Александра и Константин остались без работы

Самая грустная история в нашем шоу–бизнесе — это жизнь и творчество дуэта «Александра и Константин». Это мое частное мнение, и пришла я к нему с годами.

Впервые с артистами я встретилась в Стамбуле на конкурсе «Евровидение–2004», где Саша и Костя с песней «Мой Галилей» открывали первую страницу участия Беларуси в знаменитом песенном соревновании. Тогда мне приглянулись в Александре и Константине их такое по–хорошему природное упрямство и колоритная внешность. Белокурая Саша и сейчас составит конкуренцию многим героиням фильмов Тима Бартона. А Костя, особенно на сцене, когда он целиком во власти гитары, становится похожим на помолодевшего Ричи Блэкмора. Сегодня за плечами у дуэта три альбома, последний диск «Автономная навигация», похоже, вытянул из музыкантов не только последние силы и деньги — главное, ребята утратили уверенность в себе, в своем творчестве. Неужели удача их покинула?.. Но, как говорится, не везет в картах — везет в любви: после девяти лет гражданского брака Саша и Костя наконец оформили свои отношения официально. Поскольку других горячих информационных поводов встречаться с артистами не было, я решила поговорить с Константином Драпезо о свадьбе. И еще было важным выяснить, что сами «А&К» думают о своем фатальном невезении. Последний «удар» они получили совсем недавно. Вернувшись из свадебного путешествия, молодожены узнали, что Михаил Финберг, в оркестре которого они работали последние пять лет, не намерен продлевать с ними контракт...

— Почему дуэт «Александра и Константин» остался без работы?

— Я копаться в этом не стал, Михаил Яковлевич попросил уволиться — мы уволились. Наша позиция — быть в хороших отношениях со всеми.

— И чем, простите, будете на хлеб зарабатывать?

— Жизнь в Минске очень дорогая. Возможно, вернемся в Борисов, будем работать в музыкальной школе педагогами. Параллельно засядем в студии за новый альбом. В черновиках у нас много песен. Скажу сразу: свое музыкальное направление мы менять не будем, останемся верными белорусскоязычной песне в фирменной обработке: блюз, джаз, кантри. Как это делали мулявинские «Песняры».

— Как вы оцениваете зрительский интерес к своему творчеству?

— Как ни странно, в Беларуси нашу музыку не любят и не уважают. У нас есть определенный круг слушателей, но их мало. И вот парадокс: в любой европейской стране, где бы ни выступали, публике нравится, когда мы поем песни именно на белорусском языке. Помню, на одном из фестивалей в Болгарии, когда Александра исполняла «Сьвяты вечор», многотысячный зал со второго куплета начал подпевать ей — болгары нас понимали, и от такого приема даже мурашки по коже бегали. В славянских странах мы
всегда чувствуем зов корней.

— Как же ты тогда объясняешь холодность земляков?

— В нашем шоу–бизнесе большинство исполнителей кинулись в коммерцию, мыслят не музыкальными, а финансовыми проектами. Лично я сегодня слышу по радио, строго говоря, две песни: одну быструю, другую медленную. Они ничем не отличаются друг от друга. Все, извините, попса уродливая.

— Почему вы отказываетесь сделать конъюнктурный проект?

— А какой смысл? Дикой популярности Верки Сердючки нам не нужно. Все эти девочки–припевочки сегодня популярны, а завтра о них забыли. Мы стараемся делать духовную музыку. Наш первый диск 2000 года критики до сих пор считают лучшим. Там нет искусственных инструментов, там есть только наши чувства и душа. В последнем альбоме (2006 год) мы уже позволили себе инструментальный «расколбас»: в 2004 году Руслана
пригласила нас во Львов выступать перед аудиторией в 40 тысяч зрителей. И там мы поняли, что чистый «саунд» на большой аудитории «не катит», нужны мультиинструментальные аранжировки, современный звук... Мы попытались его прописать в «Автономной навигации», при этом сохранив аутентику.

— Я правильно поняла: вы не гоняетесь за большой популярностью?

— Мы делаем то, что нам нравится. Правда, тратим денег на это в три раза больше, чем зарабатываем. Тем не менее комфортно себя чувствуем. Считаем, что движемся в правильном направлении. Однажды композитор Андрей Мисин увидел нас по телевизору и сказал, что наш коллектив настоящий, один из самых достойнейших в Беларуси. Нам было приятно это слышать.

— Тяжко у нас музыкантам гнуть свою линию? Никому это не нужно?..

— Наш дуэт ведь не сразу сложился, я шел к нему десять лет и повидал музыкантов разных: и тех, кто был сильнее и ярче меня в творчестве, судьба ломала — кому–то ребенка нужно вести в сад и он капитулирует перед музыкой, кому–то нужно идти на стройку мешать цемент, чтобы семью прокормить...

— Вы, кстати, детьми обзаводиться планируете?

— Мы бы очень хотели. Но стабильности нет, а я как будущий отец все–таки хотел бы уверенности... Зарекаться никогда нельзя: еще полгода назад мы не думали о свадьбе, не знали, что без работы останемся...

— Дай несколько рецептов, как вывести наш шоу–бизнес из кризиса.

— Думаю, артистам нужно чаще ездить за границу, участвовать в международных форумах. Сам себя музыкант подтолкнуть не может, ему обязательно необходим представитель, импресарио, продюсер... У нас, к сожалению, ни один из продюсеров не может похвастаться, что вывел своего артиста хотя бы на российский уровень. Вот Игорь Каминский толкал Наташу Подольскую до определенного момента, а когда она поняла, что ей нужен человек позубастее, с московской хваткой, она сразу о Каминском забыла. Также необходимы адекватные финансовые вложения в артистов: пока мы все по большей части зарабатываем три копейки, а тратим пятнадцать. Наверное, должно появиться новое поколение продюсеров с лондонским образованием, чтобы здесь возникла крепкая продюсерская школа и люди знали бы элементарные законы мирового шоу–бизнеса: куда он движется, как развивается и так далее. А то мы все умные, сидим у экранов телевизоров и знаем, почему дуэт «Александра и Константин» обломался на «Евровидении» и выиграла Руслана...

— Если хотите мое мнение — не лондонское — вы, безусловно, стараетесь от альбома к альбому «оживить» свой этнофьюжн. Играете на «диковинных» народных инструментах: свистульки, гармошки... Но мне лично кажется, что недостает какой–то смелости, раскованности и шаманства: Саша, к слову, на сцене очень долго заводится, по сторонам озирается. Искренне хочу пожелать вам эмоциональных всплесков, музыкального вдохновения. Не засиживайтесь долго в своем Борисове...

14:10 08/10/2007




Loading...


загружаются комментарии