Спрут

На днях начальник Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми Министерства внутренних дел Олег Пекарский отчитался, что ежегодно из незаконного оборота изымается около тонны высушенной маковой соломки и марихуаны, свыше 20 килограммов готовых форм наркотиков и более 10 килограммов психотропных веществ. Год от года объемы изъятого увеличиваются, и нам говорят, что милиция демонстрирует хорошие показатели в работе.

Однако “Народная воля” решила разобраться, много это или мало? Каковы объемы белорусского наркорынка? Достаточны ли меры, предпринимаемые специальными службами по предотвращению наркотизации Беларуси?

Особый счет

Чтобы ответить на эти вопросы, в первую очередь необходимо знать, сколько наркоманов в стране.

Точную цифру не назовет никто. По той простой причине, что по собственной воле наркоманы не приходят к врачам становиться на учет. Тем не менее Министерство внутренних дел называет официальные данные — 14 тысяч человек. Именно столько на 1 января нынешнего года находилось на официальном учете в наркодиспансерах. Прямо скажем: не много. О чем с гордостью сообщает МВД.

Однако главный врач Минского городского наркологического диспансера Сергей Молочко утверждает, что только в Минске 30 тысяч наркоманов (хотя на официальном учете всего 4300 человек). Медики вообще при расчете числа больных этим страшным заболеванием склонны увеличивать цифру в 7—10 раз: именно таков результат анонимного анкетирования, проведенного пару лет назад в нашей стране при содействии экспертов ООН. По этим расчетам получается, что в Беларуси вполне может быть 98—140 тысяч наркоманов. И цифры увеличиваются в геометрической прогрессии, потому что каждый наркоман за свою жизнь втягивает в зависимость от всякой дури 10—15 человек. Да, живут наркоманы недолго. Но это все равно означает, что в обозримой перспективе в стране будет более миллиона наркозависимых — каждый десятый или даже каждый седьмой.

Вообще, данные анонимного опроса, проведенные при содействии ООН, приводят в ужас.

— Каждый десятый учащийся знает, где в его населенном пункте можно достать наркотики. Вопрос: почему об этом не знает милиция?

— 23,9% учащихся Гомельской области заявили, что наркотики можно приобрести в самих учебных заведениях.

— 29,6% учащейся молодежи имеют знакомых-наркоманов, то есть находятся в зоне поражения.

— Каждая пятая белорусская семья уже сталкивалась с проблемами наркомании.

— Каждый десятый подросток пробовал марихуану, 2% знакомы с экстази, еще 2% не знают, что потребляли.

— Не менее 16% учащейся молодежи (почти каждый шестой) пробовали наркотики.

— Около 75% учащихся в Светлогорске заявили, что не осуждают тех, кто употребляет героин.

— Около 40% студентов минских вузов указали, что их друзья принимают наркотики.

— Только 30% опрошенных считают употребление наркотиков недопустимым...

Эпидемия — вот точное слово, которое характеризует ситуацию с распространением наркотиков в Беларуси. И масштабы ее год от года растут. Если еще в конце 80-х специалисты с гордостью говорили, что у нас наркомании нет, а в начале 90-х на учете состояло всего 70 человек, то сейчас практически у каждого из нас есть знакомые, столкнувшиеся с этой проблемой.

Героиновый ужас

В странах, где доза героина стоит меньше десяти долларов, торговля наркотиками осуществляется под покровительством государства. Таково мнение международных экспертов. Потому что цена на наркотики — это показатель его доступности; цена на героин менее десяти долларов — показатель того, что предложение продукта на рынке превышает спрос. В Беларуси доза героина обходится в 3—4 доллара! Значит, объемы поставок просто огромны.

К сожалению, в нашей стране утверждение, что наркомания — это болезнь богатых, превратилось в миф, не соответствующий действительности. Начинается все с небольших доз и с небольших трат.

