Белорусским кардиохирургам предъявлено новое обвинение

Главное управление предварительного расследования МВД предъявило обвинение в совершении ряда преступлений заведующему 2-м кардиохирургическим отделением РНПЦ "Кардиология" и двум представителям коммерческих структур. В ближайшее время обвиняемые начнут знакомиться с материалами скандального расследования, связанного с обманом пациентов центра, после чего дело передадут в суд.


Напомним, это - уже второе скандальное дело, связанное с функционированием республиканского научно-практического центра "Кардиология". Предыдущее, в июне 2005 года, закончилось обвинительным приговором суда в отношении светил белорусской кардиологии: заведующего научной лабораторией РНПЦ "Кардиология" доктора медицинских наук профессора Владимира Макеева, заведующего отделением центра Бориса Тумиловича, кардиохирурга Олега Коваленко и врачей Алексея Лученка и Сергея Скачка. Помимо них виновным в обмане пациентов центра был признан и заместитель генерального директора СП "Мультимедицин" Игорь Васюкевич.

Законный подход

Нынешняя разработка следствия является логическим продолжением предыдущей. На этот раз обвинение предъявлено трем лицам, среди которых главным стал заведующий 2-м кардиохирургическим отделением РНПЦ "Кардиология". Кроме него в деле фигурируют специалист ИП "Медисфера" и директор УП "Баст".

Согласно выводам следствия, все трое якобы с октября 2001-го по апрель 2003 года получили денежные средства более чем с 20 пациентов за расходные материалы для операций. На самом деле, как считает следствие, при операциях использовались материалы, купленные за счет бюджета. По мнению следователей, получая с больных деньги, обвиняемые причинили РНПЦ "Кардиология" ущерб на сумму 20 млн. рублей.

Заведующий отделением обвиняется также в получении ряда достаточно крупных взяток с пациентов и в неоказании медицинской помощи 40 пациентам центра. Кроме того, бизнесменам вменяется в вину незаконная предпринимательская деятельность с получением дохода в размере 36 млн. рублей.

Искусственный дефицит

Впрочем, несмотря на достаточно четкую позицию следствия, дело не столь простое, как может показаться на первый взгляд. И неоднозначное. Не факт даже, что нынешнее обвинение легко пройдет в суде. Как рассказали "Е" в РНПЦ "Кардиология", все дело базируется на том, что с 2001-го по 2003 год в центре существовал серьезный дефицит различных расходных материалов. В первую очередь речь идет о клапанах для сердца и оксигенаторах - довольно дорогостоящих одноразовых аппаратах, поддерживающих искусственное кровообращение во время операции на сердце. Дефицит во многом был создан искусственно, причем вовсе не центром или его работниками.

Когда РНПЦ "Кардиология" выделили из 4-й ГКБ Минска в отдельную структуру, с него потребовали вдвое увеличить количество операций, что и было немедленно сделано. Однако снабжение расходными материалами осталось на прежнем уровне, по причине чего сразу возник серьезный дефицит. Соответствующие должностные лица Минздрава об этом были хорошо информированы, но в течение практически двух лет не предпринимали никаких мер по исправлению ситуации. А если и предпринимали, то эти действия больше были похожи на саботаж, чем на реальную помощь. Например, на одном из тендеров того времени по закупке искусственных клапанов для сердца, в котором принимал участие среди иностранных производителей и отечественный завод "Планар", члены комиссии были уведомлены, что из-за отсутствия титана, необходимого для изготовления клапана сердца, и других материалов "Планар" не может осуществлять поставки клапанов. Однако тендерная комиссия отдала заказ именно белорусскому заводу. В результате поставки клапанов были сорваны. Что это: некомпетентность чиновников Минздрава или продуманная акция? Одновременно с увеличением количества операций в РНПЦ "Кардиология" и возникновением дефицита на расходные материалы в Минске возникают несколько коммерческих структур, торгующих ими. Они очень быстро получают в том же Минздраве лицензию и приступают к делу.

РНПЦ "Кардиология" два года писал в Министерство здравоохранения докладные с изложением проблемы. Два года пациенты, уставшие ждать поступления бюджетных материалов, забрасывали министерство жалобами. И все это время дефицит устойчиво сохранялся. Он был устранен только с возбуждением уголовных дел в 2003 году. Интересно, что все это время Минздрав был хорошо осведомлен о том, что операции проходят за деньги пациентов. И всех это устраивало.

Клапан есть или его нет?

Основу нынешнего обвинения составляют показания свидетелей (пациентов, которым была сделана операция) и документы. Последние говорят о том, что, когда больным предлагалось купить клапан или оксигенатор в коммерческих фирмах, на балансе центра находились все нужные материалы. Получается, что пациентов изначально обманывали, вытягивая из них деньги. Однако в РНПЦ "Кардиология" с такой оценкой фактов не согласны и называют ее чисто юридической, сделанной без учета специфики работы центра.

Действительно, когда пациенты за свой счет покупали материалы, в центре они были. Ведь в РНПЦ "Кардиология" делали и делают не только плановые операции в порядке очереди, но и экстренные. На этот случай в период постоянного дефицита в центре всегда старались держать определенный запас материалов. Например, на 1 февраля 2003 года в центре имелся всего один оксигенатор. Очередная партия из 380 штук поступила лишь 27 февраля. С точки зрения закона врачи центра должны были провести одну операцию и прекратить их на целый месяц, даже если на глазах умирает пациент. Но в центре решили иначе: оставить бюджетный оксигенатор на экстренный случай, а остальным больным предложить либо ждать, либо покупать аппарат в коммерческой структуре.

Похожая ситуация была и с клапанами. Теоретически они всегда имелись в наличии, но вот не всегда мог быть нужный размер. Как рассказали "Е" в РНПЦ "Кардиология", часто даже при помощи ИЗИ нельзя было точно определить размер необходимого клапана, поэтому на операционном столе всегда находился целый набор из тех размеров, которые могут подойти. Когда в наборе не хватало одного размера, его опять же предлагали купить. В центре уверяют, что если в итоге ставился бюджетный клапан, то пациенту об этом сообщалось - он мог сдать не понадобившийся клапан фирме и получить обратно деньги. Кроме того, из самых ходовых размеров тоже держался НЗ для экстренных случаев.

Вообще же, как говорят в РНПЦ "Кардиология", чтобы установить истину, вовсе не нужно проводить долгое расследование и допрашивать огромное количество свидетелей. Достаточно сесть и подсчитать, сколько с 2001-го по 2003 год было поставлено в центр расходных материалов и сколько за это же время реально сделано операций. По подсчетам работников центра, 2/3 операций того времени проводились именно за счет пациентов. И если бы не эта, может быть, не совсем законная практика, о которой Минздрав был хорошо осведомлен, большинство прооперированных тогда больных уже давно были бы мертвы. Но беда в том, что эту истину к делу не подошьешь.

Реально суд будет рассматривать дело с точки зрения соблюдения закона. Правда, ст.36 Уголовного кодекса тоже гласит, что не может считаться преступлением действие, совершенное в состоянии крайней необходимости. Но была ли такая необходимость?

14:06 03/09/2007




Loading...


загружаются комментарии