И вновь “дело врачей”

На минувшей неделе управление по расследованию преступлений в сфере оргпреступности и коррупции Главного управления предварительного расследования (ГУПР) МВД передало в суд очередное «дело врачей». В скором времени на скамье подсудимых окажутся кардиохирург - завотделением Республиканского научно-практического центра (РНПЦ) «Кардиология», и двое представителей коммерческих структур, поставлявших в центр медицинские материалы для проведения кардиохирургических операций.

И вновь “дело врачей”

Это не первое уголовное дело, по которому обвиняются кардиохирурги центра: несколько лет назад за подобные преступления осуждены пятеро их коллег. Почему работа врачей привлекла к себе столь повышенное внимание следствия и насколько серьезна их вина? Об этом корреспондент «БелГазеты» говорила с начальником управления по расследованию преступлений в сфере оргпреступности и коррупции ГУПР МВД Дмитрием ДАНИЛЬЧИКОМ и замдиректора РНПЦ «Кардиология» по детской кардиохирургии к.м.н. Юрием ЧЕСНОВЫМ.

Дмитрий ДАНИЛЬЧИК: «СОЗДАЁТСЯ ОШИБОЧНОЕ МНЕНИЕ, БУДТО СЛЕДСТВИЕ НЕОБОСНОВАННО ПРЕСЛЕДУЕТ КАРДИОХИРУРГОВ»

- Летом 2005г. сотрудников РНПЦ «Кардиология» признали виновными в мошенничестве и превышении служебных полномочий при оказании медпомощи пациентам. Следствие не удовлетворилось вынесенным наказанием и направило в суд новое дело в отношении их коллег?

- Оба уголовных дела - звенья одной цепи. Преступная деятельность, подтвержденная собранными доказательствами, относится к событиям 2001-03гг., когда в кардиохирургической клинике центра работала одна команда. Расследуя первое дело, мы получили информацию о злоупотреблениях в отделении, занятом проведением операций и исследований по протезированию искусственных клапанов сердца. Материалы направили на проверку, дождались ревизии контрольно-ревизионного отдела Минздрава, после чего возбудили новое дело по факту мошенничества.

Для выдвижения подозрений в отношении конкретных лиц понадобилось около года. Мы провели мониторинг среди пациентов и их родственников, направив в их адрес более 5 тыс. уведомлений с просьбой сообщить о фактах оплаты за расходный материал. Латентность данной категории преступлений очевидна. В телефонных разговорах нам сообщали о произведенной оплате. Каждого выслушали внимательно, понимая, какие горести и беды перенесли люди. В то же время многие не захотели дать показания. Кто-то говорил, что родственники уже умерли, и им не хотелось бы возвращаться к прошлому, другие давали понять: их обращение может повлиять на качество медобслуживания. Некоторые, напротив, настаивали на привлечении к ответственности виновных, сколотивших капитал на чужом горе. Следствие признало потерпевшими 95 человек. Обвинение содержит факы о нарушениях, выявленных при оказании медпомощи 64 пациентам.

- Какие операции попали в поле зрения следствия?

- Операции и исследования по протезированию искусственных клапанов сердца (митрального, аортального, трехстворчатого), по протезированию аорты, по пластике клапанов сердца и аорты, по аортокоронарному шунтированию, по балонной ангиопластике и стентированию, коронографии. Нам пришлось заняться самообразованием, в максимально короткие сроки изучить симптомы различных заболеваний сердечно-сосудистой системы, процедуру лечения дефектов сердца и сосудов. Мы не могли выглядеть дилетантами в разговорах с кардиохирургами.

- Какие претензии у следствия к обвиняемым?

- Завотделением, известному кардиохирургу, назовем его А., предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупных размерах, превышении служебных полномочий, получении взяток путем вымогательства. Действия представителей коммерческих структур квалифицированы как мошенничество, незаконная предпринимательская деятельность, превышение служебных полномочий и злоупотребление такими полномочиями. В отношении всех троих избрана мера пресечения - подписка о невыезде и надлежащем поведении. В ожидании суда А. продолжает оперировать.

- Все трое обвиняются в получении денег от пациентов под предлогом покупки расходного материала для проведения кардиохирургических операций. О каких расходных материалах идет речь?

- Протезы клапанов сердца и аорты, оксигенаторы, кардиоплегические системы, стенты, наборы для коронографии, интрадьюсеры, шовный материал (нитки, иглы, скобы) и т.д.

- Действительно ли в центре существовал дефицит расходных материалов, вынуждавший врачей, по их словам, предлагать пациентам покупать расходные материалы за свои деньги?

- Да, порой в центре не было изделий медицинского назначения. Это значительно усложнило работу следствия по сбору доказательств, тем более что врачебная солидарность - одна из самых сильных. Постоянный дефицит всех видов расходного материала, перебои в финансировании - главный аргумент защиты. Но по каждому эпизоду мы разбирались индивидуально. У стороны обвинения есть веские доводы.