В настоящее время на нашем рынке сложились очень ровные и очень невысокие цены. За 1 грамм вещества они такие: амфетамин — 20—25 долларов (разовая доза 0,1 грамма, или 2—2,5 доллара), экстази — 50—60 (одна таблетка — 7—15 долларов), маковая соломка — 0,3—0,5 (доза 10 граммов, или 3—5 долларов), марихуана — 2—3 (доза — 2 грамма), героин — 35—40 (разовая доза 0,1 грамма), “белый китаец”, или синтетический
героин (500 разовых доз) — 135—150, гашиш — 12—20 (доза 0,5 грамма, или 6 долларов), опий — 1,5—2 доллара за “кубик”, кокаин — 100—120 (разовая доза — 0,15 грамма, этот наркотик из-за дороговизны практически не находит спроса).

Как утверждает МВД, в Беларуси инъекционному наркоману в сутки для приобретения дозы требуется около 10 долларов. Вот и подсчитаем, какие деньги крутятся в этом страшном бизнесе.

Если учесть, что 64 процента всех наркоманов в стране — именно те, кто сидит на игле (то есть 63.000—89.000 человек), то получается, что в день (!) они тратят на наркотики минимум 630 тысяч долларов. В год соответственно — больше двух миллиардов.

Вторая часть наркозависимых — нюхает, курит, глотает всякую гадость. И тратит на эти цели еще не менее миллиарда долларов. Просто невозможно поверить, что наркоторговцы-миллиардеры живут в Северном поселке в Минске или в цыганских поселках по Слуцкому шоссе, хотя Министерство внутренних дел настойчиво убеждает общественность, что именно цыганские кланы контролируют наркорынок.

Впрочем, ужас даже не в том, что кто-то зарабатывает безумные деньги на наркотиках. Ужас в том, что если абсолютно на все — хлеб, молоко, мясо — цены растут, то наркотики стремительно дешевеют. Они уже перестали быть недоступны большинству населения. Ведь грамм героина — это десять разовых доз (а для начинающих — даже больше). Получается, что группа школьников, которым мамы дали по 10 тысяч рублей на кино и чипсы с колой, спокойно могут позволить себе сомнительное наркоудовольствие. А ведь еще несколько лет назад героин стоил больше ста долларов за грамм! Значит, несмотря на мужественную борьбу белорусской милиции, именно в последние годы был налажен большой и постоянно действующий канал поставок этого наркотика на наш рынок.

Химики — не лирики

Производятся наркотики в самой Беларуси или они попадают к нам извне? Абсолютно неверно говорить, что наркотики — исключительно результат открытости нашей страны.

В 2004—2005 годах в Минске были обнаружены две лаборатории по производству метадона (обе в Национальной академии наук), в 2006 г. в Могилеве — лаборатория по кустарному изготовлению амфетамина и психотропных веществ. Наши “мастера” в Минской области пытались “усовершенствовать” выращивание марихуаны, а в Минске проводили успешные эксперименты с галлюциногенными грибами... И хотя случаи обнаружения нарколабораторий единичны, ко всем, у кого специальность по диплому — “химик”, специальные службы сейчас проявляют особый интерес. Уже подсчитано, что за последнее десятилетие в Беларуси подготовлено 5 тысяч таких специалистов. Потому с этого года все, кто получил соответствующее химическое образование, находятся под оперативным контролем. О чем официально объявило Министерство внутренних дел.

И все-таки бал на нашем рынке правят не дипломированные химики, а доморощенные. Причем, общепризнано, что во многих белорусских наркоманах умирают гениальные экспериментаторы. Так, достоверно известно, что именно белорусы стали изобретателями способа производства так называемого “русского героина” — раствора опия, получаемого из перемолотой маковой массы. В частности, светлогорские наркоманы первыми додумались при варке использовать растворители и очищать готовый наркотик при помощи уксусного ангидрида — вещества, которое в избытке имелось на светлогорском “Химволокне” и даже не относилось к разряду прекурсоров (то есть тех, которые используются при изготовлении наркотиков). Собственно, именно благодаря этому изобретению Светлогорск и вышел в лидеры по числу наркоманов.

А вот милиция и иные службы, которые противостоят наркотической эпидемии, не столь изобретательны.

