Дело белорусов

В Москве судят двух молодых жителей Барановичей за торговлю психотропными препаратами и контрабанду наркотиков.

Жители Барановичей Александр Чечуров и Сергей Лагун привезли в Москву 1000 таблеток туссала — препарата от кашля, который свободно, без рецепта можно купить практически в каждой белорусской аптеке. Российские правоохранительные органы их задержали и обвинили в контрабанде наркотиков. Ребятам угрожает тюремный срок от 8 до 20 лет.

“На их месте мог оказаться любой”

Мама одного из задержанных ребят Светлана Чечурова до сих пор не может поверить, что на скамье подсудимых ее сын Александр. Говорит, что молчать об этой истории нельзя. На месте ее сына мог оказаться любой, кто ежедневно бродит по многочисленным интернет-сайтам в поисках приработка и не знаком с работой спецслужб. Ибо то, как некий московский покупатель уговаривал ее сына доставить в Москву партию безобидных
таблеток от кашля, наверняка бдительного человека насторожило бы.

По словам Светланы Ярославовны, дело было так. Ее сын Александр — заочник Московского нового юридического института — обменивался через Интернет музыкальными дисками, иногда их продавал или покупал. В одном из таких сообщений он посоветовал своему собеседнику как лечение от кашля польские таблетки туссал — дешевые и эффективные. И тут же получил письмо от администратора сайта “Торчок”, который предложил ему разместить объявление о продаже туссала на их сайте в разделе “Аптека”. И это объявление там появилось.

Чуть позже по электронной почте Александру пришло письмо из Москвы. Как выяснится в суде, писал белорусскому студенту сотрудник Госнаркоконтроля России. Но Саша Чечуров этого, конечно, не знал. Писавший сообщил, что его брат держит в российской столице частную аптеку, а туссал — дефицит в Москве. Дальше — еще интереснее. Московский покупатель заказал Александру 1000 таблеток туссала по 7 долларов за упаковку (в Беларуси упаковка из 10 таблеток стоит около трех с половиной тысяч рублей). Причем покупатель настаивал, чтобы товар Чечуров привез в Москву, а не пересылал по почте: мол, если упаковки намокнут и потеряют вид, он не сможет их продать. На предложение Александра встретиться в Минске ответил, что не сможет приехать, потому что много дел на даче. И стал настаивать на встрече 7 марта именно в Москве.

“6 марта он раз пять звонил сыну на мобильный и уговаривал приехать, — говорит Светлана Чечурова. — Как потом выяснилось, у них в этот день уже все было готово — и деньги меченые, и скрытая видеокамера”.

Ничего не подозревающих барановичских ребят задержали в момент передачи лекарства. (В Москву вместе с Сашей Чечуровым поехал его друг Сергей Лагун.) Московскими покупателями оказались сотрудники управления Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков по Москве. Оперативник, который представился братом покупателя, еще на вокзале убеждал парней из Беларуси, что ничего противозаконного они не делают: мол, подъедем на Тверскую заставу, вы передадите товар и получите деньги. Когда ребята поняли, что попали в спланированную российскими спецслужбами операцию, повернуть вспять было невозможно. Их задержали, возбудили уголовное дело и поместили в Бутырскую тюрьму на время, пока шло следствие и идет суд.

Был студентом, стал наркодилером

Оказалось, что польский препарат туссал, который без рецепта можно купить в любой аптеке Беларуси, в соседней России занесен в перечень наркотических средств. Дело в том, что в его состав входит психотропное вещество декстрометорфан гидробомид. В России туссал продается строго по рецептам и стоит дороже, чем в Беларуси. Такие несоответствия в списках запрещенных препаратов разных стран случаются нередко. Например, в Германии в “черный” список попал валокордин из-за незначительного содержания в нем психотропного вещества фенобарбитала. Но барановичские парни таких фармацевтических тонкостей, естественно, не знали.

Неслучайно “московский покупатель” заказал у Чечурова партию в 1000 таблеток туссала. Именно в таком количестве препарата содержится 15 граммов декстрометорфана гидробомида. По меркам Госнаркоконтроля России это тянет на уголовную статью по обороту наркотиков в крупном размере. Именно эту статью и инкриминировали ребятам из Беларуси.

