В лыжной сборной закручивают гайки и не ждут чудес

Прошлый сезон нежданно–негаданно стал для нашего лыжного спорта самым успешным. На чемпионате мира в Саппоро никому дотоле не известный Леонид Корнеенко произвел фурор: завоевал серебряную медаль на дистанции 15 километров. До этого самыми высокими достижениями в индивидуальных дисциплинах были шестые места Сергея Долидовича (в 2005 году) и Елены Синькевич (в 1999–м).

В 2006–м, напомним, главным тренером сборной после долгих и мучительных сомнений был назначен бывший биатлонист, пятикратный чемпион мира Вадим Сашурин. Противников такого решения хватало. Одним из них был и нынешний наставник команды Виктор Михайлов. Но, как оказалось, с привлечением Сашурина федерация угадала. По крайней мере, в плане результатов. Тем парадоксальнее и неожиданнее выглядел майский уход Сашурина со своего поста...

— Те затраты, которые нес Сашурин, — моральные, физические, психологические — неадекватны его заработной плате, — так прокомментировал тогда инцидент председатель федерации лыжных гонок Виктор Мельников. — А у него семья, маленькие дети. Они требуют заботы и внимания. Это главный аргумент. Есть и другие моменты — по работе. Здесь все в совокупности. Вадим Леонидович принял решение, а я не возражал.
Ибо вижу, что в плане консолидации, объединения всех усилий в подготовке лыжников–гонщиков он еще не готов. Имелись определенные моменты, как–то: несогласованность с остальным тренерским составом, непонимание. Это, наверное, присуще молодому человеку, он ведь всего год как сам закончил бегать. Тем не менее я видел Сашурина в деле на чемпионате мира в Саппоро. Поэтому и заявляю, что его опыт, знания, умения нужны федерации...

Вокруг отставки Сашурина по понятным причинам было поднято немало шумихи. Несмотря на попытки прессы докопаться до истины, из стен федерации она так и не вышла. На уровне слухов самой распространенной являлась версия, по которой Сашурина попросту выжили: мол, ты биатлонист, что забыл в лыжах?

— Ну, если я ушел, значит, не дорожили мной, — печально ухмыляется экс–тренер. — Скажу больше: по сути, меня вынудили покинуть свой пост. Естественно, положительных эмоций от этого не испытал, а об отрицательных говорить не буду. По итогам сезона ко мне было очень много вопросов, например по дисциплине в команде, хотя я и показал результат. Негативных отзывов было больше, нежели положительных. Также причиной моего ухода стала предложенная зарплата, которая просто не сопоставима с объемом работы, который мне приходилось выполнять.

Возвращаясь к «серебру» Корнеенко, многие «противники» Сашурина называли этот результат чистой случайностью и необычайной удачей. Как ни странно, Сашурин этого и не отрицает, честно признавая, что закономерности в успехе Леонида немного. «Слышал комментарии Корнеенко о том, что я для него ничего не сделал. Ради Бога. Раз он не видел помощи, то пускай так оно и будет. Спортсмен сам для себя делает выбор, кому и чем он обязан», — говорит Сашурин.

Недолюбливали бывшего биатлониста не только в федерации, но и в самой команде. Причина неприязни подопечных к тренеру была проста. «Я сразу же дал понять спортсменам, что деньги они смогут зарабатывать только ногами, а не экономией на питании, продажей экипировки. В нашем лыжном спорте подобные заработки очень распространены, — объясняет Вадим. — Еще одной проблемой, с которой столкнулся, была фармакология. Она в команде на неконтролируемом уровне. В начале года смотрел дневники спортсменов, там такое можно найти!»

Но сейчас все это, по большому счету, Сашурина уже не касается. Он работает с резервом по зимним видам спорта, причем обязанности у бывшего биатлониста больше организаторские, нежели тренерские. Возможно, в скором времени Вадим окажется в своем родном биатлоне, правда, пока дело дальше разговоров не ушло. Зовут Сашурина работать и за рубеж: в Канаду, США, Швецию, но он хочет остаться в Беларуси...

На место Сашурина в июле пришел заслуженный тренер Беларуси Виктор Михайлов. Виктора Евгеньевича избрали абсолютным большинством голосов тренерского совета, в который, кстати, входил и Сашурин: он единственный проголосовал против.

— Виктор Евгеньевич, как вы прокомментируете отставку Сашурина? — начинаем разговор с Михайловым.

— Когда его только назначали на должность главного тренера, я сразу сказал: Сашурин — биатлонист, а различия в наших дисциплинах есть. То, что он был отличным спортсменом, не значит, что станет хорошим тренером. Я предложил тогда, чтобы Сашурину дали юниорскую команду. Вообще, у меня нет с ним ни дружеских, ни враждебных отношений. Я отношусь к нему с уважением, как к хорошему спортсмену.

