Артист ведь тоже человек...

Со стороны улицы при входе в SOS-центр, который создала Лилия Шевченко, висит плакат "Ах, какая женщина..." была бомжом" и фотография. Смело? Несомненно. Однако Лилия, дружившая со звездами эстрады, гулявшая на дне рождения у Пугачевой, крутившая роман с солистом группы "Фристайл", не скрывает своего падения.

Артист ведь тоже человек...

И делает это исключительно ради тех алкоголиков и наркоманов, которые отчаялись найти выход из беспросветной тьмы. Она там была. Она знает, каково это.

Когда Лилия Шевченко, управляя автомобилем, останавливается на светофоре, кто-нибудь из пешеходов частенько тычет пальцем в ее сторону и говорит: “Я вас знаю”. Действительно, о Лилии не раз писали газеты, снимали документальные фильмы. Зачем повторяться? Однако мало кому известно о том, что сегодня “Ах, какая женщина...” возвратилась в шоу-бизнес — только в ином качестве. “Артист ведь тоже человек...” —
многозначительно замечает она.

Впрочем, обо всем по порядку.

Пьянка — залог выгодного контракта

Лилия Ахрамович — именно под таким именем в начале 90-х ее знал весь белорусский и российский эстрадный бомонд. Вернувшись с мужем-военным из Германии, Лилия быстро нашла себе применение — энергии, предприимчивости, деловитости хватало на десятерых. Устроившись в молодежный центр при минском райкоме комсомола, занялась новым по тем временам делом —организацией гастролей. Страна сходила с ума от
“Ласкового мая”, и эта группа стала первой в ее рабочем графике.

Бизнес развивался стремительно. Вместе с мужем они открыли фирму “ВладЛи”, продолжая самостоятельно заниматься шоу-бизнесом. Все удавалось, фортуна будто приклеилась: Лиля меняла шубы, носила бриллианты, обедала в дорогих ресторанах... Одна из самых первых продюсеров-самоучек в Беларуси, родом из деревни Слобода Вилейского района, покоряла все новые и новые вершины. Прокатывала таких популярных исполнителей, как Олег Газманов, Александр Розенбаум, Игорь Николаев и
Наташа Королева, Вилли Токарев, группы “Любэ” и “Фристайл”, Алла Пугачева и других. Организовывала все безупречно: гостиницы, транспорт, самолеты, билеты... Лиле казалось, что по силам ей абсолютно все. Задалась целью — провела девять аншлаговых концертов группы “Любэ” в Минском Дворце спорта, задумала — организовала для “сливок общества” концерт Вилли Токарева на крыше нынешнего Дворца детей и молодежи.

Лилия знала, как заключить выгодный контракт на проведение концерта того или иного исполнителя. Приезжала в Москву, снимала дорогой номер в престижной гостинице “Россия” и приглашала директора нужной группы. Переговоры обязательно проходили за богато накрытым столом. Организатор гастролей старалась держаться на высоте и пить наравне с мужчинами. К концу банкета она обычно не могла уже самостоятельно подняться в номер — именно по этой причине ее всегда сопровождали один или два крепких парня.

— Помню, как, будучи в сильном подпитии, готовая упасть лицом в салат, сидела в ресторане гостиницы “Россия” и любовалась пальмой, украшающей зал. А официант говорит: “Вот под эту пальму ходил по малой нужде Высоцкий, когда бывал в таком же состоянии, что и вы”, — вспоминает моя собеседница.

В общем, Лиля спивалась. Огромная ответственность, просчет в голове возможных вариантов развития событий, разборки с нештатными обстоятельствами, вечный денежный риск... Напряжение снимала алкоголем. После каждого концерта — банкет, коньяк, шампанское... Когда тяжелое похмелье уже мешало работе, в ход пошли наркотики. Поначалу они “оживляли”.

Безумная любовь с солистом “Фристайла”

Однажды Лиле предложили провезти по Крыму с концертами группу “Фристайл”. Как раз в тот период из коллектива ушел основной солист Вадим Казаченко, а его место занял Сергей Дубровин.

