От «кастрюльной конверсии» к модернизации «МиГа»

Белоруссия явно стремится к расширению своих возможностей на международном рынке вооружений. Наблюдатели отмечают, что в последние месяцы там довольно активно (если не сказать навязчиво) начали заниматься информационной раскруткой Государственного военно-промышленного комитета (ГВПК, или Госвоенпром), чего прежде не наблюдалось.

Хотя в Белоруссии с советских времен подавляющее большинство предприятий, производящих продукцию оборонного назначения, по-прежнему остаются тайной за семью печатями, целый ряд наработок национального ВПК уже выставляется на всеобщее обозрение. Причем с каждым годом таковых появляется все больше и больше. В течение 2007 года были впервые обнародованы и некоторые данные о том, что из себя сегодня представляет Госвоенпром.

ОТ СЛОВ И ПРОЕКТОВ – К ДЕЛУ

Напомню, что ГВПК был создан в соответствии с указом президента Александра Лукашенко в декабре 2003 года. Председателем комитета стал Николай Азаматов (он пришел на эту должность с поста генерального конструктора – гендиректора государственного научно-производственного объединения «Агат», которое занимается автоматизированными системами управления и информационными технологиями).

Но еще гораздо раньше (едва придя к власти в 1994 году) Лукашенко решительно приостановил так называемую «конверсию», которая уже полным ходом шла в военно-промышленном комплексе. Президент неоднократно возмущался тем, что «вместо нужной всему миру продукции военного назначения начали производить ложки, кастрюли и прочее», белорусские оборонные предприятия «значительно сократили, а в отдельных случаях и прекратили выпуск продукции военного назначения, наукоемкой, передовой». «Мы отказались от конверсии предприятий ВПК, – говорил белорусский лидер уже в апреле этого года. – Было четко и открыто сказано: мы не будем производить кастрюли на предприятиях, на которых производили электронику, оптику, в том числе для космоса и военных нужд. Мы это сделали честно и откровенно, за что подвергались жесточайшей критике на Западе, да и в некоторых бывших советских республиках. Но мы это выдержали».

Перед Госвоенпромом были поставлены следующие задачи:

– максимально использовать отечественный научно-производственный потенциал для решения задач в области создания, модернизации и ремонта вооружения и военной техники;

– улучшить работу по формированию и исполнению государственного оборонного заказа, повысить эффективность использования выделяемых под него бюджетных средств;

– обеспечить сохранение и оптимальное развитие оборонного сектора экономики, упрочить социально-экономическое и финансовое положение входящих в него организаций;

– реализовать основные направления государственной политики в сфере военно-технического сотрудничества и экспортного контроля, обеспечить рост объемов экспорта продукции военного назначения.

Таким образом, все предприятия военно-промышленного комплекса страны объединялись под одной крышей. Лукашенко четко и открыто заявил о том, что Белоруссия займется выпуском товаров и военного, и двойного назначения. «Более того, – отметил он, – мы будем поддерживать заводы и производить продукцию военного и оборонного характера на порядок выше и качественнее, чем было в советские времена».

В Вашингтоне и в европейских столицах отреагировали сразу же: мол, Минск открыто начинает продавать оружие пресловутым «странам-изгоям». А президент США Джордж Буш вскоре объявил, что найдены валютные накопления Лукашенко, якобы вырученные за продажу вооружений и военной техники. Правда, Александр Григорьевич тут же сообщил, что готов подарить обнаруженные деньги хозяину Белого дома «на предвыборную кампанию» (Буш баллотировался тогда на второй срок).

Менее года спустя после основания Госвоенпрома на крупных учениях «Щит Отечества-2004» белорусский лидер, напомнив о создании ГПВК, заявил: «В предстоящие пять лет Белоруссия должна завершить модернизацию вооружений всех частей и подразделений». И предложил Москве воссоздавать ВПК совместно, в рамках Союзного государства. «Это было бы проще, – сказал он. – Но если Россия не ставит такую задачу на сегодняшний день, то нам многое придется модернизировать самим».

ЧЬЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ ЛУЧШЕ И ДЕШЕВЛЕ?

К белорусскому президенту можно относиться по-разному, но слов на ветер он, как правило, не бросает. Еще через полтора года все могли убедиться, что речь шла не о каких-то «безделушках» в арсенале военной техники. В августе 2005-го на авиасалоне в Жуковском (МАКС-2005) был выставлен усовершенствованный в Барановичах и облетанный там же (61-я истребительная авиабаза) самолет МиГ-29БМ. Литеры «БМ» означают «белорусский модернизированный». Состоялся демонстрационный полет истребителя (за его штурвалом находился начальник службы безопасности – заместитель командира 61-й ИАБ по безопасности полетов летчик 1-го класса подполковник Петр Трухан). Но известно, что еще до этого, в марте 2005-го, на МиГ-29БМ белорусские пилоты установили 15 мировых рекордов, в том числе четыре – впервые в истории мировой авиации.

