Нянями в детских садах Бреста работают осужденные женщины

Из множества SMS, которые ежедневно поступают на телефон редакции, одно выделялось особым «нервом»: «Почему в нашем саду помощниками воспитателей работают осужденные женщины? Кто отвечает за безопасность малышей - не принесут ли нянечки в сад туберкулез? Как можно подвергать опасности жизни детей?!»

Кто они, эти женщины? Первое - матери. Не каждая из них являет образец хранительницы домашнего очага, но и характер их преступления, как правило, угрозы обществу не несет. Кто-то лишился свободы за пресловутую «колхозную курицу», кто-то угодил за решетку в результате семейных разборок - «пьяница-муж достал». Но многие - откровенные недотепы, потому что не смогли сделать свою жизнь достойной. История в таких случаях почти всегда развивается по одной и той же схеме: бабушка пила, мама пила, ничего другого в своей жизни непутевая дама не видела: бутылка да скудная закуска. По примеру «старшего поколения» принялась воспитывать своих детей. В результате - лишение родительских прав и ограничение свободы с выплатой алиментов.

Им не позавидуешь: в учреждении открытого типа, куда попадают на небольшие сроки, государство обедами не кормит. На жизнь нужно зарабатывать самим. По известным причинам высокооплачиваемую должность никто из осужденных не получает, обычно их доход в месяц колеблется около 200-300 тысяч белорусских рублей. Из этих денег 23 тысячи ежемесячно нужно платить за проживание в спецобщежитии; у тех, кто оплачивает содержание детей в госучреждениях, из заработка вычитают еще 70 процентов. Остальные деньги - пожалуйста, можно расходовать на себя, но остается на проживание ничтожная сумма. Поэтому трудятся осужденные без выходных. Особенно осенью, когда сельские хозяйства нуждаются в дополнительной силе. Некоторые заключили с казенным учреждением официальные договоры, и великовозрастные «воспитанницы» исправительного заведения собирают урожай, имея небольшой приработок.

- В детском саду они обычно просят полторы ставки. А приглашать на работу в школы и детские сады осужденных женщин стали не год и не два назад, - говорит начальник исправительного учреждения открытого типа № 1 (расположено в Бресте, в микрорайоне «Дубровка») Юрий Стасевич.

Юрий Вячеславович находится в должности пять лет, но хорошо помнит, что еще в начале девяностых в средних школах №№ 9, 18 техничками работали женщины, преступившие закон. И тогда, и сейчас все они прежде всего проходят медицинское освидетельствование, получают медицинскую книжку и допуск к работе в детском саду, на кухне, в больнице… Подопечные Юрия Вячеславовича - не злостные рецидивисты. Но закон одинаково строг ко всем: преступление влечет за собой наказание. И часто случается так, что наказание людской молвой приносит гораздо больше страданий и слез, чем решение суда. Получив клеймо осужденной, для общества женщина становится человеком второго сорта.

- В нашем детском саду тоже работают осужденные, - говорит заведующая детсадом № 68 Ирина Ивановна Ситько. - Я начала принимать их помощниками воспитателей с 2005 года, когда дефицит кадров младшего персонала стал таким острым, что другого выхода уже не было. Сначала вводила в коллектив с большой опаской. Очень переживала, постоянно контролировала, по нескольку раз в день заглядывала в группу, смотрела, как «необычная» нянечка справляется с делом. Одна из первых осужденных до сих пор работает у меня. Начинала с ясельной группы. Когда «ее дети» перешли в среднюю, с ними перешла и воспитательница, а нянечку я оставила на прежнем месте. Так ко мне приходила родительская делегация и просила: «Переведите нашу любимую (имени-отчества я вам не скажу) к нашим детям, почему оставляете ее на ясельках?»

Сегодня в 68-м саду снова не хватает двух помощников воспитателя. Полторы недели назад Ирина Ситько подала заявку в центр занятости с объявлением вакансий. Ни одного звонка от желающих в нянечки не поступило. А на днях еще один помощник воспитателя - молоденькая девушка из «непоступивших» - подала заявление об уходе. «Очень тяжелая
физическая работа, и платят так, что на нижнее белье не хватает. Если бы не мама, не знаю, как бы и жила», - мотивировала девушка свой уход.

От работы с малышами потенциальных нянечек отпугивает прежде всего низкая заработная плата. Помощник воспитателя, имеющий стаж до 5 лет, получает не более 200 тысяч рублей. Няня со стажем зарабатывает около 220 белорусских тысяч. У администрации сада никак не получается подойти к оплате столь необходимых кадров творчески. Детский сад - та структура, которая при всем желании не может заниматься коммерческой деятельностью и существует за счет бюджета. Штатное расписание бюджетных организаций разрабатывается не в кабинете заведующей детсадом, а много выше. И, видимо, там, «наверху», кто-то всерьез полагает, что на 200 тысяч белорусских рублей можно прожить. Если так, то пусть бы кто-нибудь из министерств и ведомств подсказал малограмотным нянечкам: КАК?

- Наверное, предполагается, что работу нянечки может выполнять пенсионерка? - спрашивает Ирина Ивановна. - Ищу желающих и среди них. В прошлом году одна пришла подзаработать, осмотрелась - и уволилась. «Очень тяжело, - сказала, - 24 ребенка в группе: 24 чашечки, 24 тарелочки, 24 ложки помой - еле справляюсь. Прихожу домой, а у меня руки дрожат от усталости».

Чаще всего конфликты на работе у осужденных женщин возникают оттого, что «вольные граждане», как называют свободное общество на языке протокола, нетактично ведут себя с подопечными спецучреждений. Человек только появился на пороге предприятия, учебного заведения, а на нем уже клеймо. Осужденные трудятся дворниками, техничками, уборщицами, посудомойками - выполняют самую грязную работу. Но и тут, считает кто-то, им не место рядом с нами! «Родители как узнают, что в нянечках - осужденная, так начинается: уберите ее от нас!» - говорит Юрий Стасевич.

А куда убрать, на какой край света? Чтобы остаться человеком, ей и нужно быть среди людей - хороших и добрых.

МНЕНИЕ:

- Эти женщины не первый год работают у нас, - говорит начальник отдела образования администрации Ленинского района Елена БЕРКОВИЧ. - В учебные заведения, детские сады их направляет региональный центр занятости. У всех есть допуск для работы с детьми, медицинские карты. И они ведь находятся под постоянным контролем. Никто из них за все годы ни разу не нарушил трудовой дисциплины. Не зафиксировано ни одного случая пьянства.

Напротив, многие заведующие говорят, что это очень добросовестные люди - делают то, к чему другие не хотят прикасаться. Ну, оступились… Но ведь есть старая поговорка: «От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Каждый человек имеет право на достойное к себе отношение.

15:01 19/10/2007




Loading...


загружаются комментарии