— Помню, я еще подумала: ну все, зрители меня убьют, нет этой песни “Больно мне, больно...”, приехал какой-то пацан — молодой, волосатый. Как буду выкручиваться?

Поначалу новый солист “Фристайла” не произвел на Лилю никакого впечатления, даже показался каким-то несерьезным и легкомысленным. Но Сергей Дубровин то сумку поднесет, то цветы подарит, то забежит в номер за таблеткой... Деловой женщине было приятно внимание молодого красавца, хотя на недостаток поклонников она не жаловалась.

— О-о, я влюбилась в него просто безумно! Совершенно потеряла голову! — признается Лилия. — Это было что-то неземное! Не видела больше ни одного исполнителя, занималась только “Фристайлом”. Могла нестись из Минска в Киев на самолете, чтобы между рейсами просто постоять с ним в аэропорту, поговорить несколько минут и тут же лететь обратно. Такое было родство душ... Из-за Сергея я даже развелась со своим мужем.

Как раз в этот период Дубровину предложили песню “Ах, какая женщина...”. Приближенные знали о связи солиста “Фристайла” с белорусским продюсером, об их сердечных переживаниях, потому песня была написана под стать.

— Помню, Сергей позвонил мне из Полтавы и запел в трубку: “Ах, какая женщина, какая женщина! Мне б такую...” Наш разговор длился почти всю ночь. Он подбирал интонации, тональность, изменял слова и пел, пел, пел, посвящая будущий хит нашим с ним отношениям, нашей любви.

Через некоторое время солист “Фристайла” оставил семью, собрал чемоданы и переехал к Лиле в Минск. Он надеялся, что своей любовью сможет побороть алкогольную зависимость избранницы. Увы, этого не произошло: пагубное пристрастие Лилии к рюмке оказалось сильнее желания, стыда, страха... Она перестала быть хозяйкой своей судьбы.

Вместе влюбленные прожили около двух лет.

— Он подарил мне какого-то медведя, сел в поезд, я же напилась, потом вдруг вспомнила, что была любовь! Вызвала такси, помню, бежала под дождем по перрону вокзала, развевался кожаный плащ... Да-а, тогда все казалось романтичным... На самом деле это была всего лишь пьяная женщина, — с иронией вспоминает Лилия.

При расставании солист “Фристайла” Сергей Дубровин отрезал прядь своих волос и подарил возлюбленной. Эта прядь еще долго напоминала ей о несбывшихся мечтах, разрушенных тягой к спиртному.

Крах карьеры...

Конечно, Лилия пыталась “завязать”. Около тридцати раз кодировалась, принимала гомеопатические препараты, посещала экстрасенсов, проходила курсы медикаментозного и психотерапевтического лечения. Но эффект был нулевой.

От известной шоу-вумен постоянно разило спиртным, под глазами появились мешки, при ходьбе шатало... Она понимала: еще немного — и с таким партнером никто не захочет иметь дело, ее бизнесу придет конец. Работать приходилось уже на покрытие долгов.

И тут у Лилии возникла дерзкая идея — провести на минском стадионе “Динамо” концерт Аллы Пугачевой. Он позволил бы не только расплатиться с долгами, но и остаться с прибылью. На телевидении активно пошла реклама, на столбах развесили афиши — город ждал звезду. Вместе с Примадонной должны были приехать Кристина Орбакайте и Владимир Пресняков, кабаре-дуэт “Академия” и Александр Буйнов... Пятьдесят тысяч совсем не дешевых билетов разошлись довольно быстро.

Однако чтобы концерт состоялся, необходимо было внести стопроцентную предоплату. Лиля взяла сразу несколько кредитов и вручила крупную денежную сумму коммерческому директору своей фирмы. Он, как обычно, должен был отвезти предоплату директору Примадонны.

В этот раз он исчез... со всеми деньгами.

Это был крах. Стремительный и болезненный. Концерт Пугачевой отменили. Лилия с утра до вечера заливала горе спиртным. Тем временем, на организатора концерта, то есть на нее, по факту невозврата денег за билеты завели уголовное дело. За копейки распродали все имущество: квартиру, мебель, меха, драгоценности... Лиля с двумя детьми оказалась
на улице. Но “охота” на нее продолжалась — много денег она еще оставалась должна криминальным структурам.

