Депортация

Представьте ситуацию. Человек живет, ничего не нарушает, ни за что не привлекается, растит детей, ведет бизнес... И тут звонок в дверь, несколько человек в форме говорят: “Пройдемте”. А потом без всякого суда и следствия вас, прямо в чем стояли, вышвыривают за пределы Республики Беларусь со штампом в паспорте “Въезд запрещен”. Дикая, казалось бы, история. Но реальная.

Депортация

Около месяца назад белорусского предпринимателя и гражданина России Алана ПЛИЕВА депортировали из Беларуси на историческую родину. Корреспондент “Народной воли” попытался выяснить, какую угрозу для национальной безопасности и общественного порядка Беларуси представлял бизнесмен Плиев.

В уведомлении о высылке МГ/6-77 отдела по гражданству и миграции Октябрьского РУВД от 04.07.2007 г. сообщалось, что 4 июля 2007 года Октябрьским РУВД г.Минска в соответствии с законом принято решении в отношении Алана Плиева “о высылке в принудительном порядке из Республики Беларусь в интересах общественного порядка и национальной безопасности”.

Правда, в документе ни слова не говорилось о том, за что конкретно. Так все-таки — за что же?

Алана ПЛИЕВА я разыскал в Москве, где он сейчас и находится. Из Белокаменной он пытается руководить своим бизнесом в Минске, надеется, что справедливость восторжествует, высказывает догадки относительно своей депортации и рассказывает, как это было.

— 4 июля в 7 часов утра меня привезли из дома в отдел по миграции и гражданству Октябрьского РУВД г.Минска, — вспоминает мой собеседник события месячной давности. — Райотдел был еще закрыт, а поэтому час пришлось стоять на улице. Затем, когда открыли здание, на меня начали судорожно готовить какие-то бумаги. Видимо, что-то не получалось, потому что поехали за каким-то образцом в ГУБОП, чьи сотрудники, как оказалось, и были главными действующими лицами. Было видно, что у работников отдела по гражданству и миграции и “губоповцев” получается нестыковка, они долго спорили насчет того, что мало оснований для высылки. Мол, надо что-то более реальное... Когда меня выставили из кабинета, я слышал в разговоре даже такие слова: “Если мы его не вышлем, то вышлют нас”. Споры продолжались до четырех часов вечера. В четыре часа мы поехали к прокурору, там мне пообещали, что зададут вопросы либо начальники отделов по гражданству и миграции, либо прокурор... Я их спрашиваю:
“Какие основания для такого шага?” Отвечают: “Угроза общественным интересам и национальной безопасности”. А прокурор Октябрьского района и вовсе меня проигнорировал. Все решили без меня. Причем сотрудника отдела по гражданству и миграции, насколько мне известно, тоже попросили выйти, когда принимали решение. Оно было принято около семи вечера, меня сразу же отвезли в приемник-распределитель к бомжам, где я просидел трое суток до 6 числа. Вечером посадили на поезд, и в час ночи я был уже в Смоленске на вокзале.

— Вы пробовали выяснить, на каком конкретно основании Вас депортируют из Беларуси?

— Мне ничего не сказали, и в этом вся абсурдность ситуации. Как можно предъявить человеку какие-то обвинения, не имея ни доказательств, ни документов? Но я-то свою жизнь хорошо знаю. Занимался только своей работой. Не лез в политику, не занимался криминальной деятельностью. Все было только в рамках моего бизнеса. Он занимал у меня 90 процентов времени. Времени оставалось только на сон и еду. А выходной день (у меня был один выходной — воскресенье) я проводил с женой и дочками. Моему
адвокату пояснили в кулуарах, что я якобы занимаюсь сбором разведданных в пользу ФСБ России и, мол, чуть ли не агент ФСБ. А на досуге, значит, еще и приторговываю оружием. Адвокат на такое нелепое объяснение только рассмеялся. Какое оружие? Какое ФСБ? Я жил здесь с 1992 года. Здесь я женился, здесь мои дети, здесь моя недвижимость и мой бизнес. Зачем мне заниматься какой-то зловредной деятельностью, если я все время на виду?

— Алан, у Вас был месяц, чтобы проанализировать эту, как Вы говорите, нелепую ситуацию. И если Ваша репутация на самом деле чиста, то кому было необходимо так жестоко Вас подставлять? Есть какие-то предположения?

