Лекарство от свободы

За средство от кашля двое граждан Беларуси получили по 14 лет строгого режима.

Тверской суд Москвы вчера огласил приговор по делу граждан Беларуси Александра Чечурова и Сергея Лагуна, которое, как полагают правозащитники и некоторые эксперты, в ближайшее время может обернуться для Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) очередным громким скандалом. Не менее масштабным, чем эпопеи с преследованием ветеринаров и врачей. Наркополицейские обвиняли белорусов в попытке сбыта и контрабанде в особо крупном размере психотропных веществ, а именно декстрометорфана гидробромида. Суд со всеми доводами обвинения согласился, приговорив Чечурова и Лагуна к 14 годам колонии строгого режима каждого.

Однако в ходе процесса выяснились поистине удивительные подробности этого расследования наркополицейских. Оказалось, что Чечуров и Лагун ввозили злополучный декстрометорфана гидробромид, который действительно относится к психотропным веществам (по закону он приравнен к наркотикам), отнюдь не в чистом виде, а в составе таблеток «Туссал» — лекарства от кашля польского производства. Между тем, «Туссал» в самой Беларуси, той же Польше и многих других европейских странах свободно продается в аптеках без рецепта. Более того, декстрометорфана гидробромид, как выяснилось, входит в состав многих других лекарств, открыто продающихся и в российских аптеках, в том числе и такого распространенного, как «Колдрекс найт». То есть, следуя логике дела Чечурова и Лагуна, получилось, что как минимум за хранение наркотиков и психотропных веществ (ст. 228 УК РФ) на скамью подсудимых может попасть любой человек, купивший подобное лекарство. Хотя согласно закону «О наркотиках» и многим другим нормативным актам лекарственные препараты, содержащие в незначительном количестве наркотические или психотропные вещества (а таких довольно много), к запрещенным препаратам не относятся.

Кроме того, на процессе выяснилось, что привезти злополучный «Туссал» в Россию обвиняемых уговорили сами полицейские, то есть, как полагает защита осужденных, это была самая настоящая провокация.

Александру Чечурову 21 год, жил он в Барановичах, вместе с отцом работал в строительной фирме и заочно учился в Московском новом юридическом институте. Подрабатывал, продавая музыкальные диски через Интернет. Как рассказал на суде Чечуров, однажды один из его покупателей — москвич по имени Андрей — в ходе переписки пожаловался на простуду и отсутствие хороших лекарств. Тогда Александр рассказал, что он принимает таблетки «Туссал», продающиеся в белорусских аптеках, и они очень хорошо помогают от кашля. Андрей тут же предложил совершить сделку — поскольку сам он фармацевт, то Александр мог бы закупить партию таблеток и привезти ее в Москву, а Андрей стал бы продавать это «чудо-лекарство» в своей аптеке. Чечуров предложил Андрею самому приехать в Минск или выслать таблетки «фармацевту» по почте. Но Андрей настаивал, чтобы Саша приехал сам, и тот в итоге согласился. Купил в аптеках Барановичей 100 упаковок «Туссала» (в каждой по 10 таблеток) и поехал в Москву. С собой он взял приятеля — Сергея Лагуна, который в Москве ни разу не был и очень хотел на нее посмотреть. Но вместо Кремля и Третьяковской галереи основными «достопримечательностями» для Сергея стали тюремная камера и суд.

Вечером 7 марта поезд Брест—Москва привез молодых людей на Белорусский вокзал, и они сразу же направились на площадь Тверской заставы, где их уже ждал Андрей. Но как только ребята отдали ему лекарства, получив за это 500 долл., появились сотрудники УФСКН Центрального округа Москвы и объявили молодым людям о проведении «проверочной закупки». Андрей оказался вовсе не аптекарем, а оперативником, старшим лейтенантом Госнаркоконтроля ЦАО по фамилии Юрочкин. Чечурова и Лагуна арестовали, а позже предъявили обвинение в покушении на незаконный сбыт психотропных веществ в особо крупном размере (ч. 3 ст. 228-1 УК) и контрабанде психотропных веществ в особо крупном размере (ч. 2 ст. 188 УК).

Как рассказал «Времени новостей» адвокат Евгений Черноусов, лекарство польского производства «Туссал» совершенно безобидное, согласно инструкции его могут принимать даже дети старше шести лет. Этот препарат, по его словам, хотя и не значится в российском реестре лекарственных средств, но в списках психотропных веществ, подлежащих контролю, «Туссала» тоже нет. «За продажу лекарств без соответствующей лицензии Чечуров и Лагун максимум могли понести административную ответственность, но никак не уголовную», — сказал г-н Черноусов. Об этом, видимо, было известно и сотрудниками Госнаркоконтроля, и, вероятно, поэтому они придрались не столько к «Туссалу», сколько к одной из его составляющих — декстрометорфана гидробромиду. «Это вещество содержится в каждой таблетке в количестве 15 мг, и это с точки зрения и международного, и российского законодательства допустимая норма», — пояснил адвокат.

Но полицейские даже не стали проводить общую экспертизу лекарства на предмет того, может ли оно причинить какой-либо вред здоровью. Кроме того, г-н Черноусов подчеркнул, что выделить из состава «Туссала» психотропное вещество вообще невозможно из-за его мизерного количества.

Эксперт Госнаркоконтроля тоже не смог извлечь из таблеток от кашля психотропное вещество, поэтому для подсчета его количества провел простое арифметическое сложение указанного на упаковке лекарства количества декстрометорфана гидробромида и получил искомый «особо крупный размер». Суд этим вполне удовлетворился. А просьбы защиты предоставить для ознакомления таблетки «Туссала», вырученные от их продажи 500 долл., видео- и аудиозаписи, сделанные при задержании, счел «нецелесообразным».

Обвинение в контрабанде, по словам г-на Черносуова, тоже выглядело абсурдным — ведь между Россией и Белоруссией заключен таможенный союз, и в поезде никакой проверки не проводилось. Однако гособвинитель решил, что таможенный пост есть на автостраде Орша—Смоленск, где проходит досмотр грузовой автотранспорт. Доводы адвоката, что поезд не мог свернуть с рельсов и заехать на таможню, суд также посчитал несостоятельными.

Адвокат Черноусов заявил на суде, что проведенная наркополицейскими операция — провокация, и напомнил, что с августа вступила в действие поправка в закон об оперативно-розыскной деятельности, которая запрещает сотрудникам правоохранительных органов «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий» (газета «Время новостей подробно рассказывала об этом). Но и этот аргумент остался без внимания суда.

Когда в своей заключительной речи обвинитель потребовал лишить свободы Чечурова и Лагуна на 14 лет, это показалось полным абсурдом. Но вчера судья Сергей Подопригоров определил молодым людям именно эту меру наказания. Такой суровый приговор не часто выносят даже за торговлю героином и кокаином.

Стоит отметить, что в практике наркополицейских это уже не первое такое дело. По подобному обвинению из-за того же «Туссала» сейчас перед Мытищинским судом предстал еще один гражданин Беларуси. Как полагает адвокат Черноусов, тенденция эта не случайна — использовать для проведения «проверочных закупок» граждан Беларуси очень удобно, ведь им не надо проходить таможенный контроль (наличие которого сделало бы невозможным ввоз подозрительных таблеток), и потому их легко обвинить в контрабанде. Адвокат Евгений Черноусов назвал вынесенный вчера Тверским судом приговор незаконным и намерен его обжаловать в Мосгорсуде. Кроме того, в защиту белорусов выступил ряд известных правозащитников, в том числе председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

 

09:26 11/09/2007




Loading...


загружаются комментарии