Экс-продюсер приняла решение — бежать...

“Ах, какая женщина...” была бомжом

Лилия Шевченко не любит говорить о мрачном периоде своей жизни — “того человека уже нет”. Пиарить себя за счет слезных рассказов — Боже упаси. В то же время она не стесняется и не скрывает своего бродяжничества, ведь кому-то ее пример может подарить надежду на воскрешение, подарить веру в новую жизнь. Ради этого стоит лишний раз вспомнить ВСЕ.

....Это было трехлетнее бомжевание. Краснодар, Самара, Алушта... Друзья смиренно терпели в своей квартире вечно пьяную гостью, искренне сочувствовали ей и даже пытались помочь — запирали в квартире, чтобы хоть один день прошел в трезвости, определяли в больницу. Но Лилю ничего не останавливало — она не выходила из запоя, во время ломки пробовала даже одеколон. Появились галлюцинации. С трудом одевалась. Начала мочиться под себя. Когда терпение друзей иссякало, они отправляли Лилю к
другим знакомым, те — к третьим... Один добродушный человек даже женился на несчастной (украинская фамилия Шевченко досталась от него), надеясь таким образом положительно повлиять на нее, но в итоге и он не выдержал. Некогда известная бизнес-вумен оказалась на вокзале.

— Кто бывал в Алуште, тот помнит большую пальму в здании автовокзала — она и стала моей крышей, — вспоминает Лилия. — Под этой пальмой я обычно проводила ночь, а утром на вокзал приходили люди и, увидев на лавочке бомжиху, а под ней лужу, говорили мне: “Женщина, посмотрите, что вы делаете! Уйдите отсюда, здесь же дети...”

Лилия шла на набережную, умоляла курортников: “Дайте хоть пять копеек” и стремглав летела в ближайшую пивнуху. А далее... Если повезет, подбирала оставленные кем-то объедки. Доход приносили и краденые фрукты из алуштинских садов.

Тем временем, из всех динамиков доносилось проникновенное и надрывное бывшего возлюбленного “Ах, какая женщина, какая женщина! Мне б такую...”. В пьяном угаре Лиля рассказывала своим друзьм-бомжам, что эта песня о ней, что она сидела за одним столом с Валерием Леонтьевым, а молодой, но перспективный певец Филипп Киркоров целовал ей ручки. ....Бомжи били ее за “понты”, чтоб не задавалась. На тот момент она была всего лишь грязная, больная и вонючая бомжиха.

Скиталась экс-продюсер в Алуште еще долго. На нее натравливали собак, смеялись, плевали вслед. Начали гнить ноги и зубы, выпадать клочьями волосы, крошиться ногти. Алкоголь окончательно взял верх. В один момент захотелось умереть.

— Я обратилась к преступнику, который слыл в той местности очень бессердечным, и попросила его убить меня. Оставалось лишь достать немного денег “за помин души”, чтобы он выполнил мою просьбу. В том, что этот человек сделает это, не было никаких сомнений.

И вот, сидя на следующий день в пивнухе, Лиля воззвала к Богу: “Если ты есть, или дай мне денег умереть, чтобы я растворилась, или освободи из этого ада”. Вдруг к пивной на такси подкатил украинский муж и увез к себе. Оказалось, Лилина 18-летняя дочка вычислила южного друга мамы и уже едет за ней.

Божественное спасение

В Минске Лилия сразу попала в больницу — онкология. Положили на операционный стол, на утро просыпается — цела и невредима. Бросилась с вопросами к докторам, а те отвечают: “Мы провели контрольное обследование. Опухоли нет”.

— Врачи были удивлены до крайности, решили, что анализы накануне оказались неправильными. И тут мне стало ясно: анализы здесь ни при чем. Это Бог обратил на меня внимание. Он услышал меня. Первое, что я сделала, выписавшись из больницы, пошла в церковь. Жизнь вдруг засветилась всеми красками! Всех хотелось обнять, всех любить!
Оказалось, что я совсем другая, какой себя никогда не знала. Ко мне пришло понимание, что прошедшие годы были всего лишь предисловием к жизни, а жизнь мне еще предстоит прожить. Я пришла к Богу. С тех пор не пью ни грамма — уже одиннадцать лет.