На глазах у всех и при полном попустительстве государства был освоен новый способ производства самого популярного в Беларуси наркотика из разряда опиатов. Сырье абсолютно легально завозится в страну и абсолютно легально продается. Потому что это... обычные семена мака — те самые, которые наши мамы и бабушки используют в булочках, рулетах, маковых шарлотках. Об объемах этого вида бизнеса свидетельствуют цифры. Из 650 тонн мака, поступившего в республику в 2005 году, более 50% ушло наркопотребителям. В прошлом году в страну уже было ввезено 840 тонн семян мака, хотя объемы производства хлебобулочных изделий, в том числе с маком, не увеличились. Милиция “прочухала” ситуацию, только когда у одного минчанина на квартире была обнаружена тонна мака и он честно признался, для каких целей ее закупил.

Данных по этому году пока нет, но уже понятно, что вытяжка из мака стала чрезвычайно популярной у наркоманов, потому что абсолютно все составляющие для ее производства находятся в свободном доступе.

Сейчас Олег Пекарский признается, что запрет на свободную продажу мака вызовет криминогенный всплеск. Но, выждав минимум три года, милиция все-таки решилась на борьбу с очевидным способом поставки наркотика на рынок. Уже подготовлен проект постановления Совмина о запрете продажи семян мака в негосударственной торговле. Реализовать решение, правда, будет сложно, потому что практически вся торговля у нас в стране уже негосударственная. К тому же до того, чтобы запретить производство
булочек с маком или маковых рулетов, разработчики документа не дошли. Поэтому поставки в Беларусь потенциального наркосырья не прекратятся.

Дешево и очень доступно

Официальные лица признаются, что в свое время ситуацию в Светлогорске просто проспали. Но если кто-то думает, что, обжегшись на уксусном ангидриде, наши специалисты день и ночь бдят за наркорынком, тот глубоко ошибается.

Яркий тому пример — насвай — легкий и дешевый наркотик, который некоторые называют “средством от курения”. Он у нас абсолютно легален. Хотя всем известно, что основными любителями этой “жвачки” являются 13—15-летние школьники.

Сначала насвай не включали в список запрещенных препаратов, ссылаясь на то, что в стране не зарегистрировано ни одного человека, у которого бы появилась зависимость от этого вещества. В прошлом году медики сообщили о ста первых больных, и в начале 2007-го начальник управления по наркоконтролю МВД Олег Пекарский заявил, что все готово к тому, чтобы злополучное “средство от курения” было включено в список веществ, распространение которых на территории Беларуси запрещено. Пекарский даже привел пример, когда у торговцев было изъято 28 мешков с насваем, но все изъятое пришлось вернуть владельцам, так как суд не признал это вещество вредным. Естественно, представитель Министерства внутренних дел высказал свое возмущение...

Однако за год МВД так и не удалось добиться включения насвая в список запрещенных веществ. Как сообщил все тот же Пекарский на пресс-конференции пару дней назад, причина в том, что... “практически невозможно вывести химическую формулу насвая, которую можно привязать в законодательном плане”. “Поэтому насвай признан вредным для здоровья людей, но запретить его официально как содержащее наркотические вещества на данном этапе не представляется возможным”.

Начальник управления фармацевтической инспекции и организации лекарственного обеспечения Минздрава Людмила Реутская в свою очередь пояснила, что насвай — это комбинация целого ряда веществ. “Доказать, что это насвай, эксперту-криминалисту будет практически невозможно”, — считает специалист.

Какое-то необъяснимое чистоплюйство...