Установлено, что для приобретения расходных материалов медперсонал направлял пациентов в определенные коммерческие структуры, интересы которых лоббировались. Двое представителей этих фирм признаны обвиняемыми. Была организована деятельность по отмыванию денежных средств пациентов, которую мы разделяем на два направления. В первом случае люди платили за расходный материал, централизованно закупленный Минздравом за счет бюджетных средств. Эти факты легли в основу обвинения в мошенничестве, сопряженном с превышением служебных полномочий. Во втором случае при операциях использовался материал, не прошедший госрегистрацию. Один обвиняемый сообщил, что изделия для проведения операций на сердце получал через проводников поездов, водителей попутных автомашин (дальнобойщиков), неустановленных представителей российских коммерческих структур. О качестве, условиях хранения и доставке таких изделий остается только догадываться. А ведь речь идет о специфическом товаре, от происхождения, условий хранения и транспортировки которого зависит жизнь и здоровье пациента. Такие факты легли в основу обвинения соучастников: доктора - в превышении служебных полномочий, представителей коммерческих структур - в совершении незаконной предпринимательской деятельности, сопряженной с превышением служебных полномочий.

- Какие требования предъявляются Минздравом к расходному материалу, используемому при проведении кардиохирургических операций?

- Все изделия медицинского назначения, независимо от того, за счет каких средств они приобретены, подлежат обязательной госрегистрации. По делу, такую регистрацию имели только те изделия, которые находились на балансе центра.

- Кто имеет право на реализацию расходных материалов в адрес «Кардиологии» и коммерческих организаций?

- УП «Белмедтехника» занимается закупками изделий медицинского назначения, которые проходят на тендерной основе, после чего материалы поставляются в центр.

- Для осуществления поставок изделий медицинского назначения в лечебные учреждения субъектам хозяйствования необходимо получить лицензию?

- Минздрав выдает лицензию на медицинскую деятельность, причем на оптовую реализацию изделий медицинского назначения. А обвиняемые коммерсанты, подобно «черным маклерам», торговали расходным материалом, не прошедшим госрегистрацию, в розницу.

- Предъявит ли Минздрав гражданский иск к обвиняемым?

- Орган расследования направил в Минздрав письменное уведомление о возможности заявления гражданского иска по уголовному делу. Мы сообщили о причинении существенного вреда правам и законным интересам граждан, государственным интересам, выразившимся в подрыве авторитета и престижа работников «Кардиологии» и органов здравоохранения в целом, постановке в опасность жизни и здоровья пациентов. На этапе предварительного следствия иск Мин-здрава к обвиняемым не подан.

- Не кажется ли вам жестким предъявление исков к хирургу со стороны излеченных им же пациентов?

- К сожалению, многие не совсем правильно оценивают работу следователей. Создается ошибочное мнение, будто следствие необоснованно преследует кардиохирургов. Но если они преступили закон, их действиям необходимо дать правовую оценку. Если в сфере кардиохирургии образовалась злокачественная опухоль, ее нужно удалить, чтобы она дальше не прогрессировала. Что мы и сделали.

Полагаю, что расследование таких дел принесло только большую пользу обществу. С 2004г. в центре не выявлено подобных фактов криминала. Сменилось руководство, обстановка улучшилось, налажен контроль за использованием расходных материалов, изменилось отношение к пациентам. Результаты нашей работы носят и профилактический характер: приведенные примеры выявленных нарушений в кардиохирургии позволили обратить внимание на подобные упущения и недостатки в других направлениях медицины.

СПРАВКА. Дмитрий Данильчик родился в Минске в 1968г. После окончания Академии МВД в 1992г. работал следователем Первомайского РОВД Минска. Общий стаж следственной работы - более 15 лет. С мая 2004г. - начальник управления по расследованию преступлений в сфере организованной преступности и коррупции ГУПР МВД.

Юрий ЧЕСНОВ:«В НАС НЕЛЬЗЯ ВИДЕТЬ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ»

- Как вы оцениваете новое «дело врачей»?

- Не мое право обсуждать, как шло следствие. Что касается предположений, то оговорить можно любого.

- Как вы относитесь к предъявлению пациентом иска к лечащему доктору?

- Если доказана врачебная ошибка, пациент имеет полное право на это действие. Если существуют только предположения, то как бы не получилось, что все врачи виноваты. В этом случае мы пилим сук, на котором сидим. Кто будет лечить? Уменьшится количество желающих стать доктором. Стало сложно работать. Первая мысль у врача не о том, как лечить, а что с тобой сделает пациент, когда ты его вылечишь: не обвинит ли в мошенничестве или взяточничестве? Три года я не слышал от пациентов слов «спасибо» и «до свидания». Профессия врача унижается, в СМИ публикуют небылицы. Идя на операцию, хирург должен быть абсолютно хладнокровен, ведь наши операции - все равно что выход в космос. Если начнутся обвинения, ничего хорошего не получится. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Вспомните, какая летальность после операций была еще лет двадцать назад. Но медицина идет вперед.

- Пациенты центра написали в обращении к генпрокурору Беларуси в защиту обвиняемого доктора: «Все хирурги центра были вынуждены оперировать на материалах, купленных пациентами за свой счет». Что вынуждало хирургов идти на этот шаг?

