Полоцке  археологи  обнаружили  древнюю  оружейную  мастерскую, кладбище  и  два  уникальных  барельефа  12-го  века

Материк Рогволода

Пожалуй, это самое необычное место раскопок из всех, что мне доводилось видеть. Триста метров от центральной площади – и вот он, знаменитый Красный мост. Внизу несет свои воды древняя Полота, давшая имя городу и его жителям. На холме, который опоясывает река, — частная застройка: скатные кровли, палисадники и крохотные улочки. Если б не каменный знак «Городище. Памятник археологии», вряд ли бы догадался, что именно здесь в 10-м веке находился укрепленный детинец — древний город князя Рогволода. Я поднимаюсь наверх, открываю глухую калитку дома № 20 по 2-му переулку Фрунзе — и попадаю в эпицентр археологических раскопок.

На месте грядок и парников с помидорами – четыре на десять метров котлован. Внизу, на глубине полутора метров, — студенты с лопатами и кельмами. По краям огромной ямы – носилки, в которые шуфель за шуфлем они насыпают тяжелую влажную землю. Точнее, культурный пласт. Каждый комочек перетирают в пальцах до мельчайших песчинок. Все, что вызывает историческое подозрение, — на промывку. Остальное – в отвал. И так с девяти до пяти. Уже три недели.

— Это невероятная удача, что нам разрешили копать здесь. Ведь все 0,9 гектара древнего городища сейчас находятся под частной застройкой: кто захочет, чтобы раскапывали его участок? В данном случае повезло, и наши интересы совпали с планами хозяев: они собираются строить еще один дом, так что готовый котлован как нельзя кстати. С конца июня здесь работает порядка сорока человек: студенты-практиканты, волонтеры и школьники, — рассказывает «Р» Ольга Емельянчик, преподаватель кафедры истории Полоцкого государственного университета, антрополог. – Место просто уникальное. Посмотрите вокруг: вот на этой природной возвышенности и находилось укрепленное замчище, из которого впоследствии вышел современный Полоцк. Год его первого упоминания в летописях каждый помнит из школьного курса истории – 862-й. Но до сих пор не найдено материальных свидетельств тому. Есть и десятый век, и двенадцатый, а вот девятый в руках еще никто пока не держал.

Последним пытался разгадать тайны этого седого холма известный белорусский археолог Георгий Штыхов. В 1962 году, прорыв траншею на одном из склонов, он нашел достоверные свидетельства: еще за четыре века до славян здесь жили балты. Затем уже в эти края пришел со своей дружиной князь Рогволод. И основал город.

…Сенсационная находка – в первые же дни раскопок. Один из школьников извлек из земли бронзовый крест-энколпион 12-го века. Раньше он состоял из двух створок и предназначался для ношения мощей святых. Но сохранилась только лицевая часть с изображением князя Бориса, который держит на ладони Софийский собор – первый каменный храм в Беларуси. Такая ценная вещь могла принадлежать только очень состоятельному человеку: князю, епископу, боярину либо дружиннику. Последующие находки лишь подтвердили первоначальную догадку: здесь располагались княжеская резиденция, двор и крупная оружейная мастерская.

— С начала раскопок зарегистрировано уже около трехсот индивидуальных находок. Среди них – фрагменты кольчуги и пластинчатых доспехов. Десятки осколков женских стеклянных браслетов, которые в те времена привозили из Киева и продавали дороже серебряных. А также наконечники стрел, дверные ключи, ножи, керамика, пряслица, перстни, кольца, бронзовые слитки. И нательный оловянный крестик, давший начало куда более массовым и куда менее приятным находкам, — говорит Виктор Черевко, магистрант кафедры истории Полоцкого государственного университета. – За двадцать с небольшим дней мы выкопали уже 30 скелетов, датированных 17-м веком. Мужские, женские, детские – все они погребены одинаково:  ногами на восток и головой на запад.

Дело в том, что уже в 11-м веке центр города сместился  с Рогволодова холма к Верхнему замку, где сейчас стоит Софийский собор. На городище жизнь замерла. Там перестали селиться и начали хоронить. Католическое (судя по найденному иезуитскому медальону и латинскому кресту) кладбище просуществовало здесь до начала 18-го века. О том, что огороды «стоят на костях», слышали многие из тех, кто живет близ Красного моста. Но когда из котлована одну за другой начали извлекать пожелтевшие кости, не поверили своим глазам.

— Все останки проходят инвентаризацию: их детально обследуют на предмет патологий и реконструируют прижизненный рост, — объясняет Ольга Емельянчик. – То, что наши предки были гораздо крепче нас, очевидно. В одном из мужских скелетов мы насчитали десяток ранений: насквозь пробита левая лопатка, сломаны пять или шесть ребер, изувечена грудина… Но все ранения — со следами заживления. Погиб этот воин много позже, после ранения в висок.

…В правом углу котлована земля черна, как деготь. Археологи говорят, это следы жуткого пожара, бушевавшего здесь в конце 10-го века. Летописи подсказывают один из возможных сценариев разыгравшейся здесь трагедии. 980 год. Новгородский князь Владимир, получив отказ от красавицы Рогнеды, штурмом берет и дотла сжигает город. Убивает Рогволода с сыновьями, а дочь насильно делает одной из своих жен. Через восемь лет, лишив жизни своего брата Ярополка, он восседает на киевском троне и крестит Русь. Но жестокую расправу над родными гордая Рогнеда не простит ему до конца дней.

— Было бы просто здорово, если б мы уже точно знали: вот здесь стоял город Рогволода. Здесь происходили те памятные для нашей истории события… Но прежде нужно дождаться результатов проб грунта, которые мы отправили в Минск. Современный радиоуглеродный метод С14 даст ответ с точностью до 10—20 лет: окончательный вердикт мы услышим уже весной следующего года, — объясняет руководитель раскопок Денис Дук, заведующий кафедрой истории Полоцкого университета, кандидат исторических наук, доцент. – Сейчас работы ведутся на отметке полтора метра. До материка и материковых ям, где могут быть скрыты самые древние слои, остается примерно столько же. И, признаться, мы очень надеемся на образцы девятого века: причиной тому – элитные находки последних дней. Бронзовая кисть для росписи икон, ранее никогда не встречавшаяся в Беларуси. И две бесценные бронзовые накладки 12-го века: на одной – Богоматерь, оплакивающая Христа. На второй – апостол Иоанн Богослов.

Эти барельефы не имеют аналогов и прекрасно сохранились. Более того, хранят явные следы отливки. А значит, их произвели здесь, в Полоцке. «Если без эмоций, это просто невероятно!» — говорят археологи. По ценности и значимости находку можно сравнить с храмом 12-го века, в котором чудом уцелели все до единой фрески.

Раскопки на древнем городище продолжатся до конца лета. В планах полоцких археологов на следующий год – обследовать соседские наделы замчища. Трудно поверить, но некоторые владельцы участков уже не против. Видимо, им не терпится узнать, какие исторические «камни» залетели в их огород.

12:27 19/07/2007




Loading...


загружаются комментарии