— Из сына сделали наркодилера, — говорит Светлана Чечурова. — И мне сложно предположить, что бы было, если бы мы не наняли известных московских адвокатов. Первое слушание дела в Тверском районном суде Москвы было назначено на 18 мая. Но его перенесли. Потом еще раз слушание отложили. Только 6 июня состоялся суд. Заслушали свидетелей — сотрудников российского Госнаркоконтроля, и слушание опять отложили. Следующее заседание должно было состояться 9 августа, но судья ушел в
отпуск. Теперь назначена дата 17 сентября, правда, нам знакомые сообщили, что якобы и это слушание не состоится, его перенесли на 2 октября. Сын и его друг находятся в тюрьме, условия там жуткие. В апреле судья рассматривал ходатайство об изменении меры пресечения. Но у сына нет московской прописки, поэтому отпустить под подписку о невыезде не захотели и оставили под стражей.

Я думаю, что судебные слушания переносятся неслучайно. Это дело получило в Москве широкую огласку, и судья, видимо, в замешательстве. Дело в том, что 11 июля в Москве адвокаты сына и Сергея Лагуна, известные московские защитники Станислав Маркелов и Евгений Черноусов, провели пресс-конференцию. В ней приняла участие также председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. Они говорили про сложившуюся в Федеральной службе РФ по незаконному обороту наркотиков практику нарушения законности во время следствия. И, в частности, упоминали о деле моего сына и Сергея Лагуна. Называли эту операцию спецслужб России провокацией в отношении белорусов. Заинтересовались этим делом и представители Комиссии по правам человека при президенте России, которую возглавляет Элла Памфилова. К тому же 24 июля 2007 года президент России Владимир Путин подписал федеральный закон, запрещающий российским правоохранительным органам использовать провокации для обвинения и ареста людей. 1 августа этого года решение российского президента вступило в силу. Это значит, что правоохранительным органам нельзя осуществлять провокации, чтобы побуждать лицо совершать какие-либо преступления.

Адвокат Александра Чечурова Станислав Маркелов уверен, что в отношении его подзащитного как раз и была совершена такая провокация.

— Переписываясь с белорусами, сотрудники службы наркоконтроля проводили оперативно-розыскную деятельность на территории другого государства, но при этом не соблюдали должную процедуру, — заявляет московский адвокат. — К тому же арестованным инкриминируется статья о контрабанде, которая действует только при провозе чего-либо через таможенную границу. Сейчас никакой таможни на российско-белорусской границе, как известно, не существует. Тем не менее, несмотря на все эти нарушения, дело не закрыто.

«Мы спасаем сына”

Желание сына подзаработать семье Чечуровых стоило дорого. Чтобы оплатить услуги московских адвокатов и многочисленные поездки в российскую столицу, им пришлось продать квартиру в Барановичах, которая осталась в наследство от бабушки Александра. Адвоката Сергею Лагуну тоже наняли Чечуровы, у родителей парня тяжелое материальное положение. А беда, как говорит Светлана Чечурова, одна на двоих.

— Хороший московский адвокат стоит не менее 10 тысяч долларов, — вздыхает женщина. — Но мы на все готовы. Мы спасаем сына. Я абсолютно уверена в его невиновности.

По словам Светланы Ярославовны, официальные белорусские органы как бы со стороны наблюдают за этой историей. Письма Чечуровых в Администрацию белорусского президента, обращения в прокуратуру Беларуси и лично к генпрокурору Петру Миклашевичу закончились тем, что их жалобы были переправлены в Генпрокуратуру России.

— А там, — говорит Светлана Чечурова, — жалобу, как футбольный мяч, перекидывали из одной прокуратуры в другую. Закончилось тем, что она оказалась на столе у прокурора, который передавал материалы дела Саши и Сергея Лагуна в Тверской районный суд. Понятно, какое заключение может дать этот прокурор... Адвокат Александра Станислав Маркелов писал запросы в Белорусское консульство в Москве, обращался к министру
иностранных дел Беларуси. В своих запросах он обращал внимание на незаконное вторжение на территорию другого государства российских спецслужб. Они проводили операцию “проверочная закупка” без ведома белорусских правоохранительных органов. Маркелов подал ходатайство генпрокурору России, но ответа пока нет.

Правда, прокуратура административного округа прислала нам ответ, что если белорусская сторона затребует, чтобы наших парней выдали на территорию Беларуси, они готовы это сделать. Всем понятно, что на территории Беларуси дело будет закрыто, в их действиях нет состава преступления. Но мы на этом не настаиваем. Россияне, наверное, хотят
отмазаться, потому что не знают, как дальше вести судебное разбирательство. А то, что ребенок не получил диплом, перенес такое?! Кто за это ответит? Кто возместит моральный и материальный ущерб? Мы готовы дойти до Страсбургского суда, чтобы доказать невиновность сына.