Тогдашний главком российских ВВС генерал армии Владимир Михайлов, ознакомившись поближе с «начинкой» машины, поручил своим специалистам детально изучить белорусский вариант модернизации. Еще бы – ведь она позволила чуть ли не вдвое повысить боевой потенциал микояновского истребителя. Белорусское небо (впрочем, и российское в рамках объединенной группировки войск) защищают четыре белорусских МиГ-29БМ.

Что касается повышенного внимания российских специалистов к этому истребителю, то, по словам главного инженера авиастроительного предприятия Александра Тучина, «этот интерес уже перешел в стадию проработки вопроса модернизации российских ВВС по этому образцу». «Но не силами нашего завода, а силами РСК «МиГ», – заметил главный инженер. – При этом руководство «МиГа» заявило, что то же самое они могут сделать еще лучше. Не знаю, впишутся ли миговцы в ту же себестоимость, которую как бы установили мы, но мы даже не рассматривались как участники этой программы».

Примечательно, что белорусских специалистов не могло не задеть замечание тогдашнего главы РСК «МиГ» Алексея Федорова (ныне председатель правления Объединенной авиастроительной корпорации) о том, что «вообще-то это российская модернизация». «Мы промолчали, – рассказывает главный инженер белорусского предприятия, – российская так российская, хотя на самом деле... Да, там была определенная доля идеи наших российских коллег, но она уже была творчески переосмыслена и переделана в Белоруссии, включая отдельные компоненты, которые РСК «МиГ» не предлагались в принципе».

Кроме того, отметил генерал Мальцев, в Белоруссии «модернизировали истребитель Су-27, и если ранее это был «чистый» истребитель, то на коалиционном учении сил ПВО СНГ Су-27 уже работал по земле – потому что после модернизации он стал полноценным многоцелевым самолетом».

ВЫСОКОЕ КАЧЕСТВО

Два года назад, 30 сентября 2005-го, в Минске были подведены итоги пятилетнего реформирования национальной армии. Они оказались столь впечатляющими, что даже на Западе ныне открыто констатируют, что белорусские вооруженные силы – одни из наиболее современных и хорошо оснащенных на пространстве СНГ. Тем не менее опять-таки ровно два года назад Лукашенко утвердил план строительства и развития ВС республики на очередной пятилетний период и Государственную программу вооружения на 2006–2015 годы. Получалось, что Госвоенпром отстает от потребностей реформированных войск. Однако предъявлять «повышенные требования» (а батька обычно такие только и предъявляет) было рановато: ГВПК тогда еще находился в процессе «собирания» оборонных предприятий.

И все же 20 апреля 2007 года (не через 5 лет, как планировалось, а через 3 года и 4 месяца) состоялось подведение первых итогов становления ведомства. Определенная спешка здесь заметна. Но, похоже, она оправданна. Лукашенко лично занимался продвижением продукции белорусской оборонки за рубежом, в частности, непосредственно в Омане и в Индии. И, похоже, там заинтересовались какими-то белорусскими предложениями.

На подведении итогов в апреле отмечалось, что создание ГВПК позволило не только сохранить высококвалифицированные кадры и мощную научно-производственную базу, доставшуюся Белоруссии после распада Советского Союза, но и обеспечить ее развитие, реализацию госполитики в сфере военно-технического сотрудничества и экспортного контроля, рост экспорта военной продукции и в целом безопасность страны. Имеет значение и тот факт, что многие предприятия ВПК расположены в небольших населенных пунктах и имеют градообразующее значение. Говорилось также, что благодаря своевременно принятым мерам Белоруссия завоевала авторитет и приобрела имидж страны, способной производить добротную военную продукцию .

Сегодня белорусские оборонные предприятия располагают необходимыми ресурсами, чтобы произвести капитальный ремонт и модернизацию большого перечня вооружения и военной техники – от стрелкового оружия до современных комплексов противовоздушной обороны, танков и самолетов. Но, как следует из слов Лукашенко, итоги «трехлетки с хвостиком» деятельности ГВПК его не очень удовлетворяют. Требовалось достичь большего! Ибо жизнь ставит гораздо более жесткие задачи, которые необходимо решать в кратчайшие сроки. Это касается прежде всего создания новых образцов продукции военного назначения, перспектив инвестиционного сотрудничества в отдельных сферах ВПК, расширения рынков сбыта белорусской техники.

