Кольцо сжимается

Визит Андреа Ригони заставляет задуматься над тем, в правильной ли системе координат анализировались события. Матрица политического анализа в последнее время была проста: Европа и Россия – антагонисты в белорусском вопросе, Лукашенко разворачивается с Востока на Запад, оппозиция раскалывается на проевропейскую и пророссийскую, Россия нас погубит, Европа нас спасет…  

Кольцо сжимается

Но как-то уж слишком синхронны оказались действия Москвы и Брюсселя: одни поддавливают экономически, другие предлагают Лукашенко выход – и деньги, и прощение грехов в обмен на политические реформы. Визит Андреа Ригони продемонстрировал, что синхронность не случайна.

Во время своего пребывания в Минске спецдокладчик ПАСЕ по Беларуси, глава итальянской делегации в Парламентской ассамблее встречался как с официальными лицами, так и с представителями демократической оппозиции. Удивил и тех, и других. «Официоз» ломает голову над тем, что хотел продемонстрировать Ригони, выделив значительную часть времени для беседы с послом России в Минске. Демократическая общественность в недоумении от того, что ни один из переводчиков Ригони  не знал языка страны, в которую приехал европарламентер, а потому всех просили говорить по-русски. Еще больший шок вызвало то обстоятельство, что большинство переводчиков приехало в Минск не из Страсбурга и даже не из Рима, а из Москвы.

Европа и Россия договорились по белорусскому вопросу?

По крайней мере, очевидно, что основные позиции согласованы. И даже не сейчас, раньше – когда спикер Госдумы Борис Грызлов выступил посредником во встрече председателя ПАСЕ Рене Ван дер Линдена и тогдашнего спикера белорусского парламента Владимира Коноплева. Напомню, что встреча состоялась в Москве и вскоре после этого Ван дер Линден приехал в Минск и стал первым высокопоставленным европейским чиновником, который почтил своим визитом последнюю европейскую диктатуру.

Вторым высокопоставленным еврочиновником, который с миротворческой миссией прибудет в Минск и, вероятно, даже встретится с Александром Лукашенко, может стать … Михаил Маргелов. Именно так: по всем раскладам получается, что российский депутат имеет самые большие шансы занять через пару месяцев пост главы ПАСЕ, сменив Ван дер Линдена. В общем, очень символично получилось, когда «Европейским маршем» оппозиция от отметки «нулевой километр» на Октябрьской площади пошла не в направлении Запада, а строго на Восток. 

Нынешний расклад сил вокруг Беларуси крайне неприятен и для официального Минска, и для той части оппозиции, политическая платформа которой русофобская и по сути, и по форме. Фобия – это вообще состояние нездоровое. Что неизменно демонстрирует Зенон Позняк, призывая не ходить ни на европейские марши, ни на социальные, не верить ни Милинкевичу, ни коммунистам. Но Позняк первым из политиков уловил, что кольцо вокруг Беларуси смыкается, что есть некий, образно говоря, новый пакт Молотова-Риббентропа. Но что предложил взамен? История, язык, просветительство, - прошлое как самоидентификация белорусов во имя будущего. Путь, который, к сожалению, если и даст результаты, то очень не скоро; стратегия, означающая уход от реальной политики на долгие годы.

Новый расклад сил требует нового осмысления. Не в категориях «черное-белое», «восток-запад», «Москва-Брюссель»… Беларусь как территория геополитической конфронтации – это то, что сегодня предлагают и официальный Минск, и проевропейская оппозиция. Потому что одни готовы противостоять НАТО, не пропустив к Смоленску танки Североатлантического альянса, другие демонстрируют желание войти в Альянс, выдворив к Смоленску или куда подальше российские военные базы. В результате и власть, и оппозиция обижаются, что не находят понимания и должной поддержки у «заинтересованных сторон». Но эти самые стороны, похоже, заинтересованы в другой Беларуси – в Беларуси как территории геополитического компромисса.


 

09:09 22/10/2007




Loading...


загружаются комментарии