— Вы знаете, я так и не вычислил конкретно, кому бы я мог перейти дорогу. В 1997 году я организовал бизнес, и, что меня сегодня особенно бесит, депортировали меня, когда все в работе наладилось и начало получаться. Например, земля, которую я взял, находилась уже в стадии оформления. И меня выслали буквально через неделю после того, как были
поданы документы. А за несколько месяцев до этого ко мне пришли неизвестные люди, которые предлагали продать им эту землю. Я объяснил, что не собираюсь этого делать и что все еще в стадии проектирования и строительства. Сказал, что когда мы закончим и появятся свободные мощности, то можем, допустим, сдать в аренду площади или рассмотрим какую-то совместную деятельность. Эти люди приезжали дважды. По замашкам и манере общения — либо бывшие чиновники, либо менты. Это когда человек уверен, что ему весь мир должен. А я отказал, после чего на нас посыпались всевозможные проверки. У нас две компании — одно белорусское предприятие, второе — белорусско-польское. Так вот перетрясли оба. Мы выстояли, последняя проверка закончилась за неделю до депортации. А затем последовала и сама депортация.

— То есть Вы не исключаете вариант, что Ваш бизнес кто-то решил подобрать под себя?

— Я думаю, что под кампанию травли российского бизнеса к нему и расчищается дорога. А делается это очень легко. Вот, например, высылают человека из Беларуси в Россию. Понятно, что эффективно руководить на расстоянии невозможно. За три-четыре месяца его бизнес приходит в упадок, и все можно скупить по дешевке. Это такое законспирированное рейдерство. Если в России откровенно приезжают на предприятие с ОМОНом, захватывают проходную, то здесь все делается очень грамотно. Выслали человека, через полтора-два месяца идет наезд на компанию. Она в бедственной ситуации, потому что не выполнены договора, не оплачены, скажем, электроэнергия, аренда — и все. Если хозяина нет, все начинает загибаться. И тогда идет наезд уже официальный. Предприятие выставляется на аукцион, и все покупается за копейки.

— Но сейчас Ваш бизнес в Беларуси продолжает работать?

— Пока что — да. Кстати, никто из моих сотрудников не поверил, что я угрожал национальной безопасности целой страны. Страны, где родились мои дети и где я строю свой бизнес, вкладывая в него немалые деньги. Где моя квартира, из которой меня же выписали. Меня просто выкинули — и все. Я не успел ни попрощаться с семьей, ни переодеться, ни оформить документы... Я в Смоленске в час ночи остался один на вокзале под проливным дождем без ничего. Кстати, в уведомлении о высылке у меня было написано, что я могу выехать до 3 августа. Куда так было торопиться, если все в рамках закона? Я что: беглый каторжанин или преступник? Мне сказали: “Высылаем в срочном порядке, чтобы вы не сбежали”. Так это идиотизм какой-то! Куда же мне бежать, если меня и так высылают?.. Одним словом, меня депортировали и кому-ту расчистили дорогу к моему бизнесу. А заодно и себе галочку поставили — мол, сделан очередной шаг в борьбе с организованной преступностью. А вся моя банда — это жена, две четырехлетние дочурки и сотрудники компании.

— Ваша компания занимается производством?

— Да, проектируем и производим металлоконструкции, строим торговые павильоны, выполняем общестроительные работы. Это сложная работа, это не просто бизнес типа “купи-продай”. И дел с каждым годом становилось все больше и больше. Мы были уже на пороге получения инвестиционного кредита под залог своей недвижимости, банк выдавал нам деньги на развитие на 5 лет. И именно в этот момент меня высылают. Когда документы на землю уже в исполкоме и когда в банке оформляется инвестиционный кредит. Понимаете, складывается впечатление, что служба безопасности банка и работники исполкома очень своевременно обо всем этом кого-то проинформировали. Ну не верю я в случайности, понимаете! Слишком много совпадений. Этому “кому-то” очень понадобилась наша земля, которую мы купили в состоянии помойки еще в 2000 году и добивались решения о ее оформлении целых семь лет. И когда все точки сошлись — и
производственное здание на 1700 кв.метров отстроено, и еще один цех построен на 1200 кв.метров, и оборудование поставлено, и кредит выдается, и земля оформляется — ни с того, ни с сего меня депортируют по непонятным причинам. Я вам еще раз говорю — мы ни от кого не услышали внятного официального объяснения, что конкретно послужило поводом для моей высылки. За какие такие проступки? Мой адвокат был в разных силовых инстанциях, в которых все кивали головой, пожимали плечами, но ничего не говорили. Высказывались лишь нелепые версии. Но все ходатайства и движения исходили именно из ГУБОПа.

