Мирские заботы

Реставрация Мирского замка вызывает много вопросов у ученых, обеспокоенных ошибками, допущенными во время ее проведения.

Об этом, в частности, говорили участники республиканской научно-практической конференции "Мирский замок. Концепция реставрации и проблемы музеефикации".

О поднятых в ходе дискуссии проблемах соответствия интерьеров замка историческим аналогам, по признанию собравшихся, следовало бы говорить еще лет 10-15 назад. Время упущено, но недочеты в проделанной работе нельзя оставлять без внимания.

Первый вариант проекта реконструкции замка с его адаптацией для размещения там художественного профессионально-технического училища был предложен еще в начале 80-х гг. архитекторами О. Аттас, С. Веремейчиком, В. Калниным и археологом О. Трусовым, а в 1983 г. начались работы по его реализации.

В 1987 г. Мирский замок был передан на баланс Национального художественного музея РБ, который приступил к созданию концепции будущей музейной экспозиции. В 2002 г. на коллегии Министерства культуры концепция была рассмотрена и одобрена; в августе того же года она была опубликована в газете "Культура", но, к сожалению, никаких откликов со стороны специалистов не получила.

За годы, прошедшие с начала восстановления Мирского замка, в проект реконструкции вносились уточнения. В частности, была сокращена площадь, отведенная под музейную экспозицию, — за счет нее создана апартаментная часть замка. Это в свою очередь потребовало внесения в научную концепцию музейной экспозиции изменений, суть которых и была озвучена на конференции.

Много внимания участники уделили также нарушениям, допущенным в ходе реконструкции замка. Речь в первую очередь идет о форме и размерах установленных в замке печей, размерах дверных проемов между залами, аутентичности печных изразцов. Но, пожалуй, самое большое беспокойство вызывает тот факт, что реконструкция проводится без привлечения историков и учета их мнений. В результате ценный исторический объект превращается отчасти в обычный новодел. Конечно, Мирский замок будет привлекателен и интересен и в таком виде, но он потеряет главное — историческую достоверность.

Говорилось на конференции и о непрофессионализме рабочих. Археолог Петр Русов привел пример, как разрушались печи в усыпальнице Святополк-Мирских. "Вместо того чтобы снять изразец за изразцом, пронумеровать их и сложить аккуратно в ящики, изучить, как делалась кладка из кирпича, печи просто-напросто стали рубить топором, — рассказал он. — Сейчас в усыпальнице возведут их аналоги, обложат дорогостоящими новыми изразцами, изготовленными по образцу старых, но, увы, они не будут аутентичными".

Один из авторов первоначального проекта, сотрудник Белорусского государственного музея народной архитектуры и быта Валентин Калнин полагает, что благоустройство вокруг замка делается таким образом, что меняется формат исторического памятника, хотя основная цель реконструкции — сохранение замка — все-таки достигнута.

Тревогу ученых вызывает также размещение в одном здании с музеем отеля и ресторанов. По мнению одного из участников конференции, над перспективами такого соседства никто серьезно не задумывался.

Археолог Олег Трусов считает, что ошибки, допущенные при реставрации, стали следствием отсутствия общественного обсуждения. "Нельзя доверять реставрацию замка одному человеку, — говорит он. — Должна работать группа специалистов разного профиля. Это главное. Проект обсуждался до тех пор, пока его научным руководителем не был назначен Д. Бубновский, который и остановил все дискуссии. Он был одновременно и заместителем министра культуры — председателем Комитета по охране историко-культурного наследия, и научным руководителем проекта (то есть заказчиком и исполнителем одновременно. — Прим. ред.), что недопустимо ни в коем случае, поскольку это несовместимо".