- Дефицит материалов. Почему бы следствию не разобраться в его причинах? Я, хирург с 1986г., знаю: ни лечащий врач, ни завотделением не покупают оборудование для отделения - это государственное дело. Вся закупка оксигенаторов и пр. была подконтрольна высоким инстанциям. От нас требуется подать заявку о количестве материала и его наименовании. То, что в центре существовал дефицит оборудования, не вина врачей. Врач делает свое дело, остальные должны работать на него: закупить материал, обеспечить нормальные условия работы. Врач не должен ломать голову над тем, где взять материалы, чтобы спасти больного.

- Существующая ситуация подталкивала врача к нарушениям?

- Не могу понять, в чем он нарушил закон. Если в центре нет расходного материала, но обращается человек с тяжелым заболеванием - его надо лечить. Как быть в этом случае? Сообщить больному, что нет условий для операции?

- Врач предлагал пациенту самому купить расходные материалы…

- Инициативу по поиску оборудования проявляет пациент.

- Возможна ли ситуация, когда врач просит пациента приобрести расходные материалы у коммерческой фирмы, человек платит деньги, а в ходе операции ему ставят материал, находящийся на балансе центра?

- Это самое ужасное обвинение, которое можно придумать! Если нет оборудования, очередь больных похожа на пассажиров тонущего «Титаника», где шлюпок на всех не хватает. Что делать, кому и как помогать? Тем, кто мог, предлагали подождать. Но что делать, когда в клинику поступает пациент в тяжелом состоянии с расслаивающейся аневризмой аорты или острым инфарктом миокарда, - смотреть, как он умирает? Для таких случаев оставляли запас оксигенаторов, не более пяти штук. Не исключено, что на эти материалы, числящиеся в центре, обратило внимание следствие. Если материалов нет - врачи беспомощны. В нас нельзя видеть потенциальных преступников.

- Вам известны подробности уголовного дела врачей «Кардиологии», осужденных за превышение власти или служебных полномочий, мошенничество, неоказание помощи больному без уважительных причин?

- В общих чертах. Люди получили срок, отбыли его и продолжают работать по специальности, и с большим успехом. Мне известно, что это уголовное дело на много лет назад отбросило Беларусь в хирургическом лечении нарушений сердечного ритма, многое пришлось начинать сначала. Кардиохирургия - специфическая область. Чтобы воспитать кардиохирурга, по самым скромным подсчетам, требуется десять лет. Такие врачи уникальны, и если одного устранить - другого не найти.

Да, если совершено преступление, виновный должен понести наказание, где бы он ни работал. Что же касается конкретной ситуации, то я не верю в вину врачей.

- Насколько правильно признавать пациентов и их родственников потерпевшими?

- Пациенты показывали письма следствия, направленные в их адрес. Там очень хитрые формулировки. Людям намекали, что деньги, потраченные на лечение, будут возвращены. Кто их будет возвращать - врачи? Но мы не собственники медицинских материалов, купленных у фирмы. Когда я узнаю о заявлениях пациентов, сделанных в ходе расследования по уголовному делу лечащего врача, хочу сказать: это на их совести. Получается, любой человек может потребовать деньги, которые он потратил на лечение. Как нам, врачам, защититься, что говорить, чтобы нас не трогали?

- Кем вы работали в РНПЦ «Кардиология» во время, описанное следствием, - в 2001-03гг.?

- Рядовым кардиохирургом во 2-м кардиохирургическом отделении, которым руководил обвиняемый ныне доктор.

- Изменилось ли ныне снабжение центра?

- Да, стало лучше. Таких длительных остановок работы, как раньше, пока нет. Небольшие перебои случаются, но не такие катастрофические, как в те времена, когда мы простаивали по нескольку месяцев. Не хватало, скажем, искусственных клапанов сердца. Как это трактовать - неоказание помощи? Кто виноват, что их не было в центре?

- Как оцениваете предложение следствия Минздраву подать иск к обвиняемым?

- Плохо. После этого остается писать заявление об увольнении, чтобы не нарваться на похожую ситуацию в будущем, когда обвинить могут в несчастном случае, если победила болезнь.

Поинтересуйтесь статистикой, сколько в Минске вакантных мест медсестер. Когда я начинал работать, устроиться в столичную больницу было невозможно, попасть в сердечно-сосудистую хирургию - вершина желания. Теперь желающих прийти сюда нет. Отмечу невысокую оплату труда медсестер, кардиологов, выполняющих колоссальнейший объем работы. Им остается идти в предприниматели или на завод, где не так много риска быть наказанным.

СПРАВКА. Юрий Чеснов родился в Минске в 1961г. После окончания лечебного факультета Минского мединститута в 1984г. работал хирургом в кардиохирургическом отделении 4-й ГКБ, ныне - РНПЦ «Кардиология». С 2004г. - замдиректора РНПЦ «Кардиология» по детской кардиохирургии, кандидат медицинских наук.

12:53 11/10/2007




Loading...


загружаются комментарии