Антизвездный Финберг

Он дружит с Аллой Пугачевой и Львом Лещенко, а юбилеи Ларисы Долиной не обходятся без его участия. Он не требует райдер, переодеваясь прямо за кулисами. А, имея именную звезду на аллее звезд в Москве, сторонится артистов со звездной болезнью. Вот такой антизвездный, но всегда в окружении звезд – Михаил ФИНБЕРГ.

На днях маэстро стал номинантом на премию Союзного государства в области литературы и искусства – вместе с актером Владимиром Гостюхиным и российским театральным режиссером Сергеем Арцибашевым был выбран из тридцати претендентов. С этого и начали разговор.

– На что потратите премию? Все-таки сумма не маленькая, почти три миллиона российских рублей…

– О деньгах пока рано говорить – президенты Беларуси и России еще не подписали указ о награждении, – скромничает Михаил Яковлевич. – А на что потрачу?.. – задумывается. – Не знаю. Никогда не работал ради денег, вот ведь в чем дело...

Чему Карандаш учил дирижера

– Вы начинали дирижером циркового оркестра, работали с такими мастерами советского цирка, как Юрий Никулин, Олег Попов, Карандаш, Игорь Кио, Мстислав Запашный. Кто был менее привередлив в музыке, а кто, наоборот, более требователен?

– В плане музыки удивительным человеком был Карандаш. С ним я, как дирижер, работал, кстати, свою самую первую цирковую программу. Вот Карандаш делает на манеже три шага, после чего по моей команде должен вступить оркестр. Он отшагал, оркестр вступает точно, а Карандаш заявляет: «Неправильно! Невпопад!». И так много раз… Я не мог понять, чего он добивается – все же точно! Спустя годы я понял: он так меня тренировал, воспитывал в духе цирка. И Никулин, и Карандаш, и Кио были людьми творческими, очень дружили с нами, музыкантами. Зачастую я сидел на репетициях Никулина до трех часов ночи. Как и на репетициях Запашного. А с Игорем Кио после спектаклей подолгу ужинали и беседовали в его гримерке. Все они научили меня работоспособности, уважению к
артисту, научили любить публику. Сегодня многие артисты выходят на эстраду, непонятно для кого поют песню и уходят. У них нет учителей, которые бы подсказали: надо работать не для себя, а для зрителя.

В ужасе от «зелени»

– Перед входом в главный концертный зал «Россия» в Москве есть и ваша именная звезда. Вас никогда не мучила «звездная болезнь»?

– Страшно не люблю людей с таким недугом. Они любят не искусство, а себя в искусстве. Сам я никогда не требую вагонов СВ, номеров «люкс» и отдельных гримуборных, и переодеваюсь, в основном, прямо за кулисами. Когда узнаю, что молодым, начинающим дирижерам приносят в гримерки специальную воду, туалетные принадлежности – целый список требований, прихожу в ужас: что же будет с ними дальше? На сцене будь артистом, а за кулисами – простым человеком! Иначе отдалишься от искусства.Что сказал «российский славный птах»

– Ваш оркестр «светится» с Кобзоном, Долиной, Свиридовой, Антоновым, Лещенко. С кем из звезд российской эстрады вы близко дружите?

– Со всеми – от Пугачевой и Лещенко до Антонова. Мы перезваниваемся, бываю у многих на днях рождения. Например, в прошлом году на юбилее Долиной. Этим летом Лещенко задали вопрос: споет ли он «вживую», без фанеры? Понятно, что годы уже не те… Лев Валерьянович ответил: «При условии, что со мной будет оркестр Михаила Финберга». Когда мне передали его слова, я был польщен. Не зря, значит, работаю.

Дюк и «кофейная» музыка

– В 2001 году вышел джазовый диск вашего оркестра – там и Диззи Гилеспи, и Чарли Паркер, и Дэвис, и Янг… Джаз – увлечение музыкантов оркестра или ваше приватное?

– Это мое основное увлечение, помимо белорусской и советской песни.