— Чем Вы занимаетесь сейчас в Москве?

— Мы подали кассационные жалобы в высшие белорусские инстанции, и я все же надеюсь на отмену решения. Я очень хочу вернуться к своей семье и детям, продолжить работу в Минске. В Москве знакомые мне немного помогли — дали стол, компьютер, но бизнес на расстоянии вести очень сложно. Мы еще не в той стадии культуры. Сейчас мои фирмы поставлены в условия борьбы за выживание, впрочем, как и я. В России прописаться не могу, потому что у меня нет паспорта — я же с 1992 года живу в Беларуси.
Белорусский вид на жительство у меня отобрали. По загранпаспорту, который мне выдало российское консульство в Беларуси, я не могу выполнять каких-то юридических действий в России. По этому паспорту я могу только пересекать границу. На территории РФ это не документ, тем более что его испортили штампами о депортации и выписке. По нему я не
могу ни прописаться, ни зарегистрироваться, ни устроиться в гостиницу. Я не могу выписать даже доверенность на жену, чтобы она продала свою квартиру, и даже не могу сюда привезти свою семью. Мне некуда ее везти. У меня в России нет ни родственников, ни места жительства, ни бизнеса... Куда податься? А если вернусь в Беларусь — пять лет тюрьмы. И вот вдумайтесь: какую же надо вести антигосударственную деятельность, чтобы человека вот так жестоко вышвырнули из страны на 10 лет? Что я такого сделал? Объяснил бы кто-нибудь...

Айя ПЛИЕВА, супруга: “Без объяснения причин детей оставили сиротами”

— Сама я минчанка, гражданка Беларуси. Муж родом из Красноярска, приехал сюда из России в 1992 году. А в 1993-м мы поженились и живем в Минске по сей день. Муж прописался по моему адресу, получил вид на жительство. Начал заниматься бизнесом. Кстати, его производство считается одним из лучших в городе, компания должна была номинироваться на звание “Лучшие новейшие технологии”. “Силичи” отстраивали... И вдруг... В 7 утра мужа как забрали, так с тех пор дома он и не появился. Я собрала детей, поехала в отдел по миграции и гражданству Октябрьского РУВД. Сложилось впечатление, что там вообще ничего не знают. Нам ничего не разъяснили. Только 6 июля за полчаса до отправления поезда муж позвонил из приемника-распределителя и сказал, что его отправляют в Россию. Я собрала кое-какие вещи, но ни со мной, ни с детьми он так и не попрощался. Помахал только рукой через окно. Получается, что без каких-либо объяснений мужа депортировали, а детей — четырехлетних Алису и Еву — оставили сиротами. Как мне им все это объяснить?

 ОФИЦИАЛЬНО

Прояснить ситуацию мы попросили Сергея ДОЛДОВА, начальника Октябрьского РУВД г.Минска.

— Я что-то не припомню такого случая, — говорит он. — Какие вопросы там возникли?

— Алана Плиева 6 июля депортировали в Россию, но, по его словам, так и не объяснили, за что... В своем ответе господину Плиеву от 16.07.07 г., подписанном Вами, сообщалось: “в результате проведенной проверки установлено, что решения о высылке и аннулировании Вам (Алану Плиеву. — Авт.) разрешения на постоянное проживание в Республике Беларусь приняты в соответствии с действующим законодательством. Оснований для их пересмотра или отмены не имеется”. Можете пояснить, чем так провинился бизнесмен?

— Извините меня, но таких ответов я каждый день подписываю много... А вообще, этот самый российский гражданин должен был присутствовать на процедуре, где ему должны были разъяснить, что и как. И у нас есть правила пребывания на территории Беларуси. Они должны быть зарегистрированы, все они прекрасно это знают...

— У него есть прописка, вид на жительство... Человек живет в Минске с 1992 года...

— Значит, он не выполнял какие-то правила. Но я не думаю, чтобы жена и он не знали, что здесь происходит. Глупости какие-то! Решение же принимается при человеке.

14:01 10/08/2007




Loading...


загружаются комментарии