Сегодня сам президент Белоруссии детально интересуется, четко ли функционирует система управления оборонным сектором экономики страны, велика ли роль ГВПК в осуществлении государственной военно-технической политики. Лукашенко детально вникает и в то, «насколько эффективно взаимодействие Госкомвоенпрома с МИДом и КГБ по вопросам военно-технического сотрудничества и роста экспортного потенциала страны».

ОБВИНЕНИЯ ЗАПАДА

После обнародования нынешней весной некоторых показателей национального ВПК и планов Минска по его развитию Запад – уже с началом лета – развернул очередную антибелорусскую кампанию (впрочем, подобные акции носят там перманентный характер). Многие тамошние СМИ, как по команде, принялись усиленно тиражировать материалы о том, что Минск «погряз в милитаризме». При этом в качестве «бесспорных» аргументов использовались материалы авторитетного среди экспертов многих стран Стокгольмского института проблем мира (SIPRI). Согласно им, за последние два года расходы «режима Лукашенко» на военную сферу возросли более чем на 50% (что является чуть ли не самым впечатляющим показателем на планете). Исходя из этого аналитики SIPRI утверждают, что наибольшую динамику в области наращивания оборонного потенциала демонстрирует именно Белоруссия (США на третьем месте, Россия – на четвертом). Одновременно американский аналитический центр Forecast International отмечал, что Минск занимает исключительно высокую позицию и среди стран – поставщиков оружия.

Впрочем, другие эксперты сразу отметили, что любое суверенное независимое государство вправе само определять, сколько средств тратить на обеспечение военной безопасности и с кем торговать оружием, что официальный Минск до буквы соблюдает все подписанные ранее международные соглашения. В этом смысле западные наблюдатели, которые регулярно контролируют ход выполнения таких договоренностей, приезжая непосредственно в республику, ни разу не обвинили того же Лукашенко даже в мало-мальском лукавстве. Причем в том же SIPRI не могут не знать, что Белоруссия сократила танков в три раза больше, чем США, Великобритания и Франция в Европе, вместе взятые, или что безо всяких условий вывела со своей территории ракетно-ядерное оружие. О последнем «разоруженческом благодеянии» белорусский батька, правда, весьма сожалеет. И скорее всего, не без удовольствия наблюдал за тем, как в августе обсуждалась тема возможного возвращения «боевого атома» в республику в ответ на планы США разместить в Чехии и Польше третий позиционный район американской ПРО.

Нельзя не упомянуть и такой факт: в 2006 году размер военного бюджета в Белоруссии равнялся всего 1,49% от ВВП. «Сохранив расходы на содержание армии в 2006 году в тех же объемах, что и в 2005-м, и сократив численность вооруженных сил до 65 тыс. человек (50 тыс. военнослужащих, 15 тыс. штатского персонала), мы смогли направить больше средств на их развитие, – сообщил «НВО» информированный источник в Минобороны Белоруссии. – За прошедшие пять лет на это затрачивалось в среднем около 14% от выделяемых финансовых средств. Но если в 2005 году соотношение было следующим: 84,5% – на содержание и 15,5% – на развитие, то в 2006 году – 78% и 22% соответственно».

В 2007 году военный бюджет Белоруссии составит 1,4% от ВВП (при европейском стандарте военных расходов мирного времени 2%). Для сравнения стоит привести долю затрат на оборону некоторых «скромно милитаризованных» стран. Так, военные расходы в текущем году достигнут: в США – 3,5% от ВВП, во Франции – 2,5%, в Великобритании – 2,3%, Польше – 1,95%, Латвии – 2%, Эстонии – 1,8%, Италии – 1,8%, Грузии – 6,56%.

Что такое ГВПК Белоруссии

В ведении Госвоенпрома находятся более 30 заводов, 15 НИИ и КБ, а координирует он деятельность 261 предприятия и организации, связанных с выпуском продукции военного назначения. По данным первого заместителя председателя ГПВК Петра Рогожевского, 69% производимых изделий и оказываемых услуг белорусской оборонки предназначаются для силовых структур Белоруссии. Доля российского Минобороны и организаций ОПК РФ равна 5%, остальные 26% приходится на другие страны.

Помимо России, Минск активно развивает военно-техническое сотрудничество с Алжиром, Вьетнамом, Египтом, Индией, Китаем, Ливией, ОАЭ, Сирией. В эти государства поставляются автоматизированные системы управления войсками и оружием, прежде всего для ВВС и ПВО, проводятся модернизация и капитальный ремонт бронетанковой техники. На международные рынки продвигаются белорусские варианты усовершенствования самолетов МиГ-29, Су-27, вертолетов Ми-8, Ми-24. По заданию заказчика из дальнего зарубежья выполняются опытно-конструкторские и научно-исследовательские работы.

08:29 02/11/2007




Loading...


загружаются комментарии