70 лет назад сталинские опричники уничтожили цвет белорусского народа

Всего за одну ночь с 29 на 30 октября 1937 года в подвалах минской внутренней тюрьмы НКВД — "американки", были расстреляны около 100 белорусских интеллектуалов — видных литераторов, ученых и государственных деятелей.

70 лет назад сталинские опричники уничтожили цвет белорусского народа

Обыкновенный геноцид

Племянник одного из невинно убиенных — 28-летнего поэта Валерия Морякова — Леонид Моряков оставил прибыльный бизнес, задавшись целью вернуть в историю как можно больше стертых имен. За 10 лет неустанных исследований он создал два десятка книг, главная из которых — еще не оконченная 10-томная энциклопедия "Рэпрэсаваныя лiтаратары, навукоўцы, работнiкi асветы, грамадскiя i культурныя дзеячы Беларусi. 1794—1991" с биграммами 15 тысяч жертв российского самодержавного, польского шовинистического и советского тоталитарного режимов.

В 70-ю годовщину кровавого террора писатель заполнил еще один пробел нашей истории, восстановив имена всех уничтоженных страшной октябрьской ночью 1937-го. Его новая книга "Ахвяры i карнiкi" проливает свет на пиковый период сталинских репрессий, впервые представляя биографии и показания не только жертв, но и палачей.

— Промежуток с августа 1937 по декабрь 1938 стал для Беларуси кровавым тоннелем смерти, — говорит Леонид Владимирович. — За неполные 15 месяцев расстреляли более 10 тысяч человек. Подчеркну: целенаправленно уничтожалась элита белорусской нации. Арестовывали каждого мыслящего человека. В 1937-м только за три осенних месяца органы репрессировали более 600 общественных и культурных деятелей. Всего же НКВДисты расстреляли или сослали в концлагеря 90% белорусских литераторов (в Украине — 35-40%, в России не более 15%), 100% священников, без малого всех директоров заводов, каждого третьего учителя, инженера… Репрессии, пришедшие на смену "белорусизации", на корню вырезали сотни самородков. Интеллектуальный генофонд нации, наработанный за столетия, в годы сталинизма был практически уничтожен! Наша повсеместная неуверенность, страх, безразличие — следствие этого геноцида.

103 рубца на сердце Беларуси

В Архиве президента РФ писатель разыскал "Список лиц, подлежащих суду военной коллегии Верховного суда СССР", в котором есть и белорусский раздел с перечнем осужденных на расстрел. Под ним — дата 15 сентября 1937-го. На смертном приговоре личные подписи Сталина и Молотова. 103 человека. Почти всех их — литераторов Алеся Дудара, Изи Харика, Янку Нёманского, Михася Чарота, Юлия Таубина, Платона Головача, Михася Зарецкого, наркомов просвещения Александра Чернушевича и юстиции Максима Левкова, ректора БГУ Анания Дьякова, 2-го секретаря ЦК КП (б) Б Николая Денискевича, студента БГУ Соломона Лямперта… — сталинисты расстреляют в одну ночь, отпраздновав таким образом день Ленинского комсомола и 20-летие октябрьского переворота.

Варяги-убийцы

Когда читаешь "Ахвяраў i карнiкаў", пропуская через себя тысячи человеческих судеб, осознаешь истинные масштабы сталинского террора.

15 сентября 1937 беда пришла в дом инспектора Белаптекауправления Бориса Левина, 34 лет от роду. Вместе с ним черный воронок навсегда забрал сестру-студентку политеха и пенсионеров-родителей. 7 февраля 1938 года арестованы, а через неделю и осуждены четверо братьев Минкевичей — работники колхоза "Ленiнскi шлях". Младшему было 34, старшему — 49 лет. С разницей в год осуждены дежурная дзержинской гостиницы 39-летняя Анна Быковская и ее братья 24-летний боец пожарной охраны Станислав и 37-летний шофер мясокомбината Цезарь…

Самое распространенное обвинение — "антисоветская агитация и пропаганда".
— "Двойки" и "тройки" НКВД судили ни в чем неповинных людей за 10-12 минут, — рассказывает Леонид Моряков. — Причем 90 процентов следователей и судей были присланы разбираться с белорусскими "нацдемами" из других республик СССР. Многие приезжали на пару дней, зачитывали несколько сотен смертельных приговоров и исчезали на безграничных просторах страны Советов.
Перед судом несчастных по-зверски истязали. Так, из автора "Беларускай граматыкi для школ" Бронислава Тарашкевича выбили "показания" на 249 человек!

Исследователь, за чью голову неосталинисты уже предлагали в Интернете 10 тысяч "зеленых", приводит в книге полтораста биографий сталинских палачей и сотни свидетельств потерпевших — чтение не для слабонервных.

"…Стенографистка Жуковская показала, что многие следователи, являясь инструкторами по бою, ходили по кабинетам и избивали несознавшихся арестованных. Когда арестованные теряли сознание после избиения, Быковский колол их иголкой в шею. Антону Балицкому (нарком просвещения БССР — К. Л. ) дал прессом в лицо. Арестованного литератора З. ставил ногами вверх к окну и избивал… ".

"…Неоднократно с 4 до 6 утра меня избивала "бригада". Собирались следователи Морев, Виньковецкий, Годин Крупеньков… "Бригада" била, одновременно применяя различные приемы: один рвал волосы, другой давил на горло, третий оплевывал лицо, остальные били кулаками и сапогами по голове, груди, животу, ногам. Это бригада играла в "футбол", помещая меня в центре, били по очереди сапогами — кто куда попадет…" (Из письма М. Стернина секретарю ЦК КП (б) Б П. Пономаренко).

Классик нашей литературы Кузьма Чорный, почти восемь месяцев проведший за решеткой, вспоминал: "У яжоўскай турме ў Менску ўвосень 1938 г. мяне саджалi на кол, бiлi вялiкiм жалезным ключом па галаве i палiвалi зьбiтае месца халоднай вадой, паднiмалi i кiдалi на рэйку, бiлi паленам па голым жываце, устаўлялi ў вушы папяровыя трубы i раўлi ў iх на ўсё горла, уганялi ў камеру з пацукамi".

Чтобы помнили

По данным разных исследователей, сталинские опричники репрессировали в Беларуси от 600 тысяч до 1,5 миллиона человек. Каждый десятый белорус. Каждая третья семья!

… Вечером 29-го Леонид Моряков поставит свечку в память о репрессированных деде Дмитрии, отце Владимире и дяде Валерии. Зажжем свечки и все мы. Чтобы не забывать. Чтобы страшная трагедия наших дедов, "крый Божа", не повторилась с нашими внуками.

Кастусь ЛАШКЕВИЧ

Они погибли в ту ночь.

Поэта Алеся Дудара (на фото), арестовывали 3 раза за 7 лет. Любимый ученик Янки Купалы Валерий Моряков не собирался сдаваться чекистам живым, но не успел. Оба признаны "членами антисоветской национал-фашистской организации". Первому было — 32, второму — 28.

Фото из архива Л.Морякова.

07:25 29/10/2007




Loading...


загружаются комментарии