Театр превратился в самое настоящее болото...

Солист-вокалист Белорусского государственного музыкального театра Дмитрий Якубович и успешный режиссер-постановщик Анастасия Гриненко приняли решение уехать из Беларуси. Их пригласил на работу Свердловский академический театр музыкальной комедии (он сохранил старое название).

— Дмитрий, почему вы решили сменить не только место работы, но и место жительства?

— Так сложились обстоятельства. Мы долгое время думали и, в конце концов, решили уехать. Здесь мы с Анастасией оказались в творческом тупике. В Белорусском музыкальном театре у нас увеличивается нагрузка, мы работаем больше, но в основном заняты производственной, а не творческой деятельностью. Занимаемся вводами в спектакли (артисты из театра уходят, их надо заменять), а новых спектаклей не ставим.

В стране цены растут, а наши зарплаты не увеличиваются. В театре уже объявили, что нас ждет существенное понижение персональных надбавок. Все в шоке, потому что понимают, что будут получать меньше.

Кроме того, мы пока живем в служебной квартире, которую до Нового года не успеваем “расслужебить”, как того требует президентский указ...

— Знаю, что и Анастасию, и вас пригласили в Свердловский академический театр музыкальной комедии...

— Да. В советские времена это был один из сильнейших театров. И сегодня он по-прежнему остается на ведущих позициях. Там работает очень мощная труппа под руководством народного артиста России Кирилла Савельевича Стрежнева. За последние годы театр привез из Москвы премии “Золотая маска” в нескольких наминациях. В репертуаре Свердловского театра регулярно появляются новые спектакли. Они поддерживают связь с другими театрами, ездят на фестивали, их все знают. А Белорусский музыкальный театр живет, мягко говоря, немного изолированно, мы не общаемся ни с одним театром России, хотя могли бы. Есть, например, театральное сообщество России, в которое можно было бы вступить, чтобы обмениваться информацией, либретто, клавирами, активнее участвовать в тех же конкурсах.

В Свердловске нам предложили зарплату гораздо больше, чем в Минске. Плюс жилье. Но самое главное даже не в этом. Самое главное, что они дают возможность работать. А здесь у нас такой возможности нет. Например, у Насти между постановками был разрыв в четыре года. В 2003 году был поставлен “Буратино.by” и только в 2007-м — “Бременские музыканты”. Режиссер не может так долго простаивать. Настя уже оформлена на работу в Свердловский театр.

— Дмитрий, а сколько лет вы проработали в театре?

— В 1998 году я пришел в театр на разовые выступления. А с 1999-го был зачислен в штат.

— А руководство театра не пыталось вас удержать?

— Мне на прощание директор театра приятных слов не говорил. Кстати, он отказался подписать мое заявление об уходе. Говорит, что если я уйду, то ко мне применят штрафные санкции за сорванные спектакли. Хотя я пока на работу хожу. Сейчас юристы изучают его отказ. Возможно, придется увольняться через суд...

— А когда у вас заканчивается контракт?

— В 2009 году. Но я думаю, что вправе уволиться по собственному желанию. Единственное, что меня удерживало в театре, — это жилье. Как только стало понятно, что с жильем мы пролетаем, я принял решение уйти. В театре сложилась такая атмосфера, что лично я хожу на работу без особого воодушевления...

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Анастасия ГРИНЕНКО: «В жизни надо что-то менять...»

— Я решила уехать, потому что поняла: мы просто варимся в своем соку, и все, что происходит в театральном мире, проходит мимо нас. Мы оторваны от российского театрального процесса — даже телеканал “Культура”, который когда-то у нас шел, отключили. Может быть, в России и не самая лучшая ситуация, но там по крайней мере существует фестивальное движение, театры контактируют между собой. А Белорусский музыкальный театр вообще стоит как на отшибе, его в Беларуси как бы вообще и нет. Например, за все время моей работы мы лишь однажды участвовали в фестивале “Золотой Витязь”. И мне показалось, что больших перспектив в постановках у меня здесь нет. А хочется роста.

Директор театра попытался меня удержать, просил не уходить. Но на самом деле просто наступает такой момент, когда ты понимаешь, что это не твое место, что в жизни надо что-то менять. Да и в театре такая обстановка... Труппа маленькая, актеров старшего поколения вообще почти нет. Это, на мой взгляд, неправильно. Поэтому я и решила уехать...

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Герман КОЗЛОВ, заслуженный артист Беларуси:

— Мне жаль, что такие люди, как Дима и Настя, уходят из нашего театра. К сожалению, здесь они действительно не востребованы. Насте не давали ставить спектакли, и Дима не полностью мог реализовать свой творческий потенциал. Честно говоря, просто страшно становится. Государство тратит огромные деньги, учит этих людей, а они вынуждены уезжать из Беларуси. Я считаю, что для театра и для страны это самая настоящая трагедия. А все потому, что наш театр превратился в самое настоящее болото...

 

10:35 21/09/2007




Loading...


загружаются комментарии