— Жалеете все-таки о том, что было? — спрашиваю у героини материала.

— Ни в коем случае! Ни о чем! Иначе бы я не поняла, что в жизни главное, не узнала бы истины. Ведь человек, как правило, приходит к Богу только после серьезной жизненной встряски, после мучительного испытания или болезни. Я тратила огромные деньги, пытаясь вылечиться от алкоголизма целых двадцать лет. Наконец, потеряв все, в том числе и надежду, искренне обратилась к Господу и получила исцеление.

“Моя миссия — помогать людям”

....Однажды, войдя в метро, Лиля увидела толпу людей. Какому-то мужчине стало плохо, приехали врачи, но он уже, кажется, умер. Все вокруг о чем-то шептались, но ни у кого не возникло мысли помолиться за этого человека или же стеснялись. Лилия пробилась сквозь толпу, положила бездыханному человеку руку на грудь и изо всех сил стала просить Бога
помочь ему. Врач сказал, зря старается... И вдруг мужчина открыл глаза. Спасительница посоветовала воскресшему сходить в церковь.

С тех пор Лилия Шевченко поняла: ей надо действовать, надо помогать людям, которые страдают и погибают от наркотиков и алкоголя, а также их родственникам. Это ее миссия на земле. Вместе с группой единомышленников она зарегистрировала реабилитационный центр “Родник”. На данный момент более двух тысяч человек прошли там лечение. Помощь оказывается совершенно бесплатно.

А не так давно у Лилии родилась новая идея — создать Европейскую мастерскую шоу-бизнеса, набор в которую начнется с сентября. Все профессионально и авторитетно. Для новичков разработан курс, рассчитанный на три года. Тем, кто пожелает повысить квалификацию, предстоит “посидеть за партами” полтора-два года. Ну а перепрофилирование займет от одного до трех месяцев. По окончании Европейской мастерской шоу-бизнеса каждого ждет “корочка” — продюсера, менеджера, директора творческого коллектива, финансового директора (в зависимости от выбранной специальности). Что важно, преподавать мастер-классы будут не просто теоретики, а опытные практики, известные фигуры в сфере шоу-бизнеса. Ну а Лилин опыт как одного из первых продюсеров в Беларуси многогранен и ценен.

Однако и это еще не все. У нашей героини зреет план: создать SOS-центр для людей искусства, который бы действовал на территории всего постсоветского пространства. Лилия достоверно знает: среди эстрадников, артистов немало тех, кому сложно самостоятельно выбраться из критических ситуаций и кому необходима помощь. Например, одного российского исполнителя она не раз встречала около пивной — по одному его внешнему виду сразу поняла, что с ним происходит.

— Я возвращаюсь в шоу-бизнес не для того, чтобы “сколачивать” деньги, — говорит моя собеседница. — Как прошедшая огонь и воду, я хочу помочь людям, остановить их, предостеречь от падения. В свое время мне не встретился человек, который мог бы рассказать о Божьих законах... А ведь люди гибнут только от их незнания.

Все вокруг — “любимые”

Сегодня Лилия Шевченко счастливее многих взятых — излучает неподдельную радость и внутреннюю гармонию. Великолепно выглядит — прическа, макияж, маникюр... Три года как водит машину. Называет всех людей “любимыми”. Никого не осуждает и не укоряет, достоверно знает, что у каждого бомжа тоже есть сердце и за скитаниями стоит очень нелегкая судьба. Возмещает своим уже взрослым детям теплоту и заботу: дочь Юля является главным администратором продюсерского центра “Класс-Клуб ДК”, а сын Юра проходит обучение в мастерской при приходе храма в честь иконы Божьей Матери
“Всех скорбящих Радость”.

* * *

“О Боже, дай мне сил, что задумано успеть, ни о чем не сожалеть...” Такая современная песенная композиция задана на мобильном телефоне Лилии Шевченко вместо длинных гудков. Очевидно: с глубоким смыслом и подтекстом.

16:24 06/08/2007




Loading...


загружаются комментарии