– А довелось ли вам побывать на единственном выступлении в Минске легендарного Дюка Эллингтона в 1971 году?

– Это и сегодня переполняет эмоциями мою душу, – растроганно улыбнулся Михаил Яковлевич. – Каждый шаг Дюка Эллингтона я помню как сейчас, хотя подойти близко к сцене тогда было невозможно – запрещено. Я уже работал в минском цирке, и меня подменил в тот вечер немецкий дирижер. Кстати, приглашаю вас на сложнейшую джазовую программу, посвященную творчеству канадского музыканта Роба МакКоннела. Это будет в рамках IX джазового фестиваля в Минске в 2008-м году.

– Может ли Беларусь похвастаться джазом? Есть ли талантливые джазмены?

– Их у нас нет, – вдруг понурился Финберг. – А вот в России – море. Почему? Просто в Беларуси джазисты хотят получать деньги, а джаз – дело неприбыльное. Это концертный, высокодуховный жанр, а на нем у нас хотят зарабатывать в кафе да ресторанах… Такую музыку я называю «кофейной». Джазом быть она никак не может.

Бэнд Мишки-второклассника

– Можно ли представить молодого Михаила Финберга на месте главного героя фильма «Мы из джаза»?

– Так оно и было. Но играли мы условный джаз, не понимая, что именно играем. Где тогда нам было услышать джаз?.. Тогда я учился во втором или третьем классе.

– Ого! Во втором классе, и уже – музыкальные эксперименты?

– Ну, это было детское инструментальное стремление, эстрадные пьески, – поскромничал маэстро.

Фильтруйте «базар»!

– Не подумывает ли оргкомитет «Славянского базара», в котором вы состоите, внести кардинальные изменения в достаточно приевшийся формат фестиваля? Чего ждать зрителям от будущего «базара»?

– Пока ничего не знаю об этом, врать не буду – просто от меня там ничего не зависит, – признается Финберг. – Но я согласен: в «Базар» нужно вносить серьезные изменения, его форма себя исчерпала. Нельзя 20 лет делать одно и то же…

Две дамы сердца

– Как в 60 лет удается жить в ритме постоянных концертов и гастролей?

– Жесткий график. Очень рано встаю и не поздно ложусь. Четко все расписано: я точно знаю, что буду делать 1 января 2009 года, – так и не раскрывает до конца тайну своего эликсира молодости маэстро.

– А есть ли в жестком графике место для любви?

– Я живу один. Но это еще ничего не значит. Мне помогают в работе и отдаляют возраст добрые взаимоотношения с женщиной. Многие молодые не могут за мной угнаться.

– Вы откроете читателям имя своей музы?

– Моя муза – это музыка. Но, безусловно, в сердце есть и кто-то еще…

Хроника восхождения звезды маэстро:

1962 – Миша Финберг – воспитанник военного оркестра в/ч 61424 в г.Курске.

1970 – выпускник Белорусской государственной консерватории возглавляет оркестр минского цирка.

1987 – основывает Государственный оркестр симфонической и эстрадной музыки.

2004 – правительство Москвы закладывает именную звезду Михаила Финберга на аллее звезд перед ГКЗ «Россия» – за вклад в развитие российской музыки.

2007 – народный артист Беларуси, директор и художественный руководитель Национального концертного оркестра Беларуси, лауреат Госпремии Беларуси, член Совета Республики Национального Собрания, профессор становится лауреатом премии Союзного государства за серию концертных программ, посвященных творчеству белорусских и российских композиторов.

Чем гордится Финберг?

– Я научил маленькие города слушать академическую музыку: создал 71 программу в 10 городах Беларуси. И везде – в Заславле, Мире, Несвиже, Мстиславле, Турове и других городках – на наших концертах всегда аншлаг. Думаю, что музыку XVII-XX веков теперь лучше знают в маленьких городах, чем в столице.

14:57 01/10/2007




Loading...


загружаются комментарии