Дмитрий Бубновский, осуществляющий руководство проектом с 1986 г., полагает, что перед тем, как замок был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО и на момент сдачи первой очереди музейной экспозиции в 1992 г., обсуждений было достаточно. "В свое время, когда создавалась концепция реконструкции замка, я искал аудиторию, где ее можно было бы обсудить, — говорит он. — Как ни странно, нашлась она в Кракове, в Риге (на конференции региональной группы советского комитета ICOMOS), в ЮНЕСКО при обсуждении вопроса о включении Мирского замка в Список всемирного наследия. В Беларуси также было достаточно публикаций в прессе, но для меня важнее обсуждение профессиональное. К тому же я никогда не отказывал во встречах и пояснениях относительно реконструкции. Так или иначе, в проектном деле проектировщик берет на себя ответственность. Более того, по закону научный руководитель обязан нести ответственность за объект".

Признавая отдельные ошибки при проведении работ (например, выравнивание грунта вокруг церкви, произведенное по инициативе Гродненского облисполкома при форсированной подготовке к празднованию Дня белорусской письменности и печати в 2002 г., привело к затоплению подвала церкви), Д. Бубновский отмечает, что художественный музей до сих пор до конца не определился с научной концепцией по музеефикации Мирского замка.

"Я вынужден думать о приостановлении проектных работ по музейной части, которые мы и так почти не проводим, — говорит он. — Заказчик должен определиться. Либо мы можем пользоваться концепцией, одобренной коллегией Министерства культуры, либо будет предоставлена новая.

Есть еще ряд проблем. Музей предложил изменить технологическое решение подземного уровня. Объект уже надо готовить к сдаче, но нет уточненного планового задания. Налицо изменение позиции заказчика. Нельзя упускать из виду и то, что в ходе работ открываются некоторые особенности замка, которые надо учитывать. И, наконец, с 1982 г., когда были составлены первые процентовки, значительно изменилась нормативная база. Совместить все это не так легко, как кажется на первый взгляд".

По словам Д. Бубновского, расположенный в восточном дворцовом корпусе отель по сути таковым не является, поскольку это апартаментная часть, необходимая для обеспечения возможности использования объекта в соответствии с условиями проекта ЮНЕСКО "Мирский замок".

"С обретением суверенитета по инициативе МИДа была предусмотрена эта составляющая замка, — говорит он. — Там, как и во многих замках Европы, планировалось проведение самого различного рода встреч на высшем уровне. Но таких мероприятий может быть 10-20 в год. В остальное время апартаменты пустовать не должны. На "поток" использование апартаментной части никто не ставит, однако вложенные в замок деньги должны работать. В то же время апартаменты не будут действовать в обычном для гостиниц режиме. А ограда вокруг замка будет использоваться также для освещения и видеонаблюдения, поскольку территория будет режимной".

"Потенциальные возможности замка не могут и не должны исчерпываться только музейной экспозицией, — продолжает Д. Бубновский. — Другой вопрос, что проведение таких мероприятий, как фестивали, конференции, требует соответствующей инфраструктуры, которую музей отказывается создавать, хотя в свое время сам и заказывал. Количество фестивалей возрастает, и каждый приходит туда со своим оборудованием, травмируя при этом объект".

Руководство музея, оценивая ситуацию в целом, считает, что "идет нормальная работа, и сейчас еще не поздно сообща решить отдельные спорные вопросы, провести нужные исследования и внести незначительные коррективы".

По мнению О. Трусова, "восстановленный Мирский замок останется символом Беларуси при всех недостатках и ошибках. Другое дело, что лет через 20 он будет требовать капитального ремонта, потому что качество наших работ отнюдь не европейское. Самое главное — аутентика осталась. Почти ничего из того, что было, Д. Бубновский не разрушил. Настроил много чего нового? Ну, придет время, перестроят. К примеру, возникает много вопросов по поводу воссоздания замкового колодца не в дереве, а в дорогом камне".

По мнению участников конференции, именно сейчас может быть определен путь, по которому пойдет дальнейшее восстановление не только Мирского замка, но и других памятников. Если ничего не будет сделано, то, как заметила кандидат искусствоведческих наук Ольга Баженова, "приблизительность восторжествует"; если же к словам специалистов прислушаются исполнители проекта, историческое наследие белорусов будет сохранено на должном уровне.

10:26 24/07/2007




Loading...


загружаются комментарии