— Вы вот говорите о юниорской команде, а Сашурин показал лучший в истории белорусских лыж результат...

— Согласен. Но не мне решать, кому быть главным или старшим тренером. Меня выбрал тренерский совет.

— А пригласить Сашурина в штаб сборной вы не думали?

— Нет.

— За время пребывания на посту главного тренера уже столкнулись с какими–либо проблемами?

— Фармакология. Нам очень нужен врач высочайшей квалификации. В остальном вроде все в порядке. Финансирование у команды есть.

— За что вы первым делом взялись, вступив в должность?

— За дисциплину! На первом же собрании мы четко переговорили со спортсменами и тренерами, что нарушения спортивного режима недопустимы. В случае проступка будут применяться самые строгие меры. Так что, думаю, проблем у нас не будет.

— Забавно. А по моей информации, проблемы с дисциплиной уже есть. Из–за нарушения спортивного режима Ирина Нафранович даже была отчислена со сбора в Бельменкене. Как это понимать?

— У нее нарушения были еще раньше, в Саппоро. Теперь Ира находилась на испытательном сроке, но снова сорвалась. Это не должно было остаться безнаказанным.

— А кто, по–вашему, должен контролировать нарушения спортивного режима?

— Если бы это были не взрослые, а юниоры: их за ручку привел, в постель уложил, а потом за ручку поднял. А так не будешь же за ними подсматривать. Все зависит от ответственности. И все–таки знаете такую поговорку: доверяй, но проверяй. Вот мы периодически и проверяем.

— Раз уж заговорили о вольностях лыжников, то продолжим. Знаю, что спортсмены зарабатывают на суточных, продаже экипировки.

— В большинстве зарубежных сборов у нас полный пансион. То есть на питание лыжники деньги не получают. Признаться, с тем, о чем вы сказали, никогда не сталкивался. К тому же что было до меня, не знаю. Хотя, конечно, буду следить, чтобы такого не было.

— С этого сезона снова идет своеобразное деление на команды. Сашурин в своей работе предпочитал объединить всех. Почему вы выбрали первый вариант?

— Я не согласен, что мы начали делить команду. Наоборот, мы сразу же стали организовывать совместные сборы молодежной и национальной сборных. Создали отдельную команду по спринту. Это очень полезно. Во–первых, на Олимпиаде в спринте разыгрываются 4 комплекта наград. Во–вторых, спринт куда более массовый, чем длинные дистанции. Деления на какие–то группировки, уверяю, у нас не будет. Если с женщинами работает один тренер, а с мужчинами другой, не вижу в этом ничего страшного. Также считаю, что спортсмен может вести и индивидуальную подготовку, как, например, Долидович.

— Если говорить о будущих результатах, можем ли мы ожидать повторения прошлогодних успехов?

— Этот сезон — один из этапов подготовки к Олимпиаде. Жесткой задачи завоевывать медали нет. Летняя работа прошла без срывов. Все, что было запланировано, выполнили. За исключением Корнеенко. У него было воспаление ахиллова сухожилия. Одна из причин — повышенные нагрузки на велосипеде. Так что у него подготовка к сезону получилась смазанной.

— Российский вектор в сборной сохранится? Поговаривают, что тренерам выгодно привозить россиян, поскольку можно записать себя их наставником и получать за это дополнительные деньги.

— Если хороший спортсмен, на подготовку которого к тому же не надо тратить деньги, хочет выступать за нашу страну, что же в этом плохого? Поймите, россияне в сборной находятся потому, что заслуживают этого своими результатами. Во–вторых, они создают конкуренцию, которая заставляет лучше работать белорусских лыжников. А насчет денег тренерам, то опять–таки не знаю такого. Недавно к нам присоединилась россиянка Евгения Медведева. Тренером у нее записан Николай Селин, но он ничего не получает за это.

— Федерация предприняла в этом году какие–то шаги для развития лыжных гонок?

— Как никогда! Снабдила новым инвентарем детско–юношеские школы. Прорабатывается вопрос о создании лыжной трассы в городе. Скоро пройдет тренерский семинар с участием одного из лучших специалистов России Юрия Бородавко. Предполагается проводить в Беларуси и международные старты. Также будут выделены средства для участия в российских соревнованиях: нам это необходимо — можно и опыта набраться, и воочию понаблюдать за конкурентами.

Сезон нынешний действительно можно назвать проходным. В нем нет ни чемпионата мира, ни Олимпиады. Основная цель всех без исключения команд — создание базы для удачных выступлений в будущем, подготовка спортсменов к Ванкуверу–2010. Эта пока далекая перспектива, и нам, наверное, это тоже на руку. Есть время присмотреться и сделать выводы. А пойдет ли команде на пользу смена на тренерском мостике? Поживем — увидим...

11:12 03/10/2007




Loading...


загружаются комментарии