И все-таки чем бы там ни оправдывались официальные лица, в каком бы бессилии ни признавались криминалисты, если вы увидите, что ребенок заложил за губу зелено-бурую жвачку, немедленно бейте тревогу. Потому что насвай содержит психотропные вещества и вызывает зависимость. Более того: хорошо известно, что все наркоманы начинают с легких наркотиков. Но, к сожалению, 90% потом переходят на тяжелые. Об этом прекрасно осведомлены те, кто заинтересован в как можно более масштабных объемах торговли наркотоваром. Но чиновники, призванные стоять на страже общественного здоровья, похоже, только делают вид, что борются с причинами навалившейся на страну беды. Наше законодательство в этом смысле поистине удивительное! Однажды члены белорусской сборной по бодибилдингу были задержаны с таблетками экстази, которые они привезли из Германии. Но скандала не случилось, и спортсменов пришлось отпустить. Поскольку экстази по какой-то причине был переведен в разряд психотропных средств, не относящихся к наркотикам...

Остается только догадываться, вольно или невольно чиновники в ряде случаев способствуют росту наркоэпидемии.

Бесперебойный транзит

Первый факт транзита наркотиков через Беларусь был зарегистрирован в 1992 году, когда брестские таможенники в одном из контейнеров с изюмом, идущих из Афганистана, обнаружили... 2,4 тонны гашиша. Это был шок! Однако сегодня уже общепризнано, что наркотрафик проходит через Беларусь двумя параллельными потоками. И он огромен. С востока на запад — из Афганистана, Китая, Юго-Восточной и Средней Азии в Европу идут героин, марихуана, гашиш. В обратном направлении (с запада на восток) —
синтетические и психотропные средства. И только небольшой процент всего этого оседает в Беларуси. Теоретически правоохранительные органы должны быть обеспокоены и транзитом, и внутренним рынком. Но если есть хотя бы какие-то ориентиры, по которым можно проанализировать ситуацию с потреблением наркотиков в Беларуси, то данные о транзите напрочь отсутствуют. Даже оценочные, даже приблизительные.

В то же время международные эксперты ничего утешительного в адрес Беларуси не говорят. Так, у нас широко известны доклады Госдепартамента США о соблюдении прав человека, однако практически никогда не упоминается, что Госдеп регулярно анализирует и ситуацию в сфере наркотрафика.

“Официальные данные о количестве конфискованных наркотиков не отражают реальной проблемы, поскольку предполагается, что большая часть наркотиков беспрепятственно перевозится через Беларусь транзитом. Соседние страны сообщают о росте поставок наркотиков из Беларуси или через Беларусь”.

“По сведениям правоохранительных органов соседних стран, Беларусь является источником химических веществ-прекурсоров, но должностные лица Беларуси отрицают это”.

“Существует проблема коррупции среди пограничных и таможенных чиновников. По некоторым данным, в торговлю наркотиками вовлечены даже представители высших эшелонов власти. Эти факторы затрудняют попытки воспрепятствовать поставкам наркотиков. В 2004 году проводилась кампания по борьбе с коррупцией среди пограничников, хотя на сегодняшний день никто из них, не говоря уже о высших должностных лицах, не был привлечен к ответственности за преступления, связанные с наркотиками”. Это все цитаты из доклада Госдепа.

А теперь вновь зададим себе вопрос, поставленный в начале статьи: одна тонна высушенной маковой соломки, 20 килограммов готовых веществ и 10 килограммов психотропных препаратов, которые за год конфисковывают белорусские правоохранители, — это много или мало? Это мизер! Специалистам даже слушать смешно о таких успехах. “Тонна” — это, конечно, звучит. Но речь идет о соломке, а это всего лишь все те же 20 килограммов готовых веществ или 10 килограммов психотропных препаратов. По грубому счету получается, что правоохранители за год изъяли 60 килограммов наркотиков, или 60.000 граммов, или 600.000 разовых доз. Если в стране 98—140 тысяч наркоманов, то “минус”, организованный правоохранительными органами, — это всего четыре-пять доз на каждого. За год! Да усушка-утруска дает большие потери при уборке картофеля, а тут... И не забывайте, что мы не сравнивали изъятое с объемами транзита, тут вообще наши “достижения” могут оказаться в пределах статистической погрешности...

А потому возникает риторический вопрос: кто обеспечивает бесперебойные поставки наркотиков на белорусский рынок и наркотрафик через нашу территорию? Кто они — белорусские наркобароны, если милиции борьба с ними не под силу?