* * *

В чем суть этой истории? Только ли в том, что двум парням из Беларуси не повезло: решив легко подзаработать, они попались в руки российских оперативников, нечестно ведущих борьбу с контрабандой наркотиков? Или в том, что оказаться в такой ситуации может любой, даже относительно подкованный юридически человек? Ведь барановичские “бизнесмены” не нарушили ни один белорусский закон. А может быть, суть в том, что
каждый, кто решит заняться незнакомым бизнесом, должен тысячу раз подумать?


КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

— Я не знаком лично с материалами дела, — говорит известный белорусский юрист, в прошлом адвокат Игорь РЫНКЕВИЧ, — но исходя из того, что известно, возникает много вопросов.

Если говорить о белорусской практике, то оперативный эксперимент у нас строго регулируется законодательством. И действительно, действия дознавателей, оперативно-розыскной службы надо отличать от провокаций. Если в суде выясняется, что покупатели, они же российские оперативники, именно настаивали на данной сделке, а белорусские граждане не знали о том, что данный лекарственный препарат запрещен на территории России, то однозначно вменять им инкриминируемые статьи нельзя. Конечно, незнание законов не оправдывает белорусов и не освобождает от ответственности. Они должны были выяснить, законны ли их действия на территории России. Но российские спецслужбы, должностные лица наверняка знали, в рамках каких законов они действуют, что торговля данным препаратом подпадает под действие российского законодательства. Можно и нужно доказывать тот факт, что оперативные мероприятия проходили на территории другой страны, что действия российских оперативников не были согласованы с белорусскими спецслужбами, хотя между нашими странами заключены договорные отношения и действует Конвенция о правовой помощи между государствами СНГ. То, как российские офицеры проводили операцию, не делает им чести. Если они хотели поставить “птичку” и отчитаться за очередное раскрытое преступление, то это жестоко. Уж кому-кому, а им наверняка известны истинные масштабы наркооборота в России.

И другой момент. Белорусское государство, согласно Конституции, должно стоять на защите прав каждого гражданина своей страны. Это банально, но в нашей стране это почему-то забывается. Как минимум и дипломатическая служба, и наши правоохранительные органы должны были стать на защиту этих ребят. Я не говорю о том, что они должны были выкручиваться, что, мол, молодые люди невиновны, а априори отстаивать их интересы. Предоставить им правовую помощь, попытаться минимизировать последствия их антиправовых действий, то есть дать справку о том, что в Беларуси такого рода правоотношения не являются криминальными, что в нашей стране данное психотропное вещество не входит в перечень наркотических и психотропных препаратов. В данной ситуации, насколько я могу судить, белорусское государство не выполняет важную функцию — защиту белорусских граждан в отношении с иностранными субъектами.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

История барановичских парней Александра Чечурова и Сергея Лагуна не единственная. Просматривается даже некая закономерность. В прошлом году 12 сентября в Москве за участие в наркотрафике был задержан еще один белорус, инженер из Жодино Павел Жданович. Его обвинили в контрабанде, незаконной перевозке и незаконном обороте наркотиков. Сейчас в Мытищинском районном суде Москвы проходит судебное разбирательство.

Обстоятельства дела Ждановича очень схожи с уже известным делом парней из Барановичей. Правда, Жданович, в отличие от них, торговал лекарствами через Интернет. Но заказ на препарат туссал получил именно из России. Потенциальный покупатель очень настойчиво просил Павла лично привезти ему в Подмосковье 30 упаковок препарата, жаловался на то, что “страдает хроническим бронхитом”. Как выяснилось позже, роль клиента сыграл офицер Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России. Едва Жданович оказался в назначенном месте на вокзале в Мытищах, как его взяли под стражу.

Об этом громком деле также много писала российская пресса. Брат молодого человека Виталий Жданович рассказывал корреспонденту АНН: “Он жил с родителями-пенсионерами, инвалидами I группы, и содержал их. А зарплаты у нас в Беларуси маленькие. Поэтому Павел решил подзаработать и дал объявление в Интернете о продаже таблеток. Пока он сидит в тюрьме в Волоколамске, его уже уволили с работы. За что — я не знаю, но, наверное, за прогулы”. У отца и матери Ждановича ухудшилось здоровье. А брат и сестра Павла по очереди ездят на судебные заседания из Жодино в Москву.

 

 

 

Loading...


загружаются комментарии