Общественность требует смертной казни

Закрывать глаза на проблему стало просто невозможно. Депутат Виктор Кучинский в одном из своих выступлений потребовал ввести смертную казнь для иностранцев, поставляющих наркотики в Беларусь. Белорусов за то же преступление Кучинский предложил приговаривать к пожизненному заключению, а потребителей — к 10 годам лишения свободы. Министр юстиции Виктор Голованов, правда, “успокоил” депутата: мол, существующая юридическая база для борьбы с наркооборотом достаточная. Но Голованов, очевидно, не прав.

Бывший начальник Института национальной безопасности Владимир Берестень в свое время предлагал приравнять наркобизнес к преступлениям против безопасности государства. Однако дело до конца не довел: Берестеня попросили с должности.

По нашим (абсолютно достоверным) данным, у нескольких высокопоставленных белорусских чиновников дети умерли от передозировки наркотиков, потому ропот в связи со сложившейся ситуацией, когда милиция вылавливает одиночек-распространителей и срезает с грядок маковые головки, в то время как через Беларусь идут тонны наркотических веществ, а наркоторговля, будто спрут, втягивает в себя все новые и новые жертвы, звучит на самом высоком уровне.

Совсем недавно сенаторы Александр Абрамович и Николай Чергинец публично высказали свое возмущение тем, какие наказания несут белорусские наркоторговцы. Дело в том, что наказание у нас строгое, но для потребителей и распространителей оно практически не отличается. Хотя потребители — это больные люди, а распространители — циничные подонки. В общем, потребность в изменении Уголовного кодекса есть. И в парламент уже поступили поправки в законодательство, которыми усиливается ответственность за незаконное распространение наркотиков. В соответствии с законопроектом, дифференцировано наказание за распространение легких и тяжелых наркотиков. Усиливается ответственность за причастность к незаконному обороту метадона, героина, триметилфентанила (“белого китайца”) и других наркотиков, которые отнесены к особо опасным. Кроме того, ужесточается наказание за незаконный оборот прекурсоров, инструментов и оборудования, используемых при изготовлении наркотиков. (Кстати, в Беларусь легально ввозится 90 тысяч тонн прекурсоров в год, и до недавнего времени эта сфера абсолютно не регулировалась.)

Многочисленные опросы показывают, что общественность требует ужесточения наказания для распространителей наркотиков. Однако проблема не столько в наказании, сколько в том, что в сети правоохранительных органов попадают даже не щупальца наркоспрута, а случайные одиночки. Как обуздать наркоспрута?..

ЛИКБЕЗ

Опиатные наркотики — героин, морфин, метадон, “ханка”, “бинты”, изготавливаемые из мака или действующие подобным образом.

Препараты конопли — марихуана, анаша, гашиш, “план”.

Психостимуляторы — эфедрин, первитин, экстази, кокаин, крэк.

Галлюциногены — грибы, LSD, PCP, димедрол.

Летучие вещества — клей, бензин, ацетон.

Снотворно-седативные средства — барбамил, феназепам, реладорм.

ИЗ ИСТОРИИ

Всплески наркомании отмечаются в связи с “сухими законами” или войнами. Так, в 1917—1920 годах введенный “сухой закон” вызвал эпидемию кокаинизма. Причем к наркотику пристрастилась именно люмпенизированная часть общества.

Вторая мировая война вызвала следующую волну наркотизации — морфинизм. Морфин широко назначался врачами в качестве обезболивающего средства, в результате многие вернулись с войны наркоманами.

“Сухой закон” Горбачева и война в Афганистане, как утверждают специалисты, стал началом нынешней волны наркотизации населения.

К СВЕДЕНИЮ

В Беларуси центр изучения проблем наркомании находится в Гродно. В 1992 году, согласно приказу министра здравоохранения, на базе Гродненского государственного медицинского университета была создана лаборатория медико-биологических проблем наркологии, которая до настоящего времени координирует эпидемиологические и социологические исследования в области распространения и употребления наркотиков в Беларуси.

13:49 26/10/2007




Loading...


загружаются комментарии